«Операция в Ливии? Отвечу со всей откровенностью, потому что Италия — друг Египта, и обе наши страны заинтересованы в безопасности на Средиземном море. Прежде всего нужно задаться вопросом: какова стратегия выхода?» В зале, где Абдель аль-Фаттах Аль-Сиси дает интервью «Репубблике», целую стену занимает фламандский гобелен, изображающий какое-то сражение XVI века — кровавая засада со всадниками, убивающими других всадников, и пушками, стирающими с лица земли лагеря. И когда он говорит о ситуации в Ливии, похоже, опыт генерала берет верх над дипломатичностью главы государства: подтверждая готовность Египта участвовать при необходимости в военных мероприятиях, он подчеркивает риски военной операции под итальянским руководством по ту сторону Средиземноморья: «Мне кажется уместным поставить пять вопросов. Первое: как мы войдем в Ливию и как оттуда выйдем? Второе: кто будет отвечать за восстановление вооруженных сил и полицейского аппарата? Третье: как во время операции будет обеспечиваться безопасность и защита населения? Четвертое: сможет ли операция удовлетворить нужды потребности всех общин и народов Ливии? Пятое: кто займется материальной реконструкцией? Чтобы внешняя операция имела успех, необходимо, чтобы она могла взять на себя все аспекты жизни страны. Не хочу, чтобы показалось, что я утрирую значение этих вопросов, но речь идет о проблемах, с которыми нам надо будет сообразовываться в случае наземной операции. И в любом случае очень важно, чтобы каждая итальянская, европейская или международная инициатива состоялась по просьбе со стороны Ливии и по мандату ООН и Арабской Лиги».


Repubblica: Усилия, предпринимаемые, чтобы добиться эффективности от правительства национального единства, сформированного при посредничестве ООН, до сих пор не имели успеха, и парламент в Тобруке, признанный международным сообществом, еще за него не голосовал. Какие действия предпринимает Египет?

Ас-Сиси: С самого начала Египет сыграл свою роль в рождении правительства национального единства и прилагал к этому усилия вместе с другими дружественными странами, такими как Италия. Мы призываем парламент в Тобруке одобрить его и делаем все возможное, чтобы все участники процесса взяли на себя долю ответственности.

— Вы оказываете давление на парламент в Тобруке, который считается особенно тесно связанным с вашей страной?

— Да, мы оказываем давление на Тобрук и сделали все возможное, чтобы этот парламнт одобрил правительство национального единства.

По мнению Аль-Сиси, однако, существует глубинная ошибка: «Европейцы смотрят на Ливию так, как будто ИГИЛ — единственная угроза: нет, это не единственное воплощение опасности, серьезной ошибкой является сосредоточение внимания лишь на этом формировании. Мы должны понять, что угроза заключается в экстремистской идеологии, которая требует от своих последователей убивать тех, кто не является частью группы. Надо осознавать, что перед нами разные вывески с одинаковой идеологией: что сказать о таких сетях Аль-Каиды, как Ансар аль-Ислам, сомалийские шабабы или Боко Харам в Африке?» И хотя египетский президент не готовит об этом прямо, в Ливии действуют различные джихадистские организации этого типа, близкие к правительству в Триполи и часто враждебные ИГИЛу. Однако операция Запада — не единственный вариант. Аль-Сиси говорит и о другой альтернативе, над которой Египет работает уже почти два года, поддерживая Национальную ливийскую армию генерала Хафтара, связанную с правительством в Тобруке. «Позитивных результатов можно достичь, поддерживая Национальную ливийскую армию. И этих результатов можно добиться, не дожидаясь принятия решения о военной операции».

— Однако до сих пор силам Национальной армии не удалось одолеть ни ИГИЛ, ни другие джихадистские формирования.


— Если мы обеспечим оружием и снабжением Ливийскую национальную армию, она сможет выполнить эту работу гораздо лучше кого-либо еще, лучше любой иностранной операции, которая, напротив, может завести нас в ситуацию, не поддающуюся контролю".

— Например?


— Необходимо помнить о двух уроках: Афганистана и Сомали. Там было иностранное вмешательство более 30 лет назад, и каков прогресс на сегодня? Результаты у всех на виду: история высказывается однозначно«. Та же проблема повторилась и в Ираке после Саддама, и в Сирии с началом гражданской войны: «Если институты разрушаются, на их восстановление требуется много времени и усилий. В этом причина наших больших опасений насчет Ливии: чем позже мы начнем действовать, тем больше возникнет рисков.

Нам надо действовать быстро и защитить стабильность всех стран, которые еще не ввергнуты в хаос, для этого нужна глобальная стратегия, которая касалась бы не только Ливии, но и проблем во всем регионе. Проблем, которые во временем могут перерасти в угрозу безопасности и в Европе тоже. Посмотрите, что происходит с сирийскими беженцами: а что случилось бы, к примеру, если бы Европе пришлось столкнуться с потоком беженцев, в два или три раза превышающим нынешний? Вот почему я говорю, что нельзя ограничиваться военной проблемой в Ливии».

— Итальянские власти признают за Египтом очень важную роль в противодействии незаконной перевозке людей и нелегальной иммиграции через Средиземное море. Что может сделать Европа?

— Начнем с определения нелегальной миграции. (Это) перемещение массы людей, которые ищут место, где жить лучше. Вот корректное определение. Когда мы говорим об усилиях по противодействию незаконной перевозке людей, мы не можем обойти или забыть корни этого феномена. Есть политические причины, конфликты, насилие, терроризм и отсутствие безопасности, но также и социальные причины — бедность, безработица и голод. ЕС может играть фундаментальную роль в устранении причин, помогая странам, которые покидают мигранты и принимая участие в мерах по сокращению конфликтов и искоренению терроризма.

— Однако сегодня многие страны ЕС, кажется, озабочены лишь возведением стен.

Европа должна поддерживать те страны, где есть голод и нищета, чтобы создать более безопасную и стабильную среду, которая убеждала бы молодежь не уезжать, а оставаться дома. Вот, если говорить метафорами, стена, которую надо возвести. Я всегда говорю, что способность означает ответственность, означает, что средства, которыми вы располагаете, наделяют вас ответственностью помогать страдающим людям и странам. Если мы не будем в состоянии дать глубокий ответ на эти вопросы, нелегальная иммиграция будет продолжаться много лет, а вместе с ней — страдания стольких народов, и кризис продолжит смещаться из исходных стран на берега Европы.

— В какой мере Египет должен реагировать на эту волну беженцев?

— Египет принял пять миллионов беженцев из Ливии, Ирака, Серии и Африки, а ведь мы не такие богатые и продвинутые, как Европа. Мы не обращаемся с ними, как с беженцами, а по-братски делимся с ними тем немногим, что имеем. Надеюсь, эти слова не будут интерпретированы кем-то как побуждение к эмиграции, это лишь диагноз в поиске решений для тех, кто страдает, чтобы не позабыть о необходимом гуманизме. Сколько людей умерло в пути к лучшей жизни? Те, о которых мы знаем, и те, о которых нам ничего не известно, безымянные мертвецы. И опасность поджидает не только на море, опасно пересекать пустыню и заминированные поля, опасны атаки террористов.

В завершение Ас-Сиси переходит с арабского на английский, говоря: «Не бросайте бедных и слабых, не поворачивайтесь к ним спиной».