Ликующие толпы размахивали российскими флагами; возвращающихся домой пилотов женщины в традиционных нарядах встречали свежевыпеченным хлебом. Если судить по телевизионной картинке, то можно подумать, что Владимир Путин одержал знаменательную победу в Сирии на этой неделе. После его неожиданного объявления об окончании операции г-н Путин ставит себе в заслугу прекращение огня и начало мирных переговоров. Он продемонстрировал свою силу и, пренебрегая жизнью мирных жителей, спас режим своего союзника Башара аль-Асада (хотя сам Асад все еще может оказаться необязательной фигурой). Он «использовал в качестве оружия» беженцев, направив их потоки к своим врагам в Европейском Союзе. И он тактически переиграл Барака Обаму, который постоянно оказывается неспособным осознать чудовищный характер сирийской гражданской войны и ту угрозу, которую она представляет для союзников Америки на Ближнем Востоке и в Европе.

Однако при ближайшем рассмотрении российская победа оказывается мнимой. Исламское государство продолжает существовать. Мир иначе как хрупким не назовешь. Даже оптимисты сомневаются в том, что дипломаты в Женеве смогут добиться успеха. Еще более важно то, что г-н Путин полностью исчерпал возможности важного пропагандистского инструмента. Как мы уже показали в другой статье, российский президент произвел волнующие имиджи войны, и сделано это было для того, чтобы убедить своих обеспокоенных граждан в следующем: Россия вновь стала великой державой — сначала на Украине, а недавно и в небе над Алеппо. Большой вопрос для Запада формулируется так: где в следующий раз он устроит свой спектакль.

Вновь сделать Россию великой

Россия г-на Путина — намного более слабая, чем это следует из его слов. Экономика не работает. Увеличение цен на нефть после 2000 года, когда г-н Путин впервые стал президентом, неожиданно позволила ему получить 1,1 триллиона долларов от экспортных доходов, который он мог расходовать по собственному усмотрению. Однако сегодня цены — на три четверти меньше своих пиковых значений. Российские ремни приходится затягивать еще туже из-за санкций, введенных после нападения г-на Путина на Украину. Жизненный уровень падал в течение двух последних лет, и сегодня продолжает свое падение. Средняя заработная плата в январе 2014 года составляла 850 долларов в месяц, а спустя год — 450 долларов. 


Г-н Путин начал терять легитимность еще до того, как экономика стала сокращаться. Многие россияне вышли на улицу зимой 2011-2012 года с требованиями о том, чтобы их страна стала современным государством с соревновательными выборами. Г-н Путин ответил на это аннексией Крыма и обещаниями восстановить величие России после развала Советского Союза, что, как он считает, было «величайшей геополитической катастрофой» 20-го века. Часть его плана состоит в модернизации вооруженных сил в соответствии с принятой в 2010 году программой перевооружения, на которую предполагается потратить 720 миллиардов долларов. Частично эти средства должны использоваться для того, чтобы превратить Россию в крепость против враждебного Запада, а частично — для интервенций за границей. 


Своими действиями на Украине и в Сирии он создал впечатление, что Россия может на равных говорить с Америкой и выступать в качестве ее соперника. Подобная оценка популярна не только среди обычных русских, но и содержит определенное послание. Г-н Путин опасается того, что Россия в своем ослабленном состоянии  может быть уязвимой для того, что он считает американскими усилиями, направленными на подрыв режимов с использованием для этого языка универсальной демократии. На Украине и в Сирии, как он считает, Америка безрассудно поддерживает действия, направленные на свержение правительств, хотя она не способна справиться с хаосом, который за этим следует. Г-н Путин вмешался в этих странах, частично потому, что революции там, по его мнению, обязательно должны закончиться провалом — в противном случае в один прекрасный день Россия может пережить свою собственную революцию.

Пока его планы сработали. Обманутые прокремлевскими широковещательными средствами массовой информации, обычные россияне готовы обменять материальный комфорт на национальную гордость. Рейтинги популярности г-на Путина продолжают превышать 80%, что значительно выше тех показателей, которые имеют большинство западных лидеров. Однако наркотик авантюризма скоро перестанет действовать. Начиная с октября прошлого года, доля избирателей, считающих, что их страна движется в правильном направлении, сократилась с 61% до 51%. Россияне устали от Украины, и тогда возникла Сирия. Рано или поздно камеры вновь будут требовать команды «мотор». Украинцы опять замерли от страха.

Что это означает для Запада? Пока, по крайней мере, Америка неправильно оценивала цели г-на Путина. Осенью г-н Обама заявил, что Сирия станет русской «трясиной». Недавно в интервью журналу Atlantic он сказал, что постоянное применение Россией силы является свидетельством слабости. Это верно, но не потому (как предполагает г-н Обама), что г-н Путин не способен достичь своих внешнеполитических целей с помощью убеждения. Для него военные действия являются самоцелью. Ему нужны телевизионные кадры с военными самолетами для того, чтобы заполнить ими выпуски новостей. Не будет никакой трясины в Сирии, потому что Кремль не занимается вопросами государственного строительства.

Г-н Обама считает, что не следует мешать процессу неизбежного упадка России. Г-н Путин, как непослушный ребенок, получает в виде награды внимательное отношение со стороны Америки. Однако Сирия показала: когда г-н Обама остается в стороне в надежде на то, что региональные лидеры перестанут бесплатно пользоваться американской силой и будут вместе работать на общее благо, создавшийся вакуум заполняется такими нарушителями, как Иран и Исламское государство, а также Россией, ищущей очередного источника для пропаганды.

Поэтому Западу следует быть подготовленным. Хорошо, что Америка укрепляет свое вооруженные силы в Европе. Европейские члены НАТО теперь должны проявить такой же характер и направить солдат в прибалтийские государства — это потребует изменить позицию в таких странах, как Италия, в которых любое проявление решимости воспринимается как ненужное провоцирование России. Если где-то возникает проблемы, то НАТО и Евросоюз должны реагировать незамедлительно. Они должны показать, что Россия не может поставить под вопрос положение о гарантиях коллективной безопасности, лежащее в основе НАТО.

Продолжай действовать, Киев

Самым большим тестом будет Украина — это фокус российского внимания, а также страна, больше всего похожая на саму Россию. Если Украина сможет стать успешным европейским государством, то она таким образом покажет россиянам, что и у них есть путь к либеральной демократии. Если же, наоборот, Украина окажется несостоявшимся государством, это усилит аргумент Кремля о том, что Россия имеет свою собственную «православную» культуру, и что либеральная демократия не может ее чему-то научить.

Увы, Америка и Евросоюз устали от Украины. Вместо того, чтобы делать все возможное для оказания помощи Украине, они ждут, что украинские политики докажут наличие у них способности проводить реформы собственными силами. Это ошибка. Америка и Евросоюз должны предоставлять финансовую помощь и давать советы технического характера. Они должны помочь искоренить коррупцию. И они должны проявлять терпение.

В конечном итоге глубокий спад в России умерит ее агрессивность. Однако пока обладающий ядерным оружием г-н Путин склонен навязывать свою волю в бывшей советской сфере слияния. В последний год президентства г-на Обамы г-н Путин, вдохновленный своими успехами в Сирии, может еще раз протестировать Запад.