Во вторник финский президент Саули Ниинистё наносит визит Владимиру Путину в Москве. Финляндию критикуют за то, что она до сих пор сохраняет двусторонние контакты с Россией. Но в Хельсинки считают: знать, что думают русские, — это вопрос безопасности.

«Я дам Кекконену что угодно, пусть только он держит русских подальше», — говорила моя прабабушка. Она родилась на хуторе в конце XIX века, когда Финляндия была великим княжеством в составе царской России. За свою жизнь она видела гражданскую войну в Финляндии и две войны против Советского Союза.

Прабабушка всегда голосовала за Кекконена (Urho Kekkonen). Ее не волновали его диктаторские замашки. Главное дело президента — держать русских подальше, и точка. Единственно важным было то, что Финляндия оставалась независимой.  Эта задача историческим свинцовым грузом лежит на плечах каждого президента Финляндии.

Во вторник президент Саули Ниинистё встречается с Владимиром Путиным в Москве. Ниинистё — один из немногих лидеров стран-членов Евросоюза, которые приложили усилия, чтобы сохранить личный контакт с Путиным, в том числе после аннексии Крыма, вторжения на восток Украины и введения Западом санкций против России.

Это не значит, что Ниинистё верит, что если поговорить с Путиным по-хорошему, то он поймет, что нельзя аннексировать другие страны. Причина связана с тем, как Финляндия видит Россию. Опасно не знать, что думают русские, если имеешь с ними общую границу длиной более тысячи километров.

Агрессивная внешняя политика России получила разные отклики по обе стороны Балтийского моря и Финского залива. Швеция надеялась, что Россия станет демократической страной, и теперь возмущена. Прибалты, которые давно полагали, что Россию следует изолировать, торжествуют: «мы же говорили!» Финны не верят, что Россия когда-нибудь изменится, и считают, что надо приспосабливаться, куда бы ни качнулся маятник. Теперь они рвут на себе волосы: «мы вернулись туда, откуда начали».

Финляндия — земля обетованная докладов о НАТО. Последствия вступления страны в НАТО рассматривались уже несколько раз, и презентация нового доклада заявлена на конец апреля. Среди его авторов — шведский посол Матс Бергквист (Mats Bergquist).

Шансы на вступление страны в НАТО не очень велики, — во всяком случае, не в ближайшие годы. Как и в Швеции, большая часть жителей Финляндии по-прежнему против НАТО.

Шведские сторонники НАТО обычно подчеркивают, что если Швеция вступит в альянс, то вместе с Финляндией. Не только ради Финляндии, но и потому что многим шведам, вероятно, будет проще сделать этот шаг, зная, что соседи тоже делают его. Как следствие, наиболее вспыльчивые сторонники НАТО превратили Финляндию в удобного врага. Ее представляют как обузу, периферию, к мнению которой не стоит прислушиваться.

При том, что у Финляндии — ноль возможностей принимать решения в сфере политики безопасности за Швецию, эта кампания выглядит как способ отвлечь внимание от реальной проблемы, а именно — скептического мнения шведских граждан. Путин одобряет кампанию. С его точки зрения, раскол среди соседей — это хорошо, а то, что в Швеции есть элита, пытающаяся отдалить свою страну от Финляндии, — просто отлично.

Финляндию часто критикуют за преувеличенно прагматичную, если не сказать эгоистичную, политику по отношению к России. Вместе с тем, Финляндия вносит свой вклад в поддержание стабильности, постоянно сохраняя функциональную оборону страны.

Исторический опыт Швеции и Финляндии отличается и в области отношений с Россией, и в том, насколько следует полагаться на мировое сообщество.

У Финляндии есть история финляндизации, многие этапы которой были какими угодно, только не славными. Но также у Финляндии имеется конкретный опыт борьбы за свободу и демократию. Каждый раз, когда я в сочельник приезжаю домой в Финляндию и иду мимо так называемых могил героев, где похоронены павшие солдаты, я думаю о том, что свобода досталась дорогой ценой и поэтому особенно ценна. У каждого могильного камня горит свеча, а два солдата запаса стоят, вытянувшись по стойке смирно.

В мире мало стран, которые так же близки друг к другу в историческом, общественном и ценностном отношении, как Швеция и Финляндия. Военное сотрудничество финнов и шведов уже пошло дальше, чем когда-либо прежде в истории двух стран. Но, естественно, никто не питает иллюзий: в области безопасности такое сотрудничество не заменит членства в НАТО.

Однако ясно, что две скандинавские демократии на границе с Россией имеют больше совместных интересов, чем разногласий.