Что происходит, когда в брак вступает самый большой в мире континентальный массив с богатейшей ресурсной базой и лучшими в мире системами ПВО и самая густонаселенная страна, фактически являющаяся мировой фабрикой и обладающая крупнейшими на планете вооруженными силами? Мир может на собственном горьком опыте выяснить это, наблюдая, как все больше сближаются Китай и Россия, перемещаясь по оси авторитаризма.

Чтобы оценить вероятность китайско-российского брака, который приведет к созданию Китоссии, зададим второй вопрос: какая характеристика наилучшим образом отражает мнение Китая о российском президенте Владимире Путине?

1) Злобный империалистический негодяй, занимающийся военными авантюрами в Восточной Европе, которого необходимо сдерживать.
2) Великий национальный герой, совершенно справедливо использующий российскую военную мощь для возврата территорий, украденных у страны предательским Западом.

Надо сказать, что восхваление «великого Путина» на улицах Пекина полностью соответствует китайской интерпретации, в которой Запад, ведомый империалистической Америкой, систематически расчленяет мир в ущерб странам-жертвам, таким, как Россия и Китай. В этой интерпретации Россия потеряла территории Советского Союза только из-за того, что Рональд Рейган «перехитрил» Михаила Горбачева. И это совершенно правильно и справедливо, что Путин сегодня использует военную мощь России для возврата утраченных земель.

Конечно, прелесть такого толкования заключается в том, что оно позволяет Китаю проводить точно такую же политику силового экспансионизма, какую проводит Россия. Вот наглядная аналогия. Поскольку Китай был расчленен в эпоху своего национального унижения (по иронии судьбы, с участием царской России), он по праву наращивает свою военную мощь, а сейчас восстанавливает историческую справедливость, возвращая земли, которые у него нечестно отняли.

К несчастью для соседей, реваншистский список Китая — такой же длинный, как путинская опись бывших советских социалистических республик, которые ушли из-под власти России. В самом верху этого списка остров демократии Тайвань, а также японские острова Сенкаку в Восточно-Китайском море.


А еще у Пекина есть «линия девяти пунктиров», отрезающая в пользу Китая 80% Южно-Китайского моря, включая Парасельские острова и архипелаг Спратли. Китай даже претендует на индийский штат Аруначал-Прадеш, помечая его на своих картах как «Южный Тибет».

География — это судьба?

Задумываясь о далеко идущих последствиях новой китоссийской военной оси, следует помнить вот о чем. Хотя матушка Россия лишилась бывших советских республик в Прибалтике, на Кавказе, в Центральной Азии и на западе, а также не может больше властвовать над сателлитами типа Чехословакии, Восточной Германии, Венгрии и Польши, она, тем не менее, остается самой большой страной на планете. Надо сказать, что по территории Россия почти вдвое превышает площадь Китая или США.

России с ее протяженными границами также посчастливилось стать обладательницей самых больших в мире запасов нефти, вторых в мире запасов угля, 40% мировых резервов газа, пятой части всей древесины в мире, а также огромных месторождений таких минералов и металлов, как алюминий, медь, свинец, платина и олово. С такой ресурсной базой для «энергетической сверхдержавы» России вполне логично и разумно связать свою судьбу с неоспоримой мировой фабрикой, какой является Китай.

Но такой брак по расчету между ресурсами и производственными мощностями вряд ли можно назвать единственной причиной возможного альянса между Китаем и Россией. В сфере политики у России и Китая — общее коммунистическое прошлое, а сегодня во многом похожая авторитарная форма правления.


Что касается военной сферы, то Россия является ведущим поставщиком в Китай самых современных систем вооружений — и можете насмехаться сколько хотите над тем, что Москва не может заработать себе на хлеб с маслом. Вы будете неправы, ибо Россия до сих пор делает чертовски хорошее оружие.

К такому оружию, например, относятся дизель-электрические подводные лодки нового «проекта 636.3» «Варшавянка», которые Россия называет «самыми тихими в мире», а НАТО прозвала «черной дырой». Китай покупает российские субмарины оптом, чтобы защищаться от чего угодно (или атаковать!): от американских авианосцев, от японских эсминцев, от вьетнамских подводных лодок.

К качественному российскому оружию относятся и системы противовоздушной обороны самого высокого класса. Вспомните: это советская ракета в 1960 году сбила «несбиваемый» американский самолет-разведчик U-2, и именно советские ракеты класса «земля-воздух» уничтожили две тысячи самолетов США в небе над Северным Вьетнамом, причем кнопку зачастую нажимали китайские «технические специалисты».


Вспомните также, что в 1999 году именно советской зенитной ракетой в небе над Сербией был сбит самолет-невидимка фирмы Lockheed F-117A. Китайские агенты собрали обломки, а потом использовали их при разработке собственного истребителя-невидимки Chengdu J-20.

Безусловно, одна из самых пугающих особенностей надвигающегося китоссийского брака — это то, о чем говорил Иосиф Сталин: «Количество обладает собственным качеством». Что это значит? Продолжительный брак между российским оружием и крупнейшей в мире китайской армией создает перспективу авторитарного альянса, на темной стороне которого могут быть и «количество», и «качество». О таком «алгебраическом военном преимуществе» Клаузевиц мог только мечтать. А для Пентагона с его урезанным бюджетом худший из кошмаров.


Питер Наварро — профессор Калифорнийского университета в Ирвайне, автор книги Crouching Tiger: What China’s Militarism Means for the World (Притаившийся тигр: Что означает для мира китайский милитаризм) и режиссер документального сериала с одноименным названием.