Бейрут, Ливан. — Одна почитательница президента Сирии Башара Асада сравнивала его с французским лидером Шарлем де Голлем, который был достаточно уверенным в себе и упрямым, чтобы противоречить Соединенным Штатам — сильному союзнику, оказавшему ему, вдобавок, до этого жизненно важную помощь в борьбе против нацистской Германии.

Критики сирийского лидера предпочитают другую аналогию: басню о скорпионе, который уговорил лягушку перевезти его через поток, но по дороге ужалил ее и утонул вместе с ней. Россия, авиация которой спасла г-на Асада, выступает в роли лягушки. Сейчас она плывет к политическому урегулированию сирийского конфликта, надеясь укрепить таким образом свой обновленный статус великой державы. Однако некоторые дипломаты считают, что если г-н Асад одержит победу, он вполне может утопить переговоры и сказать, что договариваться не в его характере.

С тех пор, как на прошлой неделе президент Владимир Путин неожиданно объявил о частичном сворачивании российских воздушных операций в Сирии, многие начали говорить, что в дальнейшем г-н Путин вынудит г-на Асада пойти на серьезные политические уступки ради завершения войны.

Между тем, хотя зависимость г-на Асада от российской военной помощи, российских денег и политического влияния России только выросла за шесть месяцев путинских авиаударов, начатая г-ном Путиным кампания, усилив позиции сирийских правительственных сил, одновременно укрепила самоуверенность и амбиции сирийских властей.

«Путин, по-видимому, считает, что Сирия нуждается в России сильнее, чем Россия нуждается в Сирии, — говорит биограф Асада Дэвид Леш (David W. Lesch), профессор Университета Троицы в Сан-Антонио. — Однако Асад и его окружение, скорее всего, высокомерно предполагают обратное».

Г-н Асад унаследовал президентский пост в 2000 году от своего отца, правившего 30 лет. Он опирается на маленькую и сплоченную правящую верхушку, которая состоит в основном из членов его семьи и военных. Хотя заявление г-на Путина об уходе, судя по всему, сперва застало сирийских официальных лиц врасплох, они сразу же принялись заявлять дипломатам, что Россия продолжает поддерживать Сирию и что ситуация ничуть не осложнилась.

Ливанский адвокат Бушра Халиль (Bushra Khalil), обладающая хорошими связями в сирийских правительственных кругах и в последние недели неоднократно общавшаяся с высокопоставленными чиновниками, включая министра внутренних дел и влиятельного главу разведки Али Мамлука (Ali Mamlouk), отмечает, что настроение ее собеседников было бодрым.

По ее словам, советники г-на Асада не только полагают, что он пережил «рискованный период» и останется президентом Сирии, но и уверены, что его способность «противостоять всему миру» должна обеспечить ему положение одного из региональных лидеров.

Они верят в Россию, добавляет она, но на всякий случай у них есть страховка — еще более тесные отношения с Ираном. Сирийские власти умеют вести дела с двумя очень разными союзниками.

«Они напоминают мужчину с двумя женами, которому в каждой из них что-то нравится», — говорит г-жа Халиль, отстаивавшая интерес Саддама Хусейна, когда его судили в Ираке за военные преступления.

Г-жа Халиль — давняя сторонница г-на Асада — славится эпатажными заявлениями. Именно она сравнивала сирийского лидера с де Голлем. Вдобавок, ее встречи с сирийскими чиновниками были связаны не с войной, а с судебным процессом сына свергнутого ливийского диктатора Муаммара Каддафи.

Однако ее отзывы о настроениях и особенностях сирийской верхушки соответствуют отзывам других источников — как симпатизирующих режиму, так и настроенных против него, — которые в последние месяцы встречались с г-ном Асадом. Среди них были ученые, сотрудники гуманитарных миссий, сирийские союзники правительства и представители проправительственного альянса, который включает в себя Иран, Россию и «Хезболлу». Большинство из них соглашались говорить только на условиях анонимности, чтобы не повредить своим контактам с правительственными чиновниками или избежать других неблагоприятных последствий.

Все наши собеседники характеризовали сирийское руководство как людей, хорошо умеющих играть на противоречиях между союзниками, не склонных к компромиссам даже в трудные моменты и старающихся, если их вынуждают идти на уступки, затягивать процесс до тех пор, пока ситуация не улучшится.


Г-н Путин, предположительно, настроен увенчать свое триумфальное возвращение на мировую арену организацией политического урегулирования в Сирии совместно с Соединенными Штатами. Дипломаты отмечают, что Россия хочет, чтобы г-н Асад по итогам переговоров продолжал править — это продемонстрирует, что западные надежды на смену режима потерпели крах, — но что г-н Путин вполне может одобрить условия, согласно которым сирийский лидер вынужден будет уйти позднее или частично лишится власти.

Хотя Иран, по-видимому, больше заинтересован в сохранении власти в руках г-на Асада, становится все очевиднее, что без российской воздушной поддержки он не способен помочь сирийским правительственным силам продвинуться вперед — даже при помощи тысяч бойцов «Хезболлы» и прочих проиранских группировок.

Таким образом, г-н Асад, скорее всего, понимает, что он должен участвовать в некоем политическом процессе — хотя бы для того, чтобы удовлетворить требования г-на Путина, считает г-н Леш, регулярно встречавшийся с г-ном Асадом в 2004-2009 годах, а уже после начала гражданской войны не раз беседовавший как с высокопоставленными сирийскими чиновниками, так и с представителями оппозиции.

Однако сирийское правительство способно всячески затягивать этот процесс и осложнять его течение, добавляет г-н Леш. Оно может говорить «нет» 49 раз и «да» — только на 50-й. Г-н Асад, вероятно, рассчитывает, что он «сможет обмануть систему и сохранить у власти нынешний правящий круг».

По мнению аналитиков, еще одна проблема заключается в том, что еще отец г-на Асада создал систему единовластия, не предполагающую наличие сильных институтов и фигур — кроме самого лидера. Некоторые считают эту систему настолько хрупкой, что ее может обрушить любой компромисс. Именно эти представления в свое время заставили г-на Асада начать подавлять протесты вместо того, чтобы согласиться на политические реформы.

Г-н Асад доказал, что он умеет выживать. Он удерживается у власти, несмотря на нестабильность, начало которой положили пять лет назад политические протесты, вспыхнувшие на волне арабских революций, пользовавшиеся поддержкой Америки, но в итоге переросшие в опосредованную войну. К настоящему моменту эта война унесла жизни сотен тысяч человек и превратила в беженцев половину населения Сирии.

Внутренние и внешние противники г-на Асада постоянно недооценивают как его готовность удерживать власть с помощью насилия, так и стойкость его окружения и лояльных ему сил.

Министр внутренних дел Мухаммед аш-Шаар (Mohammad al-Shaar) ночует в своем заваленном бумагами кабинете. Как рассказывает давно дружащая с ним г-жа Халиль, он продолжает засиживаться на работе, несмотря на три покушения на его жизнь — попытку отравления и два взрыва, один из которых повредил ему правую руку.

Шурин г-на Асада Асеф Шаукат (Asef Shawkat) был взорван в 2012 году вместе еще с тремя высокопоставленными военными. Брат г-на Асада Махер был искалечен, но продолжает оставаться влиятельным генералом. Между тем г-н Асад продолжает проводить встречи в своем дворце в Дамаске при минимуме видимых мер безопасности. Некоторые из недавних посетителей президентского дворца шутили, что легко могли бы пронести внутрь пистолет.

Противники режима также не учли пассивность критической массы простых — и зачастую не любящих г-на Асада — сирийцев, вызванную отсутствием четких альтернатив.

Со своей стороны, г-н Асад умело тянет время. Его представители приходят на переговоры, но фактически отказываются договариваться. Они охотно обещают обеспечить доступ гуманитарной помощи в принципе, но отказывают, когда речь заходит о конкретных предложениях. В 2013 году г-н Асад — под угрозой американской военной операции — согласился уничтожить сирийские арсеналы химического оружия, однако удары обстрелы жилых районов и обвинения в использовании отравляющих газов остаются обычным делом.

С течением времени усиление «Исламского государства» и захлестнувшая Европу волна беженцев изменили приоритеты Запада, вычеркнув из их числа свержение г-на Асада. Вашингтон больше не настаивает на том, чтобы г-н Асад ушел в самом начале переходного периода.

Г-н Асад и его союзники убеждены: Запад осознал, что он нуждается в сирийском президенте, чтобы контролировать границы Сирии, бороться с исламским государством и сдерживать поток беженцев, объясняет один из представителей проправительственного альянса.

Сторонники г-на Асада также отчасти полагаются на многосторонний характер конфликта. По их мнению, Россия вряд ли сумеет найти в оппозиции достаточное число влиятельных фигур, готовых делить власть с г-ном Асадом и приемлемых для всех сторон.

В то же время г-н Асад и его окружение зачастую испытывают терпение своих ключевых союзников, считает критически настроенный к президенту сириец, который, тем не менее, поддерживает правительство, а не оппозицию. Этот человек, часто общающийся с представителями власти, говорит, что правительство конфликтует с Ираном из-за денег, с «Хезболлой» из-за сферы влияния и с Россией из-за результативности военных операций.

В сущности, в этом нет ничего нового. Как вспоминает один дипломат с большим опытом работы в регионе, в 1980-х годах британский посол как-то спросил советского коллегу об отношениях сверхдержавы с отцом г-на Асада Хафезом Асадом.

«Они принимают от нас все, кроме советов», — ответил тот.

Многие сирийские чиновники, придерживающиеся идей арабского национализма и зачастую учившиеся в Москве, положительно относятся к светской России с ее стремлением сохранять существующие государственные институты. Однако многие также уважают теократический Иран за его готовность вести в Сирии долгую войну и за его враждебность к Израилю.

Некоторые из видных представителей режима также заигрывают с Соединенными Штатами. Однако, по словам западного ученого и бывшего чиновника, встречавшегося прошлой весной с г-ном Асадом и его советниками, ожидания сирийцев далеки от реальности. Сирийская власть не понимает, насколько жестокой она выглядит в глазах Вашингтона.

Впрочем, как отметил тот же самый исследователь, представителей Запада, надеявшихся на раскол в окружении г-на Асада, также трудно назвать реалистами. Оказанная Россией помощь, скорее всего, помогла приближенным г-на Асада перестать бояться за свою личную участь. Между тем именно эти страхи и могли подтолкнуть их покинуть сирийского лидера.

По словам г-на Леша, некоторые советники г-на Асада считают необходимой определенную децентрализацию власти, однако пока непонятно, «достигнет ли их количество критической массы, способной убедить Асада всерьез вести переговоры».