Еще до европейских лидеров это заметил Обама. Пока те ломали головы над проблемами, проверяющими на прочность Европейский Союз, американский президент сказал прямо: Путин хочет разделить Европу.

Остается надеяться на то, что предостережение будет услышано. Обама озвучил его в интервью американскому телевидению CBS накануне встречи с Ренци, Кэмероном, Олландом и Меркель. «Путин усматривает в Европейском Союзе так же, как и в НАТО, угрозу России, — сказал Обама. — Но, что важнее, в некоторых случаях Путин использует хрупкость Европейского Союза, подвергающегося испытанию на прочность кризисом беженцев и наступлением ультраправых националистических идеологий».

Это уже некоторое время тому назад заметили такие ксенофобские партии, как Национальный Фронт во Франции и Партия независимости Соединенного королевства в Великобритании, а также в какой-то мере и Лига Сальвини в Италии.

«Думаю, что он ошибается, — добавил Обама. — Я указал ему, что правильный рецепт — это сильная Европа, сотрудничающая с сильной Россией. Но пока я его в этом полностью не убедил».

«Антиевропеисты»


Разумеется, не убедил. Путин — кто угодно, только не наивный человек. И он прекрасно знает, что ослабленная в плане политического единства Европа означает, что у российского реваншизма будет одной головной болью меньше. Уж точно слова Обамы не заставят его изменить позицию. Жаль, что нам неизвестно, повторил ли Обама свои предостережения непосредственно четырем европейским лидерам на состоявшейся после интервью встрече и удалось ли ему убедить их.

Впрочем, трудно вообразить, что они не заметят того, что происходит у них под носом. Подозрения о том, что Кремль финансирует некоторые ультраправые европейские партии, такие, как «Альба Дората» в Греции и «Йоббик» в Венгрии, обрели почву после того, как Марин Ле Пен подтвердила, что ее «Национальный Фронт» получал деньги из России посредством «серых схем». А также когда британская Партия независимости Соединенного королевства в лице Найджела Фараджа выступила против закона о прозрачности, направленного как раз на то, чтобы остановить финансирование правых партий русскими.


Среди друзей Путина в Европе — другими словами, среди тех, кто желал бы более близких отношений с Москвой, и тех, кто хотел бы импортировать модель путинизма в наши демократии — действительно мало тех, кого можно назвать европеистами. Трудно поверить в то, что это случайность.

Минские соглашения — это ловушка

Российские усилия расшатать Европу работают именно там, где у Европы брешь. Это антиевропейские движения, страх перед однополыми браками и перед иммигрантами, малое и большое соперничество между членами Евросоюза и все то, что заставляет перекрывать границы и натягивать колючую проволоку, Grexit и Brexit. Преследуется главная задача — отмена санкций.

Многие желают того же с европейской стороны. Трудно сохранять спокойствие, когда канцлер Германии Меркель настаивает на сохранении санкций до выполнения Россией Минских соглашений. Это утверждение скрывает за собой двойную ловушку. Во-первых, из-за того, что не упоминая никаким образом Крым, рискует раз и навсегда узаконить его насильственную аннексию Россией — это уже происходит у нас на глазах. Во-вторых, из-за того, что привязать санкции к Минскому протоколу означает закрыть глаза на все те аспекты военной агрессии России против Украины, которые не затронуты в соглашении. Как, например, использование военных без опознавательных знаков, тайные поставки оружия сепаратистам и тюремное заключение украинских граждан, захваченных в Крыму и в Донбассе, не считая уже нанесенного ущерба и дестабилизации целого региона бог знает на какое время.

Этим аспектам так и не суждено будет выйти на первый план, если в Европе возобладают разделительные тенденции и национальные интересы.