Бомбы ИГИЛ, которые уже каждый день падают на Килис и уносят человеческие жизни, заставили Турцию «положить на стол все альтернативы».

Что это значит?

Это значит военные варианты, а также вероятность нанесения ударов по целям ИГИЛ на сирийской границе не только с помощью артиллерии, но и других подразделений.

Вчера президент Тайип Эрдоган, сделав это заявление, добавил: «В данный момент все связанные с этим операции не прекрашаются».

Это может означать, что операции идут даже в тот момент, когда вы читаете эту статью или когда Эрдоган произносит эти слова.

3 мая Эрдоган вместе с начальником Генштаба Хулуси Акаром (Hulusi Akar) проинспектировал Командование сил специальных операций в Анкаре в качестве главнокомандующего.

8 мая газета Yeni Şafak сообщила, что прошлой ночью турецкие коммандос проникли в Сирию и провели «разведывательно-подготовительную» операцию в отношении целей ИГИЛ.

В сообщении также отмечалось, что США и Россия были заранее оповещены об этой операции.

С помощью вылетавших из Инджирлика американских самолетов, а также операции турецкой артиллерии, управление которой осуществлялось из единого центра командования в Катаре, были обстреляны ракетные пусковые установки, принадлежащие ИГИЛ, и уничтожены 103 боевика.

Накануне издание The Wall Street Journal со ссылкой на американские источники написало, что турецкие силы специального назначения провели «непривычную» операцию в Сирии.

А журналистка канала CNN Türk Ханде Фырат (Hande Fırat), ссылаясь на военные источники, передала информацию о том, что такой операции сил специального назначения не было, поскольку соответствующее решение не было принято. Тем не менее, очевидно, на анкарской кухне что-то готовится.

Вчера Эрдоган говорил о «нещадно продолжающихся» операциях.

Это заявление Эрдоган сделал во второй половине дня, спустя несколько часов после пришедшего утром заявления НАТО.

Генеральный секретарь западной военной организации НАТО Йенс Столтенберг в своем письменном заявлении отдельно коснулся Килиса и объявил, что организация солидарна с Турцией, против которой направлены эти атаки.

Здесь обратим внимание на ряд важных моментов.


Что касается сирийской политики Турции, уничтожение турецкими F-16 российского самолета Су-24 24 ноября 2015 года из-за нарушения границы стало переломным моментом.

И не только потому, что теперь турецкая авиация не может приближаться к сирийскому воздушному пространству. Это всего лишь одно из последствий.

После этой даты сирийская политика Турции стала тесно связана с НАТО. Не могу сказать, что это плохо, но, если говорить о защите перед Россией, это действительно так.

Турция и так в качестве части «коалиции», созданной во главе с США против ИГИЛ, открыла свою базу Инджирлик. Теперь уже понятно, что отсюда будут проводиться специальные операции, которые не будут ограничиваться только воздушными вылетами.

Конечно, Сирию посещают не только американские, российские, французские, а теперь и турецкие коммандос.

Иранские силы специального назначения тоже там, к тому же давно и в большом количестве.
 
Сообщается, что генерал-майор Касем Сулеймани (Kasım Süleymani), возглавляющий бригады «эль-Кудс», силы внешних операций, на какое-то время перенес свой штаб из Багдада в Дамаск.

Прошла информация о том, что на днях в боях с Армией завоевания, одной из вооруженных оппозиционных сил в Сирии, в районе Хан-Туман близ Алеппо иранские силы понесли потери в лице одного генерал-майора, одного полковника и одного майора.

В Сирии, и особенно в пригородах Алеппо, Иран потерял столько военных и офицеров, что в иранской прессе Алеппо уже окрестили «второй Кербелой», начала нарастать критика.

Показательно, что в своем вчерашнем выступлении Эрдоган охарактеризовал атаки на Килис так: «Не дерзость трех-пяти террористов, а часть исторического сведения счетов».

Силы антиигиловской коалиции готовятся к серьезной операции не только в Сирии, но и в Ираке.

Бои усиливаются как в Сирии, в пригородах Алеппо, и огонь перекидывается на Килис, так и в Ираке, в провинции аль-Анбар, находящейся под оккупацией и давлением ИГИЛ.

При этом главные цели — такие центры ИГИЛ в Сирии и Ираке, как Ракка и Мосул.

После недавнего заявления президента США Барака Обамы о том, что «предстоит пройти еще много путей», становится понятно, что до Ракки и Мосула еще есть время.

Но конфликт ужесточается, и, очевидно, Турция будет более активно участвовать в этом споре.

То, насколько активно, в некоторой мере зависит от отношений с Россией, но, видимо, сейчас идут поиски определенной основы в рамках общей установки — ИГИЛ.

Последствия этого процесса, возможно, не заставят себя долго ждать и проявятся в виде новых военных операций.