Когда могущественные китайские лидеры прибегают к идеологии, это всегда опасно, и все остальные должны быть настороже.

Под сильным руководством Си Цзиньпина вырастает новый Китай, более дерзкий и агрессивный. Возникают новые очаги напряженности. Наибольшей опасности подвергаются соседние страны, мы видим это по экспансии Китая и строительству баз в Южно-Китайском море.

Два десятилетия между Дэн Сяопином и Си Цзиньпином были золотым веком Народной республики. Стремительно развивалась экономика. Страна жила в мире. Была надежда либерализации. «Чем дальше мы ведем Китай по дороге в окружающий мир, тем больше свободы мир принесет в Китай», — говорил тогдашний президент США Билл Клинтон.

Это был также период серого, технократического, коллективного руководства. Это было хорошо для Китая. Теперь все обстоит иначе. Экономический рост сильно замедлился. Китай начал прибегать к агрессии по отношению к соседним странам. Вместо политической либерализации появился еще более плотный контроль, новый руководитель держит всю власть в своих руках.

Зависимость от руководителей

Китайское партийное государство невероятно зависимо от своих руководителей. Абсолютная власть Мао привела к катастрофам политики «Большого прыжка» и Культурной революции. Но благодаря авторитету Дэна Китай смог начать экономические реформы.

Однако эти два руководителя, безусловно — сильные люди, были абсолютно не похожи друг на друга. Мао делал упор на идеологию. Дэн был прагматиком.

После того как Си стал генеральным секретарем партии, он взял в своих руках все поводья власти. Систематически, шаг за шагом, безостановочно он концентрировал в Пекине власть — политическую, экономическую и военную — для партии и себя самого. Он укрепил свой авторитет некоторым налетом культа личности, наградив недавно самого себя титулом «основной руководитель».


Он сдабривает речи идеологией и дисциплиной

Он снова вернулся к упору на идеологию. Партийное государство нуждается в легитимности. Когда оно в меньшей степени полагается на экономический рост, оно становится более зависимым от идеологии. Си призывает кадры «проникнуться духом Мао Цзэдуна» и «поставить на первое место своей повестки дня работу в идеологической области». Прежние руководители хвалились своим умением работать в экономической области. Новый руководитель приправляет свои речи идеологией и дисциплиной..

Идеология — опасная сила. Политические руководители разрабатывают собственные идеологии, но когда последние пускают корни, руководители становятся узниками собственного творения. Идеологии объясняют историю и судьбу таким образом, что производят впечатление правдивых на всех, охваченных этими идеологиями. Они становятся религиозными системами и превращают людей, как руководителей, так и тех, которыми руководят, в верующих. Разрушительная сила идеологии проявилась в гитлеризме, сталинизме и маоизме. Вера в идеологическую истину оправдывает самые жестокие средства. Когда могущественные руководители прибегают к идеологии, это всегда опасно, и все остальные должны быть настороже.
Национальное величие

Идеология Си — марксизм, вера в который утеряна. Он оглядывается на историю Китая и его вечную тему — национальное величие. Это традиция, которую он сконцентрировал в своем девизе «Китайская мечта».


Си выдвинул девиз «Китайская мечта» в ноябре 2012 года на заседании нового постоянного комитета партии в связи с выставкой национального обновления национального музея Пекина. Он говорил о китайском омоложении как о «величайшей мечте китайского народа последних лет» и том, как «тесно будущее и судьба каждого человека связана с будущим и судьбой народа».

Вот из такого материала состоит идеология. Си оживляет образ национализма, силы и чести, которые находят отзвук в фантазии и традиции китайцев. В этом рассказе народ — это все, а люди, «каждый человек» вторичны. Китайская мечта быстро стал рассказом, и все, кому надо, или кто хочет показать свою лояльность, делают вид, что уважают этот рассказ. Он проявляется везде, в официальных политических документах и на полуофициальных сайтах. Он — крещендо, которым премьер-министр Ли Кэцян недавно закончил свой отчет на национальном народном съезде. Он стал даже лозунгом нынешнего агрессивного патриотического новогоднего концерта, показанного по центральному телевидению.


Идеология важнее народа

Идеология всегда невиновна. Флирт с ней означает, что на свободу выходят силы, способные выйти из под контроля. Государство под идеологическим единовластием фундаментально отличается от государства с прагматическим и коллективным руководством. Идеология, ставящая нацию впереди людей, опасна вдвойне.

Большая и могучая страна, крепкое государство, амбициозный и хитрый руководитель и агрессивная идеология вместе создают силу, которой надо бояться.