Таллин, Эстония — Немногие страны пострадали в ХХ веке так же сильно, как прибалтийские республики Эстония, Латвия и Литва. Их недолговечная свобода, ставшая возможной благодаря краху Российской империи в 1917-1918 годах, закончилась в 1940 году, когда в Прибалтику вернулись российские войска, на сей раз не под царскими стягами, а под знаменами комиссаров. Когда через год туда вторглась немецкая армия, многие прибалты увидели в ней освободительницу. Но жестокий характер нацистского правления вскоре стал очевиден. Немцы проводили политику геноцида, уничтожив значительную часть еврейского населения, и, к сожалению, им в этом помогали некоторые прибалты. Когда в 1944 году вернулась Красная Армия, никакого облегчения это не дало, поскольку коммунисты отправили в ГУЛАГ десятки тысяч жителей этих республик. В целом в годы Второй мировой войны в Прибалтике погибло более миллиона человек, что составляет почти 20% ее довоенного населения (5,4 миллиона).

И, конечно, в 1945 году страдания не закончились. На протяжении десятилетий прибалты находились в оккупации тоталитарного государства, чью волю им навязывала Красная Армия и вездесущая тайная полиция КГБ (и ее предшественники). Инакомыслие жестоко подавлялось. Экономика страдала от коллективизации. Вера безжалостно подавлялась.

В 1991 году прибалты, наконец, вышли из советского плена, и в следующие 25 лет они добились едва ли не сверхъестественного прогресса. Все три страны — члены Евросоюза и НАТО. Все они — толерантные, либеральные демократии со свободным рынком, а уровень жизни в них выше, чем в России, несмотря на отсутствие полезных ископаемых типа нефти, которая подпитывает российскую экономику. (Подушевой ВВП в России составляет 25 400 долларов, в то время как в Эстонии он равен 28 600 долларам.)

Когда идешь по улицам прибалтийских столиц, Вильнюса, Риги и Таллина, что я и делал в начале июня между встречами с местными политическими и военными руководителями, организованными Джеймстаунским фондом, видишь чистые и современные европейские города, где полно изысканных ресторанов, высококачественных баров и шикарных отелей. Жители вежливы, говорят по-английски и благоговеют перед Соединенными Штатами. Надо сказать, что многие из тех прибалтов, с которыми я встречался, учились в американских вузах, начиная с Академии ВВС США и кончая Джорджтаунским университетом. Во всех трех столицах после коммунизма начался строительный бум, и они добиваются впечатляющих успехов в сохранении исторических центров, которые выглядят так, будто только что сошли с натурной съемочной площадки Голливуда. Единственное явное напоминание о мрачном прошлом можно найти в музеях оккупации, где задокументированы те ужасы, которые прибалтийские страны пережили в прошлом столетии.

Болельщики перед индивидуальной гонкой среди мужчин на чемпионате мира по биатлону


Однако достижения прибалтов, несмотря на производимое ими глубокое впечатление, довольно уязвимы и непрочны. Хотя Литва, Латвия и Эстония во многом похожи на Данию или Нидерланды, они никак не могут забыть о том, что через границу от них находится Россия Владимира Путина. Это не проклятое сталинское государство, но и не либеральная страна, какой она была в 1990-е годы при Борисе Ельцине. Путин все больше превращается в репрессивного диктатора, которого, в отличие от коммунистических предшественников, не сдерживает необходимость в единодушии в составе Политбюро. Он управляет Россией как своим удельным княжеством, и это княжество при нем расширяет свою власть и влияние. Путин осуществил вторжение в Чечню, в Грузию и на Украину. Он незаконно присоединил Крым, что стало насильственным изменением границ, какого в Европе не было с 1945 года. Он также отправил свои войска в Сирию на помощь кровожадному режиму Асада.

После вторжения России на Украину в 2014 году появились опасения, что Прибалтика может стать следующей. Из-за склонности Путина выступать в роли защитника русских, которые в Прибалтике якобы подвергаются гонениям, у Латвии и Эстонии есть особые основания для нервозности. В обеих странах есть крупное русскоязычное меньшинство: в Латвии оно составляет 28% населения (более 550 тысяч человек), а в Эстонии 25% (более 320 тысяч). В отличие от них, в Литве русских всего 175 тысяч человек, или 6% населения. Но хорошая новость состоит в том, что русскоязычное население в Прибалтике живет лучше, чем россияне при путинской клептократии. А плохая новость — то, что настроения местных меньшинств не будут иметь особого значения, если Путин решит скроить из этого цельного куска повстанческое движение, как он сделал на востоке Украины.

Путин регулярно и довольно откровенно заявляет о своих намерениях. Его телеканалы на русском языке постоянно накачивают Прибалтику устойчивым потоком пропаганды, играя на недовольствах русских и обвиняя демократически избранных руководителей этих государств в фашизме и нацизме. Та же самая чепуха была использована для обоснования российского вторжения на Украину. Ходят слухи о том, что Россия оказывает финансовую поддержку русским политическим партиям в Эстонии и Латвии, а в онлайне циркулируют таинственные призывы к признанию «народных республик» в составе русских меньшинств. Натовские генералы считают, что мы уже наблюдаем первый этап российской «гибридной войны» против прибалтов, которая пока разыгрывается в основном в информационном пространстве, а также принимает форму кибернетической войны.

Если начнутся настоящие боевые действия, Путин будет готов к ним. Он наращивает и усиливает группировку войск в Западном военном округе России. В нем в настоящее время находится 65 тысяч человек личного состава, 850 артиллерийских орудий, 750 танков и 320 военных самолетов. Все эти силы и средства сосредоточены всего в нескольких километрах от границ прибалтийских стран. Прибалты уже привыкли к внезапным, осуществляемым без уведомления учениям, в которых вблизи их границ участвуют десятки тысяч российских военнослужащих. В будущем эти учения легко можно будет использовать в качестве предлога для настоящего вторжения.

Россия демонстрирует свои мускулы и другими способами. Она отправляет подводные лодки, которые нарушают территориальные воды Швеции, и самолеты, залетающие в воздушное пространство Прибалтики. 11 апреля пара российских Су-24 в международных водах Балтийского моря пролетела на опасной высоте 30 метров над американским эсминцем «Дональд Кук». 5 сентября 2014 года российская спецслужба ФСБ похитила офицера эстонской разведки прямо на территории Эстонии. Затем его осудили за шпионаж, приговорив к 15 годам лишения свободы, а в сентябре прошлого года обменяли на российского шпиона, находившегося в эстонской тюрьме. Все эти события кажутся никак не связанными между собой, но являются довольно грубым предупреждением о том, что Путин хозяин Прибалтики и может делать там, что пожелает.

В рамках данной стратегии Путин активно осуществляет милитаризацию Калининградской области и ее столицы, бывшего прусского города Кенигсберга. Там, на балтийском побережье между Польшей и Литвой находится российская военно-морская база. Сейчас в калининградском анклаве сосредоточена группировка численность более 30 тысяч человек. Это больше, чем у всех прибалтийских стран вместе взятых. Еще важнее другое: Россия развернула там современные системы ПВО (С-300 и С-400), противокорабельные крылатые ракеты «Калибр» и мобильные комплексы баллистических ракет «Искандер» класса «земля-земля». Западные военные стратеги сокрушенно заявляют, что эти российские ракетные комплексы создают опасность преграждения доступа/блокирования зоны. Они могут превратить Балтийское море в запретную зону для натовских кораблей и летательных аппаратов, а это позволит Путину без спешки проглотить и переварить Прибалтику.

Тренировка по высадке морского и воздушного десанта в Калининградской области


Единственный наземный коридор, соединяющий Прибалтику и другие страны НАТО, — это полоска земли шириной 60 километров, пролегающая от Польши до Литвы. С одной стороны расположена Калининградская область, а с другой Белоруссия, которая номинально считается независимой, но по-прежнему тесно связана с Россией союзническими узами и является диктатурой, а в прошлом была советской республикой. Белоруссия вполне может подвергнуться насильственному присоединению со стороны России, если Путину понадобится очередная легкая победа для укрепления популярности внутри страны. И хотя номинально Белоруссия является независимой, российские войска, скорее всего, смогут свободно перемещаться по ее территории. Сейчас натовские генералы заговорили о коридоре Сувалки (это небольшой польский городок, находящийся как раз в центре такого сухопутного моста), вспомнив годы холодной войны, когда они точно так же говорили о Фульдском коридоре (это был наиболее вероятный путь вторжения Красной Армии из Восточной в Западную Германию).

Такая географическая уязвимость вызывает еще большую тревогу в связи с многочисленными свидетельствами того, что военный потенциал и боевая мощь России значительно усилились не только по сравнению с 1990-ми годами, но и с 2008 годом, когда Россия вторглась в Грузию. Хотя это вторжение было успешным, оно продемонстрировало множество недостатков комплектуемой за счет призыва армии, которая в то время существовала в России. С тех пор Путин вкладывает немалые средства в модернизацию вооруженных сил, превращая их в профессиональную армию. Как сообщает Стокгольмский институт исследования проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute), в 2015 году российские военные расходы увеличились на 7,5%, достигнув 66,4 миллиарда долларов. Таким образом, Россия тратит на военные нужды больше всех в Европе, а по показателям оборонных расходов на душу населения занимает одно из первых мест в мире. Москва расходует на оборону 4,5% своего ВВП, в то время как Соединенные Штаты — 3,5%. По сумме военных ассигнований Россия, безусловно, отстает (у США военный бюджет почти 600 миллиардов долларов); но она может себе позволить такую роскошь как размещение войск вдоль своих границ, в то время как нам приходится отвечать на многочисленные угрозы безопасности по всему миру.

Путин использует продолжающуюся интервенцию в Сирии в качестве выставки своих новых игрушек, таких как крылатые ракеты «Калибр», которые были выпущены российскими боевыми кораблями в районе Каспийского моря и поразили цели на расстоянии тысячи с лишним километров в Сирии. «На нас произвел большое впечатление их боевой потенциал», — сказал мне представитель латвийских вооруженных сил. Именно такая реакция нужна Путину.

Кроме обычных вооруженных сил у России имеется второй в мире ядерный арсенал, и российское руководство безо всяких стеснений грозится его применить. Как отметил один аналитический центр в Польше,

В мае 2014 года [Дмитрий] Рогозин (заместитель премьер-министра России) сообщил в Твиттере, когда его самолету запретили пролет над территорией Румынии, что в следующий раз он полетит на борту стратегического ядерного бомбардировщика Ту-160. В августе 2014 года вице-спикер российской Думы Владимир Жириновский пригрозил применением ядерного оружия против стран-членов НАТО и заявил, что «прибалтийские государства и Польша обречены, будут стерты с лица земли, и от них ничего не останется». А в марте 2014 года другой скандальный деятель, ведущий телеканала «Россия 1» Дмитрий Киселев довольно красочно объяснил, что Россия это единственная страна в мире, способная превратить Соединенные Штаты в «радиоактивную пыль».

Даже в советские времена Кремль воздерживался от угроз подвергнуть ядерным бомбардировкам своих соседей, а сейчас делает это открыто и грубо.

Но, конечно же, России не нужен ядерный арсенал и даже танки, чтобы запугать и победить соседей. Украинский конфликт наглядно продемонстрировал эффективность «маленьких зеленых человечков», как назвали российских солдат в гражданской одежде и оперативных офицеров разведки, которые притворялись местными повстанцами. Таким образом, Россия смогла некоторым образом отрицать свою причастность к агрессии, вызвав тем самым мучительные дебаты в натовских кругах о том, в каком случае может быть применена статья V Североатлантического договора, которая в случае нападения на одного члена НАТО предписывает всем встать на его защиту.

© AP Photo, Vadim Ghirda
Российский солдат на украинской военной базе в Перевальном, Крым, 15 марта 2014 года


Перед лицом такой эскалации российской агрессии западная реакция ужесточается, но ее по-прежнему недостаточно. Прибалтийские республики наращивают свои военные бюджеты и увеличивают численность вооруженных сил. В этом году парламент Латвии единогласно проголосовал за увеличение военных расходов на 45%. «Мы не живем за счет других», — гордо заявил мне один латвийский политик, вспомнив те обвинения, с которыми президент Обама выступил в адрес европейских союзников США.

Звучит впечатляюще — однако Латвия тратит на оборону всего 1,4% ВВП, хотя по требованиям НАТО сумма этих расходов должна составлять два процента. Латвия и Литва выйдут на этот показатель в 2020 году, а Эстония уже вышла на это пороговое значение и продолжает увеличивать военный бюджет. Пока три прибалтийские республики в совокупности тратят на военные нужды 1,56 миллиарда долларов в год. Пентагон расходует эту сумму всего за один день.

Сказать, что у Прибалтики крошечные вооруженные силы, было бы недооценкой. Совместно у трех стран — 20 тысяч военнослужащих на действительной военной службе и 36 тысяч резервистов в запасе. Литва пытается увеличить свои показатели, для чего возобновила призыв. В Эстонии призыв уже действует, а вот в Латвии служба в армии по-прежнему является полностью добровольной. У прибалтов нет боевой авиации, сил и средств ПВО, а также танков. Для замедления темпов наступления российских танков в случае вторжения они делают ставку на другие системы, такие как противотанковые комплексы Javelin.

Но они могут сделать больше и должны делать больше в этом направлении. Вспомним Израиль, существованию которого постоянно угрожают соседи. В Израиле на действительной военной службе находятся 160 тысяч военнослужащих, а 630 тысяч состоят в резерве. Кроме того, эта страна обладает одними из самых крупных и эффективных ВВС в мире. Военный бюджет Израиля составляет 15,6 миллиарда долларов. Конечно, Израиль больше и богаче прибалтийских государств: его население составляет восемь миллионов человек, в то время как в трех странах Прибалтики живет 6,2 миллиона, а ВВП равен 296 миллиардам долларов, тогда как у прибалтов он едва дотягивает до 90 миллиардов. Кроме того, Израиль в гораздо больших объемах получает американскую помощь — три миллиарда долларов ежегодно.

Но невозможно обойти стороной тот факт, что в соотношении с прибалтами Израиль делает намного больше для своей обороны. Еврейское государство тратит на военные нужды 5,9% ВВП, а 10% его населения находятся в резерве или в действующей армии. У прибалтов эти показатели по расходам и живой силе составляют менее двух процентов. Даже Финляндия, у которой протяженная граница с Россией, делает намного больше. При населении 5,4 миллиона ее регулярная армия насчитывает 20 тысяч человек, а более 200 тысяч находятся в резерве.

Прибалтам надо расходовать больше средств на оборону, и в особенности увеличивать свой резерв. Самым эффективным способом для продвижения вперед стало бы объединение усилий. Из-за того, что прибалтийские страны недостаточно координируют свою политику в области обороны, они не в состоянии развивать экономику, которая может усилиться за счет совместной закупки вооружений. Вашингтон должен активнее настаивать на совместных военных закупках и совместных действиях трех стран Балтии. Прибалты еще больше выиграют, если создадут единое государство, или по меньшей мере единые вооруженные силы. Но это маловероятно с учетом культурных и исторических различий между ними. Литовцы католики, поддерживающие тесные связи с Польшей, а латыши и эстонцы лютеране, имеющие прочные связи со Швецией и Финляндией. Все три страны дорожат своим суверенитетом, которого они были лишены много лет.

Когда разговариваешь с прибалтийскими руководителями, может возникнуть некое ощущение фатализма. Они знают, что их крохотные страны не в состоянии победить Россию с ее 142-миллионным населением в ходе тотальной войны, будут ли они действовать поодиночке или совместно. «Даже если мы потратим все, что у нас есть, мы никогда не сумеем защитить себя», — мрачно заявил мне один литовский руководитель.

Но если создать более значительный контингент резервистов, соответствующим образом обучив и вооружив его, это поможет сдержать российскую агрессию. Путин отдает предпочтение непродолжительным операциям типа той, что он провел в Крыму, где украинские войска не произвели ни единого выстрела. Меньше всего ему нужна затяжная партизанская война в болотах и лесах Прибалтики, где в 1940-х и в начале 1950-х существовало вооруженное сопротивление Сталину. Если прибалты сумеют убедить Путина в том, что российские солдаты будут возвращаться на родину в гробах, вероятность вторжения снизится. Именно это пытается сделать Латвия. Теперь, если в случае вторжения командиры латвийской армии откажутся вести ответные действия, они будут считаться нарушителями закона. Прибалты обещают, что повтора 1940 года, когда они позволили Красной Армии войти в свои страны без сопротивления, уже не будет.

Но в конечном итоге прибалты в основном правы. Судьба прибалтийских стран в меньшей степени зависит от их собственных усилий, и в большей от действий союзников по НАТО. Они мало что могут сделать в плане противостояния находящемуся по соседству русскому медведю; и чтобы эти государства могли выжить, Соединенные Штаты и прочие страны НАТО должны вносить свою лепту в их оборону. Именно это происходит в настоящее время, хотя пока еще недостаточно.

Например, в Эстонии я вместе с делегацией Джеймстаунского фонда посетил военно-воздушную базу Эмари, где базируется патрульная авиация НАТО. Мы увидели там четыре истребителя Typhoon ВВС Британии, которые примерно соответствуют американским F-15. Эти машины прибыли туда в рамках дежурства, которое по очереди осуществляют члены альянса. Истребители регулярно поднимаются в воздух по тревоге и перехватывают российские военные самолеты, действующие вблизи воздушного пространства Прибалтики с выключенными ответчиками.

Военный аэродром Эмари в Эстонии


В каждой прибалтийской стране и в Польше также развернуто по роте американских военнослужащих в количестве примерно 150 человек. Предполагается, что натовская оперативная группа повышенной готовности численностью пять тысяч человек (что эквивалентно бригаде) будет находиться в этом районе, готовая в любой момент прийти на помощь Прибалтике. Однако руководство НАТО признает, что она не справится с российскими войсками, даже если медлительный Североатлантический совет вовремя примет решение о ее применении.

Для сдерживания российских войск НАТО регулярно проводят учения, такие как «Анаконда 16», которые состоялись в этом месяце в Польше, а американские бронетранспортеры и танки совершают «драгунские рейды» по восточноевропейским государствам, точно так же демонстрируя свою решимость. Так или иначе, американские войска изучают рельеф местности и ее особенности, что будет чрезвычайно важно, если начнется реальная война.

Варшавский саммит НАТО, запланированный на 8-9 июля, должен утвердить план развертывания дополнительных батальонов альянса, по одному в каждой из прибалтийских республик и в Польше. Общая численность этих войск составит четыре тысячи человек. Но будут ли это настоящие боевые подразделения или просто многонациональные силы, которые играют роль символов, но боевой эффективностью не обладают? У НАТО весьма неоднозначная в этом плане история, и вполне возможно, что второй вариант ближе к действительности. Если это так, осуществляемые самостоятельно и в одностороннем порядке действия США приобретают дополнительное значение.

В рамках своей инициативы по обеспечению европейской безопасности администрация Обамы в этом году планирует потратить 3,4 миллиарда долларов на дополнительные войска НАТО в Европе и на проведение там учений. Одна дополнительная бронетанковая бригада сухопутных войск США будет регулярно перемещаться по Европе, в результате чего общее количество таких бригад на континенте увеличится с двух до трех. В дополнение к этому на передовых складах в Европе, вероятно в Германии, будет размещена боевая техника еще для одной бронетанковой бригады.

Это лучше, чем ничего, но все равно недостаточно для надежного сдерживания российской агрессии. Недавно аналитический центр RAND Corp. провел военную игру, в результате которой был сделан вывод о том, что российские войска смогут захватить Прибалтику всего за 36 часов. Да и сами американские командиры признают, что у них нет даже того минимума сил и средств, который необходим для сдерживания русских, не говоря уже о их разгроме.

Как могут выглядеть более серьезные ответные действия? Разместить в каждой прибалтийской стране и в Польше как минимум по одной бронетанковой бригаде и по меньшей мере, одну бригаду боевой авиации на весь этот регион. Затем разместить там штабы дивизий и корпусов, чтобы они могли наладить взаимодействие между этими бригадами и прочими войсками в Европе. Крайне важно, чтобы существенную часть этих войск составляли американцы, ибо, как неустанно напоминают прибалты любому желающему их послушать, русские относятся к американцам с гораздо большим уважением, нежели к европейцам, за их боеспособность и готовность воевать.

Тем большую тревогу вызывает то обстоятельство, что находящиеся в Прибалтике роты сухопутных войск США могут быть выведены, когда прибудут многонациональные батальоны альянса. Вместо сокращения американского передового присутствия Вашингтон должен наращивать его, а имеющиеся войска должны получить дополнительную поддержку в виде авиации, средств ПВО и боевых кораблей. Если случится худшее, натовские войска должны пробиться через систему преграждения доступа/блокирования зоны вокруг Калининграда, чтобы оказать ту помощь прибалтам, которая понадобится им во время войны. У НАТО есть все основания разместить на постоянной основе в Прибалтике и других странах Восточной Европы значительные силы и средства, если внимательно почитать Основополагающий акт Россия—НАТО, подписанный в 1997 году.

Чтобы сдержать российское наступление в Прибалтике, Западу надо предпринять и другие шаги для демонстрации того, что агрессия не имеет смысла. Как минимум Соединенные Штаты должны поставить оружие украинцам, которые по-прежнему воюют с пользующимися российской поддержкой силами на востоке страны, а также ужесточить санкции против России. Самой эффективной мерой станет исключение русских из системы межбанковских платежей SWIFT и замораживание тех средств, которые держат на Западе Путин и его ближайшее окружение.

Просто заявлять требования — значит демонстрировать, что они вряд ли будут реализованы в нынешней политической обстановке, когда военный бюджет США сокращается, а обязательства Америки в Восточной Азии и на Ближнем Востоке возрастают. В Европе начались разговоры о том, когда снимать санкции против России, а не как их усилить. И уже в ближайшее время воля Запада может еще больше ослабнуть.

Прибалты с волнением следят за двумя голосованиями: первое это британский референдум о выходе из ЕС, который состоится 23 июня, а второе это президентские выборы в Америке, назначенные на 8 ноября. Они до смерти напуганы тем, что британцы могут выйти из ЕС, и что Дональд Трамп может стать президентом США.

Те прибалты, с которыми я беседовал, как заклинание повторяют фразу о том, что Британия «должна руководить, а не выходить» из ЕС. Они считают британцев родственными душами, потому что те больше ориентированы на рынок и больше поддерживают США, нежели немцы с французами. Если Британия выйдет из состава Евросоюза, у прибалтов возникнут опасения, что Европа сойдет со своего нынешнего курса в сторону большего протекционизма и усиления роли государства.

Кроме того, прибалты остро осознают необходимость европейского единства перед лицом российской угрозы. Брексит проложит другим странам путь к выходу из ЕС и может даже привести к краху всего общеевропейского проекта. Конечно, НАТО в таком случае выживет, но британцы и прочие европейцы займутся своими внутренними проблемами, скажем, тем, какие у Соединенного Королевства после Брексита должны быть отношения с ЕС. При этом они будут меньше сосредоточены на внешней угрозе со стороны России. «Политические последствия Брексита будут ужасны», — сказал мне один литовский политик.


Победа Трампа в ноябре станет еще более мощным ударом по будущему Прибалтики. Будучи изоляционистом и протекционистом, Трамп с большой симпатией отзывается о Владимире Путине, заявляя, что он сумеет поладить с этим человеком, и в то же время, довольно резко говорит о традиционных союзниках США. Трамп отмечает, что НАТО устарела, и обещает вывести американские войска из всех тех стран, которые недостаточно платят за такую привилегию как американская защита. По его оценкам, это практически все те страны, где в настоящее время развернуты войска США. «Почему мы всегда платим по счетам, защищая другие народы?» — вопрошает Трамп.

Ответ состоит в следующем: мы знаем, что произойдет, если мы не будем их защищать. Изоляционизм 1930-х годов привел прямо ко Второй мировой войне, и этот конфликт по издержкам и потерям занял второе место в американской истории. Усиления нацистской Германии, имперской Японии и фашистской Италии можно было бы избежать, а войну предотвратить, если бы Вашингтон после 1918 года вносил последовательный вклад в безопасность Европы и Азии. Усвоив этот урок, Величайшее поколение после 1945 года не стало выводить свои войска. В результате была предотвращена очередная мировая война, расширилась зона свободы, Советский Союз удалось сдержать, а в конечном итоге была одержана победа в холодной войне.

Нет сомнений — если бы Трамп услышал о Прибалтике (которую очень многие американцы путают с Балканами), он бы захотел узнать, зачем нам рисковать жизнями американских солдат ради сохранения ее свободы. Причина в том, что мы пообещали это делать в 2004 году, когда принимали эти государства в НАТО. А если НАТО откажется от выполнения своих обещаний, это будет полный капут. Наверное, именно поэтому у Путина возникает соблазн войти в Прибалтику. Он знает, что успешное наступление может привести к распаду Североатлантического альянса.

Если рухнет система коллективной безопасности, не будет никаких оснований полагать, что Путин остановится на Прибалтике. История учит нас, что диктаторы идут все дальше, пока их не остановят. Господство России в Восточной Европе, а уж тем более в Западной, это тот риск, на который Соединенные Штаты пойти никак не могут, если учитывать экономическую и стратегическую важность данного континента. (Объем торговли товарами и услугами между США и ЕС составляет более одного триллиона долларов в год.) Если Соединенные Штаты откажутся от своих ближайших союзников, это будет не только безнравственно. Это будет величайшая глупость. Но чтобы должным образом защищать эти страны, новый президент будет обязан сделать гораздо больше, чем нынешний.

Макс Бут — пишущий редактор The Weekly Standard и старший научный сотрудник Совета по международным отношениям (Council on Foreign).