С начала гражданской войны в Сирии в 2011 году отношения между Россией и Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) резко ухудшились из-за разногласий по поводу судьбы сирийского президента Башара аль-Асада. Россия решительно поддерживает Асада, заявляя, что его баасистский режим является оплотом борьбы с исламским экстремизмом. Но Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива во главе с Саудовской Аравией активно выступает за изгнание Асада, поскольку его уход ослабит региональное влияние Ирана. Такой диссонанс в сочетании с российско-саудовской войной из-за нефтяных цен приводит многих специалистов по Ближнему Востоку к выводу о том, что отношения между Россией и ССАГПЗ находятся на историческом минимуме.

Но если внимательно изучить геополитическую динамику на Ближнем Востоке, станет ясно, что представления о кризисе в отношениях России и ССАГПЗ ошибочны. На самом деле можно с уверенностью говорить о том, что с возвращением президента Владимира Путина на третий срок в 2012 году геополитическое влияние и мягкая сила России в странах Персидского залива возрастает. Посредством расширения инвестиционных связей и при помощи дипломатических усилий Россия пытается выкроить себе более заметную геополитическую роль в Персидском заливе. Россия вряд ли составит конкуренцию гегемонии Саудовской Аравии в блоке ССАГПЗ. Но укрепление отношений между Москвой и ближайшими союзниками Эр-Рияда заставляет некоторые страны ССАГПЗ внимательнее прислушиваться к призывам России о политическом урегулировании в Сирии. Саудовская Аравия боится, что в арабском мире появится новый консенсус, а она окажется в изоляции; поэтому Эр-Рияд может со временем смягчить свои воинственные анти-асадовские позиции и возобновить дипломатический диалог с Россией. Такой сценарий кардинально отличается от курса на столкновение между Россией и Саудовской Аравией, который предсказывают многие региональные аналитики.

Несмотря на разногласия по поводу Сирии, Россия укрепляет экономические связи с Катаром, ОАЭ, Оманом и Кувейтом, пытаясь создать противовес гегемонии Саудовской Аравии в Персидском заливе. Эти экономические связи помогают разрешать многолетние споры, на протяжении десятилетий мешавшие сотрудничеству между Россией и государствами залива.

Экономический зондаж России в Катаре показывает, как торговые связи могут ослабить глубоко укоренившуюся враждебность. Убийство в Дохе в 2004 году видного чеченского политика Зелимхана Яндарбиева, а также предполагаемая угроза российского посла в Катаре Виталия Чуркина (так в тексте — прим. пер.) уничтожить эту страну привели к серьезным осложнениям в отношениях Путина с катарской монархией.


Однако Россия пытается найти общие позиции с Катаром через сотрудничество в энергетическом секторе. Российский энергетический гигант «Газпром» расширяет свое сотрудничество с компанией Qatargas в вопросах производства сжиженного газа.

Отвечая на вопрос о прозвучавшем в июне призыве российского министра энергетики довести годовой объем торговли между Москвой и Дохой до 500 миллионов долларов, катарский министр энергетики Мухаммад ибн Салех аль-Сада (Mohammed bin Saleh al-Sada) заявил о необходимости существенно расширить двустороннее экономическое сотрудничество как на государственном уровне, так и в частном секторе. Давняя стратегия постоянного балансирования Катара с целью максимального усиления своего регионального влияния означает, что расширение экономических связей с Россией является для Дохи рациональным шагом. Поэтому у России появляется возможность создать для себя экономический плацдарм в этой стране Персидского залива, которая исторически была самой враждебной по отношению к Москве.

Такие же закономерности прослеживаются в отношениях России с другими странами Персидского залива. По словам президента московского Института Ближнего Востока Евгения Сатановского, торговые связи Омана существуют в основном отдельно от более масштабных геополитических событий на Ближнем Востоке. Такая изолированность позволила расширить объем торговых отношений между Россией и Оманом с 13 миллионов долларов в 2010-м до 100 миллионов долларов в 2014 году.

Инвестиционные связи также укрепляют отношения России с ОАЭ. Эмиратские бизнесмены вкладывали капиталы в строительство олимпийских объектов для Игр 2014 года в Сочи, помогали в строительстве крупного порта под Санкт-Петербургом, а также сотрудничали с Роснефтью в реализации трубопроводных проектов. Эти финансовые сделки в сочетании с традиционно деятельным партнерством России с Кувейтом и все более тесными связями Москвы и Бахрейна помогают расширять российское экономическое присутствие в глубоком тылу у Саудовской Аравии.

Но несмотря на существенную активизацию экономического сотрудничества между Россией и государствами залива, Москве не удается развивать надежное партнерство с ССАГПЗ в вопросах безопасности. Такие трудности со строительством альянсов являются причиной того, что многие саудовские политики и руководители смотрят на Россию как на второстепенного игрока в Персидском заливе. В ходе недавнего интервью профессор Университета Дж. Мейсона Марк Кац (Mark Katz), являющийся ведущим экспертом по российской стратегии на Ближнем Востоке, рассказал мне, что до сирийского кризиса Саудовская Аравия рассматривала политику России в странах Персидского залива исключительно как узкокорыстную и торгашескую. Поэтому многие саудовские политические деятели полагали, что им удастся заставить Москву согласиться на предпочтения Эр-Рияда, если страны залива перегонят Иран в качестве торгового партнера и будут покупать российское оружие.

Чтобы показать Саудовской Аравии и мировому сообществу, что дипломатическая активность России в странах Персидского залива обусловлена отнюдь не только экономическими интересами Москвы, кремлевские политики активно взаимодействуют с членами ССАГПЗ в поиске политического урегулирования в Сирии, которое совпадало бы с российскими целями.

Встреча глав МИД России и Кувейта в Москве


Оман и Кувейт страны-члены ССАГПЗ, которые с наибольшим желанием и готовностью рассматривают российское предложение о политическом решении сирийского конфликта, предусматривающее участие Асада. Позицию Омана можно объяснить тем, что он издавна играет роль посредника, чтобы максимально усилить свое влияние в регионе. Министр иностранных дел этой страны Юсуф ибн Аляви (Yusuf bin Alawi) 26 октября провел встречу с Асадом. Кроме того, Оман на прошлогодних переговорах по иранской ядерной сделке активно поддержал потепление в отношениях между США и Ираном. Все это указывает на то, как Маскат может повышать свой межадународный статус посредством дипломатии. Оман остается периферийным игроком в Персидском заливе, однако поддержка любой страны из ССАГПЗ является победой с точки зрения России, поскольку это укрепляет растущую коалицию стран-членов Лиги арабских государств, выступающих за политическое урегулирование в Сирии.

Кувейт выкроил себе уникальную роль в сирийском конфликте, заняв позицию посередине между Саудовской Аравией и Россией. Действуя в соответствии с консенсусом ССАГПЗ, он выражает солидарность с сирийскими повстанческими группировками. Как отмечал Дэниел Депетрис (Daniel DePetris) в июле 2013 года в своей статье в National Interest, частные кувейтские доноры с энтузиазмом оказывают поддержку противникам Асада в Сирии. Но к середине 2015 года Кувейт также присоединился к России, поддержав план всеобъемлющего политического урегулирования сирийского конфликта и подвергнув скрытой критике враждебный подход Эр-Рияда к Асаду.

Хотя позиция ОАЭ по Сирии порой кажется двусмысленной, Россия добилась определенных успехов на пути достижения договоренности с Абу-Даби по примеру Кувейта и Омана. 3 июня 2016 года спикер Федерального национального совета ОАЭ похвалил российского министра иностранных дел Сергея Лаврова за ту активную роль, которую он играет в продвижении мирных переговоров в Сирии. Высокопоставленные руководители ОАЭ также выразили готовность к урегулированию с участием всех крупных политических игроков в Сирии, включая президента Асада. Изменение позиции Абу-Даби резко контрастирует с саудовской политикой в Сирии, а также демонстрирует способность России уводить членов ССАГПЗ от гегемонии Эр-Рияда.

Наладив дипломатическое взаимодействие с Оманом, Кувейтом и ОАЭ по Сирии, Россия создала коалицию, уравновешивающую саудовско-катарский блок, который доминирует в ССАГПЗ. Поскольку усиливающаяся дипломатическая активность России в Персидском заливе совпадает с ее действиями по укреплению связей с Алжиром, Ираком и Египтом, Путин пытается изменить настроения в Лиге арабских государств в пользу России. Если он добьется успеха, и если Саудовская Аравия с Катаром не внесут изменения в свои непримиримые позиции против Асада, они могут оказаться в региональной изоляции.

Чтобы усилить представления о такой изоляции Саудовской Аравии, Россия пытается укрепить дипломатические отношения с Бахрейном, хотя Манама по сути дела является сателлитом Эр-Рияда. Бахрейн подписал с Россией сделки на поставку оружия и открыто ведет с Путиным переговоры о борьбе с терроризмом, не боясь упреков со стороны Саудовской Аравии. Это стало важной символической победой для Москвы. Это также показывает, что гегемония Саудовской Аравии в ССАГПЗ намного слабее, чем кажется.

Четвертое заседание стратегического диалога Россия - Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива


Стремление Саудовской Аравии сформировать консенсус ЛАГ по Сирии вместо того, чтобы действовать вне его рамок, может заставить короля Салмана пойти на дипломатическое сближение с Россией и смягчить свою позицию, предусматривающую немедленное свержение Асада. Процесс примирения между Россией и Саудовской Аравией будет скорее всего постепенным, поскольку Эр-Рияд по-прежнему с недоверием относится к российским намерениям. Многие саудовские политики усмотрели акт вероломного предательства в решении Москвы осуществить в сентябре 2015 года военное вмешательство на стороне Асада и с иранской поддержкой. Враждебное отношение Саудовской Аравии к России можно объяснить тем, что российская военная интервенция началась спустя буквально несколько недель после всесторонних переговоров между Москвой и Эр-Риядом. Но если окажется, что консенсус в Лиге арабских государств сместился в пользу всеобъемлющего политического урегулирования сирийского конфликта, Саудовская Аравия может отложить свои обиды в сторону и пойти на компромисс с Москвой.

Если Саудовская Аравия будет готова смягчить свою позицию по Сирии, Россия может пойти на улучшение отношений с Эр-Риядом. Вместо военного противостояния, предсказанного многими экспертами, российско-саудовские отношения могут перейти в стадию холодного мира. На то есть две причины.

Во-первых, недавний диалог России с Соединенными Штатами о совместных авиаударах по «Джебхат ан-Нусре» (террористическая организация, запрещена в России — прим. пер.) создает риск трений между Москвой и Тегераном. Иран резко против любых совместных контртеррористических операций с США в Сирии. Если российско-американское сотрудничество против «Нусры» превратится в реальность, Москва, скорее всего, будет тесно координировать свои военные действия с Турцией. Если Анкара откажется от своего противодействия Асаду и пойдет с Россией на компромисс по Сирии, геополитические позиции Саудовской Аравии существенно ослабнут.

Как отметил в мае 2016 года работающий в Нью-Йорке эксперт Николай Пахомов из Российского совета по международным делам, Саудовская Аравия и Турция сотрудничают в Сирии настолько широко и тесно, что они даже инициировали объединение джихадистских группировок под зонтиком «Джейш аль-Фатх» (Армия завоевания). Поскольку Саудовская Аравия в своих военных усилиях в Сирии полагается на содействие со стороны Турции, она вряд ли станет мстить Анкаре за разворот в сторону России посредством усиления финансовой поддержки «Нусре». Нежелание и неготовность Саудовской Аравии ставить под угрозу свое жизненно важное партнерство с США и Турцией может заставить Эр-Рияд вступить в холодный мир с Россией по умолчанию.

© AFP 2016, Fayez Nureldine
Военные учения недалеко от города Хафар-эль-Батин в Саудовской Аравии


Во-вторых, Россия в меньшей степени, чем Иран, готова нести потери в Сирии, и считает свое вмешательство на стороне Асада временным. Хотя российско-сирийский альянс с середины 2000-х годов существенно укрепился, это партнерство исторически является непостоянным и изменчивым. Путин также хочет ослабить усиливающееся мнение о том, что Россия поддерживает на Ближнем Востоке исключительно шиитские режимы.

Такая обеспокоенность означает следующее. Российский альянс с сирийским правительством прежде всего объясняется желанием Путина продемонстрировать российскому народу, что Россия великая держава, чье влияние простирается далеко за пределы бывшего советского региона. Следовательно, Путин может пойти на ослабление напряженности с Эр-Риядом, если улучшение отношений с Саудовской Аравией расширит российский потенциал влияния и силы на Ближнем Востоке.

Саудовская Аравия провела с Москвой переговоры о контрактах на поставку вооружений, а также в этом году отозвалась о России как о великой державе. Это указывает на то, что саудовские дипломаты будут готовы заключить с Россией пакт о ненападении, если позиция ЛАГ по Сирии изменится не в пользу Эр-Рияда. Следовательно, Саудовская Аравия вряд ли будет проводить открыто враждебные действия типа финансирования джихадистских организаций, которые выступают против России и говорят о нападении на нее, о чем в октябре 2015 года писали Джонатан Шанцер (Jonathan Schanzer) и Борис Зильберман (Boris Zilberman). Вместо этого Саудовская Аравия сосредоточит свои усилия на подрыве российско-иранского партнерства посредством тайной дипломатии и усиления анти-асадовских настроений в Лиге арабских государств.

Короче говоря, Россия использует экономическое сближение и дипломатические подходы к странам ССАГПЗ с той целью, чтобы создать фундамент для возобновления сотрудничества с Саудовской Аравией на путинских условиях. Хотя Саудовская Аравия желает ухода Асада, главная цель Эр-Рияда заключается в снижении зависимости от США в сфере безопасности и в сохранении своих позиций как самой влиятельной страны в арабском мире. Следовательно, она может положительно отреагировать на дипломатический зондаж России, если Путину удастся создать арабскую коалицию на широкой основе вокруг политического урегулирования сирийского кризиса с подключением к этому процессу Асада. Если отношения Путина с ССАГПЗ будут и дальше укрепляться, связи Москвы с Эр-Риядом скорее всего пойдут на лад, и в них исчезнет длительная враждебность.