Хотя СМИ зловещим тоном намекают, что Дональд Трамп состоит в сговоре с Владимиром Путиным, именно президент Обама позволил российскому авторитарному лидеру стать влиятельной политической фигурой на Ближнем Востоке. Именно благодаря Обаме рейтинг одобрения Путина среди россиян составляет 82% — на фоне снижающихся доходов и практически повсеместной нехватки продуктов. Как написала сегодня The New York Times, нагнетание Москвой напряженности на Украине, «позволяет России и дальше заявлять о себе как о мировой державе, даже при том, что ее экономика меньше, чем экономика Австралии».

Хотя президент Обама присоединился к ЕС, введя санкции, и предупредил Владимира Путина о неминуемой изоляции после захвата Крыма, российский лидер продолжает открыто демонстрировать неуважение к США. Например, недавно, несмотря на «жесткие» предупреждения США, Москва начала поставки в Иран зенитно-ракетных комплексов С-300 — систем, которые в будущем могут быть использованы для защиты ядерных объектов.

Это уже не первый случай, когда Путин ставит Обаму в неловкое положение. От предоставления убежища экс-сотруднику АНБ и активисту WikiLeaks Эдварду Сноудену до предположительной организации утечки материалов электронной переписки, которая вскрыла факты коррупции в демократической партии, бывший оперативник КГБ неоднократно провоцировал президента, зная, что является (как ни странно) хозяином положения. Президенту Обаме нужна была помощь Путина на двух фронтах, крайне важных для его рейтингов и политического наследия — в борьбе с ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ — прим. ред.) и в вопросе достижения соглашения по иранской ядерной программе.

Что, впрочем, проигнорировали СМИ, неистовствующие по поводу предположительных связей Трампа с российским агрессивным лидером. Этот нелепый сюжет возник после того, как Трамп высказался на митинге: «Россия, если ты слушаешь, я надеюсь, ты можешь найти недостающие 30 тысяч писем», имея в виду те сообщения, которые Хиллари Клинтон удалила из своего персонального сервера. Письма, которые, надо отметить, удалять было нельзя, и о которых она солгала.

Суть формируемой информационной картины состоит в том, что Трамп, выражая восхищение способностью Владимира Путина руководить (а также по той причине, что он немного занимался бизнесом в России), мог бы в случае своего избрания президентом каким-то образом уступить власть бывшему оперативнику КГБ. Это обвинение почти комично — учитывая, что именно это и сделал Обама.

Обама пережил очень неловкую ситуацию в 2012 году во время личной беседы «вдали от микрофонов» с тогдашним президентом Дмитрием Медведевым — тогда, передавая через него информацию Владимиру Путину, он заверил, что «после моего избрания я буду проявлять больше гибкости» в вопросе противоракетной обороны. Медведев ответил: «Я понимаю. Я передам эту информацию Владимиру».


Этой фразой Обама дал понять, что после выборов он может отказаться от планов по созданию европейской системы противоракетной обороны, которая должна была защищать Европу от иранского ядерного оружия. В действительности именно это он и сделал. Поначалу он отказался от планов установить десять зенитных управляемых ракет в Польше и радиолокационную сеть в Чехии. Программу, предложенную взамен — более эффективную и стратегически более совершенную — намечалось реализовать к 2018 году. Она была отложена «на неопределенный срок» из-за возражений России.

При этом в 2013 году Обама проявил нерешительность, когда президент Асад в Сирии использовал зарин против собственного народа — то есть, переступил черту, от чего наш президент его предостерегал. Когда сирийский диктатор сделал это, Обама дрогнул и отступил. Вместо того чтобы атаковать Сирию, Обама предоставил Путину разбираться с этой неприятной ситуацией. Это было поразительным решением, которое обошлось еще дороже в 2014 году — когда воодушевленный своим новообретенным союзом с Обамой Путин вторгся в Украину и захватил Крым.

После вторжения России в Крым, Обама пообещал, что «если Россия продолжит нынешний курс,… изоляция усилится, санкции будут ужесточены, и последствия для российской экономики будут более серьезными». А что же на самом деле? На протяжении следующего года госсекретарь Джон Керри встречался со своим российским коллегой Сергеем Лавровым 20 раз и дважды приезжал Москву для встречи с Владимиром Путиным — просто чтобы убедиться, не начинает ли тот томиться от одиночества.

Обама не мог себе позволить изолировать Путина, поскольку проигрывал в борьбе против ИГИЛ, и его рейтинги резко падали. Обама разрешил проводить наступательные операции против террористической организации, но настолько ограничивал действия военных, что самолеты возвращались с боевых вылетов на базы, израсходовав боекомплекты лишь на четверть, поскольку опасались жертв среди гражданского населения. ИГИЛ процветало и росло, совершая теракты по всему миру, и получается, что Обама позволил Путину взять на себя руководство этой борьбой.

В марте газета The Guardian сообщила, что за предыдущие шесть месяцев в результате ударов российской авиации погибли две тысячи мирных сирийцев — в том числе детей. Целью авиаударов Москвы стало не только ИГИЛ, но и силы, выступавшие против Асада — те, кого США обучали и те, кто был в числе союзников США. Контролируемые ИГИЛ территории начали сокращаться, и рейтинги Обамы повысились.

Чем можно было бы ограничить агрессию Путина? Одним из подходов могли бы стать всеобщие усилия, направленные на то, чтобы ослабить зависимость Европы от российского природного газа. У США природного газа больше, чем достаточно, мы могли бы стать для наших европейских союзников крупным экспортером сжиженного природного газа и ослабить тот контроль, который Россия сохраняет над Евросоюзом. Правда, это приведет к увеличению состояния наших энергетических компаний — что ненавистно Белому дому Обамы.

Путин вынашивает честолюбивые замыслы — невзирая на сокращающуюся экономику и широкое международное осуждение. Путем манипуляций он заставил президента Обаму дать ему возможность стать влиятельным игроком на международной арене. Так что Трамп ему и не нужен.