Ядерная военная истерия, разжигаемая российским президентом Владимиром Путиным, и его политика балансирования на грани войны положили конец правилам, которыми долгое время руководствовались в своих отношениях Москва и Вашингтон, и создали опасную дилемму для США.

Следующий американский президент унаследует очень сложные отношения с Россией, а также столкнется с тем фактом, что попытки Вашингтона сдержать Путина в основном потерпели неудачу. Принятое Москвой в октябре решение выйти из знакового соглашения об утилизации оружейного плутония, а также появившиеся на прошлой неделе сообщения о том, что Россия разместила в Калининградской области новые, способные нести ядерный заряд ракеты, показывают готовность Путина демонстрировать российскую военную силу новыми способами, которые зачастую непредсказуемы.

Американских и европейских официальных лиц все больше тревожит готовность Путина идти на риск военной конфронтации и его угрозы применить ядерный арсенал страны из-за тех проблем, которые стоят отдельно и никак не связаны с ядерной проблематикой. В связи с этим Соединенным Штатам и их европейским союзникам дьявольски трудно найти эффективный ответ на возмутительные действия Путина, к которым можно отнести российскую аннексию Крыма, авиационную кампанию в поддержку сирийского режима, а также возможные хакерские атаки Москвы на президентские выборы в США.

«Возникает стойкое впечатление, что мы вступаем в очень тревожную и опасную фазу в наших двусторонних отношениях», — сказала Джулианна Смит (Julianne Smith), ранее занимавшая высокую должность в Пентагоне, где она руководила политикой НАТО, а также работавшая старшим советником у вице-президента Джо Байдена. «Следующий президент столкнется с трудным стратегическим выбором», — заявила Смит, ныне работающая советником по Европе и России у кандидата в президенты от Демократической партии Хиллари Клинтон.

Преемнику президента Барака Обамы придется выбирать из нескольких весьма неприятных и рискованных вариантов действий, что касается обуздания усиливающейся России. Об этом говорят как бывшие, так и действующие официальные лица. Более примирительная политика, нацеленная на заключение важной сделки с Россией по Украине, снизит напряженность в краткосрочной перспективе, однако в конечном счете придаст смелости Путину. Более воинственная линия типа той, за которую ратует Клинтон, по опросам общественного мнения лидирующая в предвыборной гонке, создаст опасность эскалации и усилит шансы на военное столкновение в Сирии или в Прибалтике.


Когда администрация Обамы потерпела неудачу со своей политикой «перезагрузки», а Путин в 2012 году вернулся на президентский пост, Россия начала все чаще увязывать воедино очень разные вопросы, отказываясь от сотрудничества даже в тех областях, которые представляют взаимный интерес, и делая это в целях оказания давления на Вашингтон по другим спорным проблемам. В эпоху разрядки в 1970-е годы сверхдержавы действовали совершенно иначе, проводя четкие границы, устанавливая неписаные правила и соблюдая их. В частности, решения по ядерному оружию они отделяли от других вопросов и споров на международной арене.

После аннексии Крыма в 2014 году и интервенции в Сирии в 2015-м Кремль отказался от такого подхода, создав совершенно новую ситуацию в отношениях Москвы и Вашингтона, которым до этого удавалось отделять области противоречий от сотрудничества в сфере контроля вооружений.

Кремль в своем постановлении об отказе Как заявил Foreign Policy высокопоставленный представитель администрации, сообщения о развертывании ракет «Искандер» в Калининградской области на Балтике «представляют собой очередную серию заявлений и действий России, ставящих под вопрос ее приверженность курсу на сокращение самых опасных в мире ядерных материалов и подрывающих долгий путь к разрядке».

В последние годы Россия приняла более агрессивную ядерную доктрину, расширив перечень сценариев, в которых она может использовать свой арсенал. Она также использует угрозы, говоря о своих ядерных силах. Баллотируясь в 2012 году в президенты, Путин повысил роль ядерного оружия в российской стратегической доктрине, написав об этом статью в государственной «Российской газете». Он даже намекнул, что ядерное оружие может быть применено в обычной войне. Вернувшись в президентское кресло, Путин объявил о планах модернизации всех трех составляющих стратегических ядерных сил России.

В марте Путин сказал, что когда решалась судьба Крымского полуострова, он был готов перевести ядерное оружие в состояние повышенной боевой готовности. Когда корреспондент государственного телевидения спросил его, готова ли была Россия задействовать в случае конфликта ядерное оружие, Путин ответил: «Мы готовы были это сделать. Я же разговаривал с коллегами и говорил им, что это (Крым) наша историческая территория, там проживают русские люди, они оказались в опасности, мы не можем их бросить».

Соединенные Штаты заявляют, что Россия нагло нарушила договор от 1987 года о контроле вооружений, заключенный американским президентом Рональдом Рейганом и советским лидером Михаилом Горбачевым. Этот договор предусматривает ликвидацию всех баллистических и крылатых ракет наземного базирования дальностью от 500 до 5 500 километров. Он помог положить конец холодной войне и заложил важную основу для усилий по контролю вооружений.

Подписав в 2010 году договор СНВ-3, Россия на протяжении последних шести лет отвергает предложения Обамы договориться о дальнейших сокращениях ядерных вооружений. Срок действия этого договора истечет в 2021 году, и если не будет нового соглашения, то все достижения в сфере контроля вооружений последней четверти века окажутся под угрозой. Правительство Путина также отказалось от начатых в 1990-е годы взаимных усилий по обеспечению безопасности ядерных материалов. В марте Россия решила не участвовать в саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне.

Президент РФ Владимир Путин на военном параде в честь 70-й годовщины Победы в ВОВ


Все более жесткую ядерную риторику Москва сопровождает агрессивными маневрами с задействованием неядерных сил. С начала украинского кризиса Россия неоднократно направляла свои истребители и способные нести ядерное оружие бомбардировщики к границам НАТО и к воздушному пространству США. Ее самолеты пролетают в опасной близости от американских самолетов и кораблей. Российская авиация регулярно нарушает воздушное пространство не входящих в НАТО стран, таких как Финляндия и Швеция, которые присоединились к санкциям ЕС против Москвы. В марте 2015 года российский посол в Копенгагене сказал, что датские боевые корабли станут «мишенями для российских ядерных ракет», если датчане установят на них передовое радиолокационное оборудование.

В то время как Соединенные Штаты и НАТО представляют Россию в качестве агрессивной силы на мировой арене, Москва обвиняет Америку в содействии «переворотам» в своем ближнем зарубежье за счет поддержки демократических движений, а также в нарушении ядерного равновесия посредством создания противоракетной обороны.

Соединенные Штаты, со своей стороны, в 2002 году вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны. Российские руководители называют провокационными действия США по развертыванию систем ПРО в Восточной Европе, заявляя, что это оружие пустило под откос переговорный процесс по контролю вооружений.

Москва обвиняет НАТО и Соединенные Штаты в опрометчивых действиях, напоминая о том, что они направили дополнительные танки и войска в приграничные с Россией страны Североатлантического альянса и применяют бомбардировщики В-2 во время учений вблизи российских границ.

Пытаясь урегулировать противоречия и сохранить отношения, администрация Обамы решила пойти средним путем между конфронтацией и компромиссом, утверждая, что для сдерживания России требуется стратегическое терпение. Так, после российского вторжения на Украину и аннексии Крыма главным средством воздействия Америки стало не оружие, а экономические санкции. Но расколовшие Европу и нанесшие вред России санкции не смогли заставить ее вывести своих «маленьких зеленых человечков» из Крыма и вернуть его Украине.

«Нам нужна последовательная политика по России», — сказал один западный дипломат.

В обстановке резкого ухудшения российско-американских отношений искать новые способы умеренного повышения напряженности придется уже следующей администрации США. Когда Россия в 2015 году развернула в Сирии истребительные эскадрильи и артиллерию, администрация Обамы была ошеломлена. Москве удалось переломить ход войны в пользу режима президента Башара аль-Асада. Эта интервенция позволила России диктовать свою повестку в Сирии, ослабляя влияние Вашингтона и резко ограничивая варианты применения военной силы США.

Когда законодатели в прошлом месяце спросили председателя Объединенного комитета начальников штабов генерала Джозефа Данфорда (Joseph Dunford) о возможности создания Соединенными Штатами бесполетной зоны в Сирии, он ответил, что для этого «нам потребуется начать войну против Сирии и России».

© AFP 2016, Brendan Smialowski
Кандидат в президенты США от Демократической партии Хиллари Клинтон


Клинтон на всем протяжении своей предвыборной кампании призывает к установлению такой бесполетной или «безопасной» зоны для гражданского населения Сирии. Но при этом она не объясняет детально, что это означает, и что это повлечет за собой. А вот ее советники предполагают, что это потребует от США сбивать сирийские самолеты, в случае чего России придется выбирать: защищать Асада или сотрудничать с Вашингтоном. Обсуждая идею бесполетной зоны, Клинтон ничего не сказала о присутствии в Сирии самых современных российских зенитно-ракетных комплексов С-400, которые могут быть применены против американских самолетов, охраняющих бесполетную зону.

Видимо, Кремль усмотрел в возможности создания бесполетной зоны прямую угрозу своей группировке в Сирии, особенно с учетом ливийских событий, когда Клинтон была госсекретарем. В 2011 году занимавший тогда президентский пост Дмитрий Медведев отдал распоряжение, чтобы Россия воздержалась при голосовании в Совете Безопасности ООН о введении в Ливии бесполетной зоны. Согласно сообщениям СМИ, Клинтон заверила Москву, что целью операции не является смена режима в Ливии и свержение президента Муаммара Каддафи. Однако после того как натовская авиация дала возможность ливийским повстанцам добиться успехов на поле боя, и когда появилось видео, на котором Клинтон шутит по поводу гибели Каддафи «мы пришли, мы увидели, он умер», Кремль посчитал, что американцы его обманули. Эксперты говорят, что эта интервенция и смерть Каддафи заставили Путина вернуться на президентский пост.

В отличие от жестких высказываний Клинтон против России, кандидат в президенты от Республиканской партии Дональд Трамп весьма дружелюбно отзывается о Москве. Его оппоненты задают вопросы о деловых связях Трампа с российскими инвесторами и обвиняют помощников кандидата в том, что те бездумно повторяют московскую пропаганду. В четверг пророссийский вебсайт Sputnik опубликовал комментарий бывшего советника Трампа по внешней политике Картера Пейджа (Carter Page), раскритиковавшего Соединенные Штаты за вмешательство во внутренние дела соседних с Россией стран, таких как Украина, и в «полном невнимании» Вашингтона к российским интересам. Трамп недавно призвал теснее сотрудничать с Кремлем в борьбе против «Исламского государства» (террористическая группировка, запрещена в России — прим. пер.) в Сирии, но в остальном не приводит никаких конкретных примеров того, как он намерен строить отношения с Россией. Однако позиции Трампа ослабевают в связи с обвинениями в сексуальных домогательствах, а Клинтон сегодня считают наиболее вероятным победителем.

Кандидат от демократов сможет воспользоваться своим опытом работы на посту госсекретаря. За четыре года работы в этой должности она стала с опаской относиться к Путину и не верит в то, что Москву возможно переубедить методами дипломатии или уступками. Кремль точно так же с опаской смотрит на перспективу избрания Клинтон в президенты из-за ее воинственных внешнеполитических позиций по Сирии и Украине. Но пока непонятно, насколько далеко может пойти Клинтон, демонстрируя решимость США и противодействуя агрессивной тактике России, особенно с учетом того, что Москва готова привязывать конфликты к более общему вопросу ядерной безопасности.

Кое в чем эти текущие проблемы напоминают 1970-е годы. Но в те времена между сторонами существовало взаимопонимание, которое ограничивало их соперничество. По словам архитектора разрядки Генри Киссинджера, занимавшегося этими вопросами при Ричарде Никсоне и Джеральде Форде, «разработанную двумя странами концепцию стратегической стабильности можно было реализовывать даже в условиях продолжения соперничества в других областях».

Эта «стратегическая стабильность» и принесенное ею равновесие разрушились с распадом Советского Союза. Россия почувствовала угрозу и унижение от расширения НАТО и Европейского Союза, которые начали продвигаться в Центральную и Восточную Европу. Ее также возмутили возглавленные США военные интервенции в Сербии, а позднее в Ираке, которые были начаты без санкции Совета Безопасности ООН.

Между экспертами по России нет единого мнения о том, как можно справиться с Путиным, и ни у одного западного государства, похоже, нет ясного представления о том, как этот бывший агент КГБ отреагирует на различные попытки сдержать его, или в каком направлении он намерен вести свою страну.

«Мы видим, какую тактику он использует, и как он вмешивается в различные глобальные кризисы, — сказала Джулианна Смит. — Но мы не уверены в том, насколько далеко он готов идти».