Как работают эти платформы? Просачиваются ли заимствования из сионистских СМИ? Каковы профессиональные требования? Различаются ли телевизионные каналы и газеты в разрешении этого вопроса? Многие вопросы свободно обсуждаются на кухне, а специалисты обращают внимание на ошибки, которые имеют место со стороны некоторых институтов — это происходит в независимости от того, знают ли они еврейскую сущность или нет. «Промахи» изобиловали последнее время в анархии, укоренившейся в арабском мире.

С поражения 1967 года до вторжения Израиля в Ливан в 1982 году, которое привело впоследствии к войне в июле 2006 году (так называемой «Второй ливанской войне»), и в последующие пять этот регион превратился в окровавленные руины. И тут подкрался сионистский враг, наблюдая за отходом от тематики «арабо-израильского конфликта» в пользу конфликтов «арабо-арабского» и «арабо-персидского».

О серьезных переменах в регионе свидетельствует отсутствие интереса к Палестине со стороны СМИ. Вместе с тем все чаще появляются попытки улучшить образ Израиля, и еврейские СМИ (здесь и далее под еврейскими СМИ подразумеваются все медиа на иврите — прим. пер.) начинают звучать громче, чем когда-либо… Голос Израиля в оккупированной Палестине адаптируется ко всем этим изменениям. Это находит свой отклик и в Ливане: некоторые пытаются вернуть интерес арабов к сионистским СМИ, продвигать их контент. Мы все помним устрашающие образы израильских танков по LBCI (Lebanese Broadcasting Corporation International, крупнейший ливанский телевизионный канал, основан в 1985 представителями Ливанскими ВС во время гражданской войны — прим. пер.) в июле десять лет назад. Говорилось о том, что сионистские солдаты готовы войти на территорию Ливана, и начало вторжения намечено на август того же года. После того как война закончилась, сионистские СМИ начали продвигать идею о поражении Ливана и приложили массу пропагандистских усилий, чтобы «прикрыть» свое поражение. На оккупированных палестинских территориях они говорили о глубоком разорении Ливана, его инфраструктуры, а также об огромном количестве жертв. Эти слова скоро повторили некоторые ливанские каналы, политики и журналисты, несмотря на то, что крупнейшие военачальники с сионистской стороны признали поражение в войне.

Таким образом, по своей наивности или недобросовестности некоторые ливанские СМИ превратились в рупоры сионистских медиа. Между тем, это нарушает закон о печати, который предусматривает уголовную ответственность за поощрение или сотрудничество с израильским врагом. Этот бич не ушел со временем, но, наоборот, пустил корни и переоделся в другие одежды в атмосфере нормализации отношений с Израилем. В ливанских СМИ происходят изменения в репрезентации того, о чем пишут еврейские медиа. И это используется в качестве инструмента во внутренней борьбе. С другой стороны, сущность того или иного СМИ зависит от его назначения. Например, одни апеллируют к идее «знай своего врага». Эти СМИ условно можно назвать «ответственными». Они отрицают любые обвинения в предвзятости анализа, говоря о повышении эффективности использования этой темы в национальных целях. В некоторой степени это соответствует войне, которую ведет сопротивление в лице Израиля. Пожалуй, наиболее ярким примером здесь служат публикация и распространение коротких видео о военных операциях на юге Ливана, которые впоследствии стали называться «военной информацией» («аль-и’алям аль-харби») после 2000 года. Эти несколько минут видео встряхнули сионистское образование («аль-каян ас-сахъюний») и его истеблишмент и напомнили обществу о понесенных потерях. Эти материалы, распространяемые Аль-Манаром, служили медиа-инструментом и способствовали свержению оккупации. Как действуют эти институты в Ливане? Как производится и просеивается информация в синонистских медиа? Какими стандартами они руководствуются? Различаются ли на разных каналах позиции политических сил и другие мнения по этому вопросу? Обязательно ли использовать ключевые понятия, упоминая, что Израиль оккупировал Палестину и другие арабские территории?


Стоит начать с того, что еврейские СМИ известны наличием двух сторон: внешней и внутренней. Первая ориентирована исключительно на арабскую аудиторию: контент на арабском, английском и французском языках носит откровенно пропагандистский лживый характер. Основная цель — обелить образ Израиля. Вторая группа СМИ распространяется на иврите и нацелена прежде всего на израильское общество, для 99% которого эти медиа выступают источником достоверной информации.

Эти СМИ пользуются наивысшим доверием, они прозрачны и открыто говорят о различных конфликтах и проблемах. Эта сфера и будет в центре внимания ливанских СМИ, однако остается вопрос путей взаимодействия. По словам редактора по еврейским делам газеты Ас-Сафир Хальми Мусса, интерес к еврейским СМИ начался после неудачи в войне 1967 года. Зарубежные СМИ, издававшиеся на арабском языке, отличались высокой степенью пропаганды, как мы уже говорили выше. На следующем этапе постепенно стал возрастать интерес к ивриту, но его использование было ограничено количеством специалистов, владевшим этим языком. Сегодня ситуация изменилась в связи с бумом переводов, специализацией медиа-пространства и аналитикой в СМИ. Без стыда публикуются карты Израиля вместо Палестины: СМИ вступают в идеологическую борьбу, пытаясь преподнести ливанцам и арабам такое положение дел как настоящее.

Между этими двумя берегами мы приближаемся к нашей теме: мы пытаемся понять кухню освещения еврейских СМИ в Ливане, какими правилами они руководствуются и на какие меры предосторожности идут в освещении того, что происходит в сионистском образовании, особенно в свете тенденции использования игр смысла в еврейских СМИ в узких политических целях. Это то, о чем говорит коллега Яхья Дабукк: «СМИ стали инструментом в противостоянии различных группировок в Ливане». Он также добавляет: «Израильская аналитика, заявления и мнения не представлены в текущем контексте». Это явление стало довольно распространенным в последние годы в ливанских СМИ. Суть вопроса, по мнению Дабука, заключается в «степени разбавленности ливанских СМИ израильской повесткой» и «намерением добровольно защищать их, посредством нивелирования их образа как врага». Хальми Муса считает, что из-за разобщенности в арабской среде на данный момент «враждебность по отношению к Израилю начинает заменяться враждебностью по отношению к кому-то другому». После иракского вторжения в Кувейт мы стали слышать: «Ирак более опасен, чем Израиль». В противостоянии между ФАТХ и ХАМАС Израиль становится более милосердным. Многолетний опыт Мусы в написании и редактировании статей на израильскую тематику подтверждает, что внимание еврейских СМИ переключилось от «позиции подозрения к позиции без четкого основания». Появилось также убеждение, что «арабы в освещении своих конфликтов также не уклоняются от фальсификаций». Возможно, эта теория подтверждается опросом, который Израиль провел в прошлом году в Саудовской Аравии. Главный вопрос был: «Кто является врагом?» Ответом номер один был Иран, и только потом Израиль. Это, конечно, можно объяснить соответствующей пропагандой в государствах Персидского Залива, где Израиль уже утратил значение первого и единственного врага всех арабов.

Ежедневные сводки Аль-Манар

На канале Аль-Манар, голосе «Хезболлы» в Ливане, Хасан Хиджази возглавляет еврейское направление в течение 15 лет — с тех пор как был освобожден из израильской тюрьмы. Так началась его карьера в СМИ, хотя следить за происходящим он начал, еще будучи за решеткой. Аль-Манар стремится описывать события в оккупированной Палестине максимально объективно. Хиджази говорит, что это отличительная черта Аль-Манара: даже в экстремальные моменты, когда шла война, и применение пропаганды было «узаконено». Во время июльской войны, например, Аль-Манар стремился перед публикацией проверять информацию из нескольких источников. Особенно это касалось количества убитых сионистских солдат. Аль-Манар передавал данные в соответствии с информацией из еврейских СМИ, не преуменьшая и не преувеличивая, в отличие от израильских СМИ, которые публиковали вымышленные цифры, чаще всего оказывавшиеся ложными. Сионистская сторона не отвечает ни на какие письма генерального секретаря «Хезболлы» Хасана Насраллы, кроме тех, которые публикуют эти СМИ, что свидетельствует о высоком доверии к ним, говорит Хиджази. Такой профессионализм и объективность в борьбе с врагом не может быть абсолютно «нейтральным». Поэтому восприятие еврейских информационных материалов требует иных способов подготовки читателей. Речь идет о «СМИ для новобранцев», подчиняющимся напрямую израильским военным. Это ведомство использует СМИ для передачи определенных сообщений или для недопуска некоторых новостей, особенно для тех медиа, которые находятся под наблюдением ливанских СМИ. Например, передаются сообщения о сионистских военных маневрах, направленные на проведение психологической войны.

Основное направление еврейского отдела Аль-Манар — это ежедневный круглосуточный мониторинг каналов и сайтов на иврите. По словам Хиджази, группа мониторинга в основном опирается на вечерние новости. Выбор материала зависит от его важности: в приоритете Палестина, в особенности действия сопротивления и военные действия внутри страны. Из этих материалов формируются ежедневные репортажи и новостные сводки. В дополнение к этому на Аль-Манаре есть специальная программа «Знай своего врага». Это дискуссионная площадка для специалистов и экспертов в области Израиля.

Аль-Маядин раскрывает истинную сущность

Оперативный мониторинг еврейских медиа вслед за Аль-Манар осуществляет и команда еврейского сектора канала «Аль-Маядин». В своей работе на этом поприще они избегают «реальности как она есть» и входят в группу так называемых ангажированных СМИ. Это означает, что они используют еврейской темы в производстве пропаганды и распространение соответствующей идеологии. Отдельное событие по еврейской тематике преподносится в соответствии с политикой канала. Основной вопрос, лежащий в основе этого действия, какую информацию получает арабская аудитория из такого материала и что нового канал добавляет к образу врага. Любая новостная сводка преследует определенную цель, чтобы не попасть в ловушку и не стать инструментом в психологической войне.

Несколько месяцев назад я побывал на программе «За стеной», через четыре года после того, как эта передача была запущена на Аль-Маядине. Программа представляет собой «титанический скачок в арабских СМИ», как говорится в ее начале. Программа уверенно вышла на экраны. Она цитирует новости и анализирует их в определенном ключе. «Намеренно делалось так, чтобы гости студии выдавали идеологически окрашенную или пропагандистскую информацию». Аббас Исмаил, специалист по еврейской проблематике, постоянный гость этой программы, старается представить Израиль арабской публике в негативном и «позитивном» ключе, чтобы предстать в виде «объективного специалиста». Он повторяет формулировки, распространенные в Израиле, тем самым не попадая в ловушку того, что его речи можно было бы назвать инструментом в психологической войне, так как он оперирует понятиями критического дискурса.

Важность этой программы для арабской публики заключается в возможности приблизиться к «израильским реалиям», включающим в себя внутренние социальные и политические проблемы. Возможно, самое важное в программе «За стеной» — то, что она освещает проблемы «внутренних палестинцев» и пытается донести их страдания от оккупации и облегчить их бремя проживания в расистской среде. На ежегодных подведениях итогов уже в течение четырех лет отмечается, что программа смогла создать образ реального Израиля. Одной из главных причин успеха считается «серьезный подход к делу и знания Израиля».

Аль-Джадид корректирует образ врага

После окончания июльской войны на канале Аль-Джадид вышел небольшой сюжет Рай Рамаля, освещающий «израильскую позицию». В 2007 году канал решил расширить эти сводки — так появилась передача «Знай своего врага», которая выходила на протяжении 9 лет. Еженедельная программа Клары Гехи за эти годы развила новую тему. Передача продолжается 30 минут. Несмотря на то что это относительно «мертвое» время, программа, по словам Гехи, смогла давать развернутые арабские и западные комментарии и аккуратно обратить внимание множества ливанских группировок на позицию еврейских СМИ. На программу приглашали гостей, специалистов по еврейской тематике, а также она передавала различные сообщения о безопасности, политике и обществе. Сегодня «Знай своего врага» намеренно концентрируется на наследии и культуре оккупированной Палестины, восстановлении памяти об оккупированных городах и деревнях, о которых пытаются умолчать и забыть. Вначале бывший пленный Анвар Ясин переводил то, как отвечали на эту программу в еврейских СМИ. Сегодня в течение недели до выхода передачи ее создатели с помощью переводчиков проводят мониторинг этих СМИ и палестинских сайтов.

В еврейском отделе в газете «Аль-Ахбар» двое бывших пленных Али Хайдер и Мухаммад Бадир работают бок о бок с коллегой Яхьей Дабуком. Несомненно, это способствует улучшению работы по мониторингу еврейских СМИ. Аль-Ахбар стремится давать глубокий анализ политики и проблем безопасности Израиля. Как объяснил наш коллега Мухаммад Бадир, наряду с социальными аспектами освещаются также и информационные аспекты, особенно учитывая ограничения информационных бюллетеней и ток-шоу, «пропитанных политикой».

Работа в еврейском секторе Аль-Ахбар основывается на анализе внутренних еврейских СМИ, наряду с использованием данных стратегических исследовательских центров.

Язык и стиль

Через постоянные призывы к журналистам мониторить еврейские СМИ выделились две противоречащие друг другу точки зрения по тому, как СМИ используют язык и стиль. Аль-Маядин стремится использовать выражения так, как они написаны, например, используя слово Израиль без кавычек. Это только верхушка критических замечаний. Названия передаются так же точно: например, если сказано «израильский министр безопасности», то это будет передано именно в таком виде и не будет исправлено на «военный министр». Эта тенденция в борьбе с еврейским делом возвращает нас к восприятию «Израиля» как части политической реальности и нацеленности на «рациональную, а не эмоциональную дискуссию». Это не относится к Аль-Джадид, который старается использовать одинаковые для всех программ и новостных сводок термины. Клара Геха говорит, что в своей программе она стремится ограничить употребление слова «Израиль», заменив его на «оккупированные территории» или «оккупированная Палестина». Конечно, в подобных программах избегают имен сионистских политиков, предпочитая говорить «военный министр» или «министр обороны». Аль-Ахбар оказывается между двумя крайностями: нужно пользоваться терминами оккупации и оккупированной Палестины, не попав при этом в кондовую идеологическую крайность, говорит Бадир.

Закон

С юридической точки зрения адвокат Тони Микаэль опровергает запрет на взаимодействие с сионистским врагом, что было закреплено в положении, одобренном Лигой арабских государств в 1951 году и ратифицированном всеми арабскими государствами на разных уровнях. В Ливане бойкот Израилю был объявлен региональными структурами в июне 1955, а соответствующий закон был издан в 1963 году. Этот закон принимало во внимание Министерство экономики и торговли, на которое были возложены задачи по сбору необходимой информации, планирования мер и реализации решений, а также координация с головным офисом в Дамаске и с остальными региональными отделениями.

Закон о «бойкоте Израилю» запрещал коммерческое и финансовое взаимодействие с врагом, а также все, что касалось торговли, банковского сектора, сферы туризма, культуры, искусства и медиа. Нарушение предусматривает наказание в виде заключения под стражу на срок от 3 до 10 лет и штрафы. Эти санкции применяет военный суд Ливана.

Многие в Ливане уже были осуждены по этому закону. Майкл считает, что ошибочны сами формулировки этого закона. Например, некоторые СМИ работают с сионистами и передают информацию аудитории без контроля над содержанием этих новостей.

На данный момент, согласно статье 7 пункту 7 Закона о телевидении и радиовещании (1994), «организация берет на себя обязательство не транслировать ничего, что может привести к развитию отношений с сионистским противником». Также этот пункт гласит, что визуальные и аудио-СМИ попадают под действие любого другого закона, не противоречащего положениям настоящего закона. Это означает, что эти СМИ опять же могут уклониться от действия закона о бойкоте Израиля.

Запугивание и пропаганда

В июле прошлого года разгорелся спор по поводу документального сериала, транслировавшегося на канале Аль-Маядин. Фильм назывался «2006», режиссер Аббас Фнейш. Дело в том, что создателям фильма удалось выйти на высший руководящий состав сионистов и получить от них откровения по поводу июльских событий. Недовольство вызвал тот факт, что, с одной стороны, проект был реализован через средиземноморскую компанию (и итальянского журналиста Майкла Муни), а с другой стороны, посыпались обвинения по сближению с Израилем. В одном из интервью (Аль-Ахбар, 11.08.2016) Фнейш категорически опроверг слухи о том, что он обманывал людей, с которыми работает, что он организовывал эти встречи. Во время этого интервью, когда появился один из двух солдат, выживших в плену в июле 2006 года, ливанские журналисты хотели отфильтровать его слова и не допустить его монолога целиком, чтобы у зрителей не могло возникнуть сострадания к нему. Здесь продюсер пытался подменить смысл, чтобы не гуманизировать противника и в то же время, используя оставшиеся визуальные средства массовой информации, превратить его трибуну в действие вражеской руки. Возможно, другим ярким примером в этой области можно назвать сюжет на LBCI (Амаль Шахада) про военную базу «Рамат Давид». В сюжете рассматривалась военная сила «Израиля» в противодействии «контрабанде оружия „Хезболле“ из Сирии».

В 2012 году на канале mtv неоднократно появлялась информация об агрессии, начатой Израилем в Секторе Газа. Канал дал название этой операции — «Облачный столб». Мажди Халаби, бывший солдат израильской армии, был рупором противника в стране все то время, что стоял во главе этого канала. Напомним, что во время агрессии 2012 года в Секторе Газа, Халаби заверял зрителей, что «железный купол сионистов сможет дать отпор ракетам ХАМАСа». В том же году он распространил информацию о том, что «это сторонники Хезболлы распространяют по всему миру информацию о том, что mtv следует израильским проискам», также в сюжете присутствовал эксперт института стратегических исследований Михаил Виделавски.

Это на экране. В электронном пространстве на первый план выходит сайт «Мудун». Известно, что Сами Халифа получает финансирование специально для создания запугивающего образа Израиля. 10 августа Халифа сообщил нам о подготовке израильской армии к «Третьей ливанской войне», говоря об оружии и технологиях. Спустя три дня он опубликовал статью под заголовком «Следующая война будет против Ливана». Он постоянно участвует в дебатах в Израиле и говорит о начале войны. И он никогда не перестанет рекламировать израильскую военную промышленность и продвигать Меркаву-4 в качестве «мести за июльскую войну».