Некоторые политологи готовы были поспорить, что окончание советского режима повлечет за собой конец НАТО. Ведь теперь европейским странам, находящимся под защитой Америки, не надо было ничего бояться. Социализм рухнул и принес с собой страхи, которые долгие десятилетия были ночным кошмаром старого континента. Таким образом, терялась основная цель Альянса — защищать своих членов от Москвы. Эти оценки оказались невероятно далеки от истины.

В момент падения Берлинской стены находящихся под крылом НАТО стран было 16, в их число входило большинство стран Западной Европы. Однако в течение десяти лет их количество выросло сначала до 19, потом до 26 в 2004 году. Меньше чем за 20 лет Атлантический альянс фактически вобрал в себя всю Европу, расширяясь на Восток. Последними присоединившимися к нему стали некоторые государства распавшейся Югославии (Словения и Хорватия), а также Албания.


Ключевым годом для понимания того, как НАТО перевернула отношения Европы с постсоветской Россией, стал 2004. Ровно за десять лет до гражданской войны на Украине. В тот год в Атлантический альянс вошла группа стран, которые за 15 лет до этого состояли в советском блоке. В частности, три советские республики — Эстония, Литва, Латвия — и Польша. Это фактически позволило НАТО еще больше ограничить сферу влияния России.

Потенциально военные базы в разных странах-союзниках могут рассматриваться как базы НАТО, хотя некоторые структуры были оборудованы специально для Альянса. В этом отношении показательны три примера. В Италии семь военных структур можно считать структурами НАТО. Три находятся в Венето и Фриули, в Авиано, Виченце и Вероне. Еще одна — в Ля Маддалене на Сардинии, одна в Неаполе, где в Средиземном море расположены подлодки союзников, и одна в Апулии. Не забывая, конечно, штаб-квартиру в Риме, представляющую собой центральный командный пункт НАТО на территории Средиземноморья.

Другим примером этого прогрессивного распространения структур НАТО служат балтийские республики. Латвия, Эстония и Литва, не имеющие авиации, попросили с самого их присоединения поддержки у Альянса, предоставив в его распоряжение около восьми структур, предназначавшихся для иных целей, например, склады, учебные центры и самые настоящие военные базы. Последний пример — Греция. Уничтоженная экономическим кризисом, она осталась одним из немногих государств ЕС, сохранившим высокий уровень затрат на оборону. На данный момент в распоряжении НАТО находятся целых три структуры, одна — в Превезе, вторая — в Ларисе, и третья — на севере страны в Салониках.


В случае с Грецией открывается также вопрос об участии в бюджете. При анализе документов НАТО выясняется, что лишь пять из всех входящих в нее стран инвестируют в оборону больше 2% своего ВВП, то есть предела, установленного на саммитах и многократно подчеркивавшегося администрацией Обамы.

В связи с этим пунктом новоизбранный президент Дональд Трамп повторил свое намерение на корню изменить отношение Вашингтона к этому вопросу. Угрожая не помогать тем странам, которые вкладывают меньше, чем должны.

Несмотря на то, что 70% трат выпадает на долю американцев, НАТО предстает как самая могущественная военная организация в мире. По документам, она располагает 3,48 миллиона человек по сравнению c 771 тысяч у России. Эта мощь подтверждается также и в арсенале. Почти 10 тысяч танков против 2600 у Москвы, 3800 боевых самолетов против 1200, флот, располагающий 13 авианосцами, против одного авианосца у России. На бумаге превосходство неоспоримое. Но лишь на бумаге.

Если верно, что потенциально НАТО обладает самыми мощными ударными силами, то ничего не говорится о том, что Альянс может действовать быстро. Согласно одному исследованию американского мозгового центра RAND, в случае нападения РФ на гипотетическом восточном фронте, войска НАТО были бы уничтожены войсками Москвы. В частности, Россия была бы способна завоевать балтийские города Таллинн и Ригу немногим больше чем за 60 часов. Это произошло бы благодаря тому, что местных вооруженных сил и сил НАТО было бы недостаточно, чтобы блокировать действия Москвы. Даже сил быстрого реагирования. Альянс располагает двумя спецподразделениями NRF и VJTF. Первое состоит из корпуса в 40 тысяч человек, который может вмешаться в конфликт в любой точке мира немногим больше чем через месяц, в то время как второе, созданное в 2014 году, состоит из батальона в 5 тысяч человек, готовых приступить к работе за 48 часов. Оба подразделения, по причинам сроков или объемов, были бы в любом случае недостаточны, чтобы блокировать широкомасштабное нападение. Недостаточно также решение генсека НАТО Столтенберга (Stoltenberg) о расширении присутствующих в Балтике контингентов: начиная с 2017-2018 годов, планируется разместить 4 тысячи человек в Польше, Эстонии, Латвии и Литве.

Несмотря на то, что траты на оборону остаются на прежнем уровне, НАТО продолжает участвовать в различных сценариях, следуя преимущественно вектору, диктуемому Америкой. На данный момент войска НАТО задействованы в шести различных операциях. От Афганистана, где миссия Rs («Решительная поддержка») сменила Isaf («Международные силы содействия безопасности»), до Африканского рога, Средиземноморья и Косово. Однако самым деликатным вопросом остается Балтика. В 2004 года, когда прибалтийские страны стали частью НАТО, три государства попросили НАТО о защите с воздуха. С тех пор — уже больше 10 лет — альянс постоянно оказывает им свою поддержку. На практике прибалтийские страны, ставшие членами Альянса, занимаются охраной и контролем воздушного пространства на случай возможных нарушений границ Россией.

Начиная с 2014 года и кризиса на Украине операция под названием Baltiс Air Policing была укреплена за счет сил второго государства, поддерживающего операции воздушной разведки. На данный момент в небе трех республик находятся самолеты французской авиации, которым помогают немецкие войска, сменившие британские и португальские в начале сентября. Очевидно, это сосредоточение сил вызвало немало проблем с Россией, обвинившей Альянс в стремлении создать конфликтную обстановку.

Эскалация на этих территориях спровоцировала разные проблемы, как практические, так и геополитические. В сфере обычной повседневной жизни головокружительно выросло количество инцидентов. С 2014 по 2015 год произошло около 70 эпизодов, которые могли послужить поводом для столкновения в небе над Восточной Европой. В частности, море, разделяющее три балтийские республики от Финляндии и Швеции, стало театром столкновений, не переросших в конфликт лишь по счастливой случайности. Характерная особенность этой ситуации — значительное увеличение маневров, которых до определенного времени не было, а теперь они происходят каждые пять-шесть дней.

Однако напряжение значительно выросло также из-за учений, проводившихся Альянсом на этой территории, как в случае с операцией «Анаконда-16». 6 июня прошлого года силы НАТО развернули 10-дневную серию учений в Польше, в которых приняли участие свыше 30 тысяч человек из 24 разных стран. В рамках этих учений даже немецкие танки вернулись на территорию Польши впервые после Второй мировой войны. В этих учениях приняли участие и другие государства, например Швеция, Финляндия, Македония, Косово, Грузия и, главное, Украина. Эта операция проходила под американским руководством с участием 13 тысяч американских военных, 12 тысяч польских и 800 немецких. Такой демонстрации силы уже давно не было на этой территории.

«Анаконда-16» была организована как минимум с тремя целями. Первая, возможно, банальная, состояла в проверке возможностей союзнических войск в Центральной и Восточной Европе. Вторая — усмирить Польшу и граничащие с ней государства после событий на Украине, а третья — послать месседж Москве. С помощью своей операции НАТО пыталась показать мускулы, как бы объясняя России, что других ситуаций, подобных тому, что произошло на востоке Украины, терпеть никто не будет.

Падение коммунистических режимов в Европе имело парадоксальные последствия. Оно вызвало непомерное расширение Атлантического альянса, который, с одной стороны, окружил Россию новыми союзниками, расположенными в непосредственной близости к ее границам, а с другой, милитаризировал эту территорию. Он устраивает учения и вводит новые контингенты. Москва тщетно пыталась договориться дипломатическим путем и создать буферную зону, но ее призывы не были услышаны. В результате сама Россия была вынуждена переместить свои войска и вооружение на эту территорию, в частности расположить в Калининграде ракетные системы «Искандер». Стороны вернулись на точку, с которой все начиналось, к новому железному занавесу, который, вместо того чтобы исчезнуть, переместился немного больше на восток.