Дорогой новоизбранный президент Трамп!

Ваша неожиданная победа на президентских выборах произведет наибольшие потрясения на политическом ландшафте за все десятилетия, минувшие после окончания Второй мировой войны, за исключением, возможно, победы Рональда Рейгана на выборах в ноябре 1980 года.

Последствия выборов 2016 года, скорее всего, окажут наибольшее воздействие на иностранные дела и военную сферу, в которых президент имеет значительное влияние и контроль над операциями.

Нынешняя ситуация, при которой президент доминирует во внешней политике, не была предусмотрена Конституцией, оставлявшей Конгрессу более активную роль в сдерживании президента. Но два основных фактора привели к этому изменению в распределении власти.

Во-первых, практическая необходимость быстрого реагирования на внешние события отдает большое преимущество президенту, постоянно пребывающему в должности, по сравнению с Конгрессом, который часто бывает на каникулах.

Во-вторых, в Конгрессе нередко бывает противостояние двух палат, что не позволяет выработать единую последовательную позицию по внешнеполитическим вопросам, будь то в поддержку президента или против него.

Отдельные члены Конгресса в глубине души отлично понимают, что пострадают в своих штатах, высказавшись за или против военного вмешательства, и предпочитают сидеть на месте, позволяя президенту делать все, что он хочет, но при этом они с радостью готовы призвать его к ответу, если что-то пойдет не так. В результате часто разваливается межпартийный консенсус, что выливается в чрезмерный авантюризм или чрезмерную пассивность ничем не сдерживаемого президента на международной арене.

В такой ситуации президент Барак Обама доминировал во внешней политике и, честно говоря, довел ситуацию до беспорядка. Будучи верховным главнокомандующим, он часто игнорировал мнение военных, не обращая внимания на их способности, знания и опыт в этих вопросах.

Вам не следует слепо принимать их мнение, но нужно, как минимум, формировать серьезную позицию по стратегическим вопросам. Категорический отказ от применения сухопутных войск привел к тому, что Барак Обама совершил много ошибок в своих суждениях. Его ошибки оставили вам две главных проблемы.


Первая
 — это ослабленные вооруженные силы, не имеющие возможности вести одновременно боевые действия на многих театрах. Но ни одни дипломатические усилия не могут увенчаться успехом, если США не могут подкрепить их военной силой.

Если оставить вооруженные силы слабыми, то следует ожидать новых провокаций от других, не исключая действий России на Украине. В этой области я поддерживаю заявленную вами позицию «о расширении численности личного состава армии (с 490 тысяч до 540 тысяч), увеличить число батальонов морской пехоты (с 23 до 36), усилить флот (с 270 кораблей до 360) и расширить авиацию (с 1100 самолетов до 1200)». Для достижения этой цели необходимо радикально изменить существующую кадровую политику и порядок закупок, которые давно устарели.

Вторая проблема заключается в полной утрате доверия к США со стороны союзников, вызванной постоянной неспособностью администрации Обамы подкрепить слова действиями. Пустая угроза Обамы по поводу «красной линии» в Сирии привела к последствиям сразу в трех областях.

Во-первых, это гарантировало, что сирийский конфликт будет продолжаться бесконечно, со все новыми и новыми жертвами и растущей российской интервенцией, которая не обратилась «кошмаром», вопреки предупреждений, сделанных Обамой Путину. Потрясает уровень свободы такого тирана, как Путин, во внешней политике, если он желает убивать невинных людей.

Во-вторых, сирийская эскапада показала нашим союзникам, что не стоит рассчитывать на то, что США сдержат свое слово, если дела идут тяжело. Это вынудило союзников строить хрупкие альянсы, вроде тайного сотрудничества между Израилем, Саудовской Аравией и Египтом в целях защиты своих жизненно важных интересов, а это лишь увеличивает шансы на вспышку локального военного конфликта, способного перерасти в большую войну, как в случае борьбы турков против курдов.

В-третьих, это поощрило наших врагов к более агрессивным действиям по всему миру, так как они убедились, что мы не желаем останавливать их.

Действия Путина на Украине, китайцев — в Южном китайском море, иранцев — на Ближнем Востоке, включая шныряние вокруг американского корабля, служат явными свидетельствами ослабления глобального влияния США.

Ситуация особенно сложная в том, что касается ИГИЛ (террористические организации, запрещенные на территории России, — ред.), так как категорический отказ президента прислать сухопутные войска в регион ведет к затягиванию конфликта, который, похоже, закончится еще нескоро, несмотря на то, что США и их союзники, скорее всего, одержат верх.

© REUTERS, Air Jalal
Иракские солдаты позируют с флагом ИГИЛ в Ираке


А пока кажущееся бесконечным положение таково, что постоянная привычка Обамы тянуть с политическими вопросами привела к невероятным человеческим жертвам и появлению миллионов беженцев, оказывающих политическое давление на наших союзников в Европе и на Ближнем Востоке.

Тем не менее, вам придется играть теми картами, которые вам раздали, а это означает, что ваши позиции намного менее удобные, чем были у Барака Обамы, когда он вступил в должность президента в 2009 году.

Например, Буш совершил огромную ошибку, отказавшись иметь дело с баасистами в Ираке после 2003 года. Но Буш отвоевал утраченные позиции благодаря наступательным действиям под руководством Петреуса, что обеспечило Ираку долгожданную стабильность в конце 2008 года, но это в итоге рассыпалось в прах после того, как США не продлили соглашение о статусе своих войск в 2011 году.

Вы унаследовали провал Обамы. Недостаток знаний по внешней политике стал еще больше, и необходимость понимать, что делать дальше, стало серьезной проблемой для человека со стороны. Но, вместе с тем, с определенной уверенностью можно обозначить ключевые возможные реформы на основных мировых театрах.

Во-первых, ядерное соглашение с Ираном должно быть переосмыслено и пересмотрено. В заключенном соглашении США и пестрое сборище других участников договора в лице России, Великобритании, Франции и Германии, а также Европейского союза, соглашались поверить на слово заявлению Ирана, обещающего в короткие сроки демонтировать ядерную  программу.

Но тем временем Иран продолжает совершать злодеяния по всему миру, во многом финансируя свои действия из средств, высвобожденных благодаря отмене санкций.

Невероятно трудно восстановить положение, существовавшее до вступления в силу договора, с учетом распада системы санкций в результате данного соглашения, несмотря на в лучшем случае минимальную поддержку Сената и страны в целом.

«Хорошие» новости в том, что договор оказался понижен в статусе до исполняемого соглашения, и вы имеете полномочия изменить или отменить его. Изменение представляется предпочтительным выбором, так как ваша администрация должна решительно выразить несогласие, перерезав финансовые потоки в Иран и потребовав права проводить инспекции иранской программы, а также добиваться реформирования сферы прав человека, области, в которой Обама продемонстрировал необъяснимую слабость.

Вдобавок, лучший способ вести экономическую войну (если использовать не самый тактичный термин) это получить иностранных союзников, заключая с ними торговые сделки. Такие сделки, помимо экономических выгод, должны улучшить дипломатическое сотрудничество, а это, в свою очередь, должно обеспечить более слаженную внешнюю политику с прочными альянсами.

Первым делом, в отношении Ирана, вам следует снять ограничения на продажу американской нефти, обогащенного угля и газа всему миру. Если давить на санкции, то иранцы будут искать тайные источники снабжения, в том числе, из России, и платить за них лучшую цену.

Но те же самые нации, руководствующиеся личными интересами, не откажутся от дешевых и высококачественных поставок только ради усиления иранского правительства. Американские компании могут продавать продукцию за границу к своей выгоде, одновременно поставив под угрозу Иран, а также и Россию, в долгосрочной перспективе.

Если эти действия причинят ущерб некоторым нашим союзникам, вроде Саудовской Аравии, то можно использовать определенные формы прямой военной помощи для компенсации недополученной прибыли, одновременно усиливая наши политические позиции.

Цель всего этого сводится к избежанию применения военной силы для противодействия иранским усилиям. Но при этом мы должны четко показать, что, пока Иран не докажет выполнение своих обязательств, США не будут сильно возражать, чтобы Израиль нейтрализовал эту угрозу. Иранцы должны столкнуться с некоторой неопределенностью.

© AFP 2016, Mark Ralston
Члены движения Stand With Us выступают против предложенной Ираном ядерной сделки у здания суда в Лос-Анджелесе


Во-вторых, перенастройка соглашения по ядерной программе Ирана позволит придать некую видимость стабильности в других частях Ближнего Востока. После того, как Иран перестанет представлять собой угрозу существования Израиля, можно обратиться к другим значительным достижения в регионе, особенно в вопросе палестино-израильских отношений.

Первым делом следует отказаться от стиля переговоров госсекретаря Джона Керри, напоминающего метания обезглавленной курицы. Керри так и не понял, что, если вы не приносите за стол переговоров ни подарков, ни угроз, то никто не будет слушать ни ваши частные предложения, ни публичные заявления.

Но в этом отношении у нас есть понятное сообщение: мы будем поддерживать тяжелое существовавшее положение и в обозримом будущем.

Большим преимуществом одностороннего выхода Израиля из сектора Газы в августе 2005 года стало то, что этот шаг доказал самоубийственность одностороннего ухода с Западного берега Иордана для Израиля. Я считаю, что Израиль правильно осознал невозможность сохранения контроля над 1,6 миллиона палестинцев ради сохранения хрупкого положения 8500 еврейских поселенцев.

Но кровавые и дорогостоящие войны против ХАМАСа (террористические организации, запрещенные на территории России, — ред.), последняя из которых произошла в 2014 году, сделали совершенно понятной невозможность заключения постоянного мирного урегулирования, пока ХАМАС остается при власти, готовый нанести удар при каждой подвернувшейся возможности. Отдать Западный берег ФАТХу (террористические организации, запрещенные на территории России, — ред.) значит, предложить ХАМАСу захватить власть и здесь, на выборах или путем переворота.

Затем мятежный ХАМАС и его союзники смогут пригласить иностранные войска, в первую очередь, из Ирана, чтобы заставить Израиль поддерживать свои вооруженные силы в состоянии постоянной готовности, а это грозит уничтожить израильскую экономическую мощь.

Американская позиция по данному вопросу должна обусловить оказание помощи палестинцам созданием максимального сотрудничества между израильтянам и палестинцами на низком уровне, обеспечив палестинцам максимальное самоуправление, в соответствии с нуждами Израиля в сфере безопасности.

По поводу досаждающей позиции США по израильским поселениям следует вернуться к соглашению Эллиотта Абрамса, отвергнутого Хиллари Клинтон вскоре после того, как она заняла пост госсекретаря в 2009 году. С учетом относительной стабильности Египта и Иордании возвращение к этому статусу кво должно быть достижимо в краткие сроки.

В-третьих
, необходимо стабилизировать ситуацию в Европе. Американские войска и танки следует вернуть в Балтийские страны и в Польшу. Разным странам, входящим в НАТО, следует ясно напомнить об обязательствах по оказанию взаимной помощи и поддержки в соответствии с Пятой статьей договора НАТО, где сказано, что «вооруженное нападение на одного или нескольких из них в Европе или Северной Америке должно считаться нападением на всех». Это оправдывает использование силы в целях обороны до вмешательства ООН, которого не будет никогда, если учесть, что у России есть право вето в Совете безопасности ООН.

© AFP 2016, Wojtek Radwanski
Церемония закладки первого камня базы ПРО США в Польском Редзиково


Американское решение можно построить, только ясно понимая, что Путин, как всегда напоминает нам Пол Грегори, это злодей, желающий подчинять, мучить, морить голодом и убивать свой народ, чтобы обеспечить региональное доминирование России, одновременно набивая свои карманы несметным богатством. Путин обыгрывал Обаму, как маленького, на всех аренах, и этому следует положить конец.

Действуя первым, можно избежать повторения ошибок, допущенных в Сирии и Ираке. Это также позволит требовать больше от наших европейских союзников, большинство из которых не выполняют требования НАТО о военных расходах в размере 2% от ВВП. Эта проблема требует одновременно такта и настойчивости, но, при сохранении существующего положения, Путин со своим лукавым коварством и публичной вычурностью заполнит образовавшуюся пустоту.

В-четвертых
, следует немедленно обратиться к ситуации в Южном китайском море. За последние десять лет Китай стал вести себя совершенно беззаконно, и его односторонние действия против соседей увенчаются успехом, если не встретят достойный отпор.

На данный момент лидерство в данной сфере, похоже, принадлежит Индии и Японии, старающихся создать некий союз для противодействия откровенно незаконным поступкам Китая, который строит искусственные острова с целью предъявления претензий на большие области международных вод.

Ситуация дополнительно осложнилась с избранием президентом Филиппин популиста Родриго Дутерте, который может развернуть страну от США к Китаю, и его примеру грозят последовать и лидеры других стран. Вопрос, сделал ли бы он такой шаг, если бы США демонстрировали силу.

США обязаны продолжать патрулировать районы, в которых Китай стремится закрепить свое господство, и делать это достаточными силами, чтобы показать – мы снова можем считаться надежным союзником и опасным врагом.

Обсуждая указанные проблемы, я ни словом не упомянул ваших кандидатов на должности госсекретаря и министра обороны, хотя оба этих поста играют важную роль в обеспечении общего успеха этих операций. Но если эти принципы достаточно верны, то политические принципы помогут выбрать подходящих руководителей, необходимых для восстановления доверия к Америке в военных и внешнеполитических вопросах.

Ставки слишком высоки, чтобы можно было допускать грубые промахи.

Искренне ваш, Ричард Эпштейн.

Ричард Эпштейн — старший научный сотрудник Института Гувера, профессор юриспруденции в Нью-йоркском университете и преподаватель права в Чикагском университете