Через несколько часов после первых телефонных переговоров новоизбранного президента США Дональда Трампа с президентом России Владимиром Путиным, в ходе которого они договорились сотрудничать и укреплять двусторонние отношения, российский лидер распорядился начать масштабную атаку против Алеппо, второго по размеру города Сирии, чтобы захватить его и ликвидировать повстанцев.

Даже те, кто привык к беспрецедентным масштабам боевых действий и к расширенному присутствию российских войск в Сирии, а также к безграничному использованию силы, не могли не поразиться демонстрации российской мощи против Алеппо. В этой операции принял участие авианосец «Адмирал Кузнецов», отправленный к сирийским берегам для усиления российских войск в регионе. Российское послание очевидно: Россия пришла в Сирию, чтобы остаться, и это первый шаг на пути к восстановлению СССР в качестве мировой державы, но на сей раз под руководством нового царя, а не генерального секретаря партии. Мировой державы со своими зонами влияния и интересами.

При этом достаточно ясно, что, если первая задача новой российской операции заключается в захвате Алеппо, точнее, того, что от него осталось, то была у этого и более важная цель — предупреждение соседям Сирии, в первую очередь, Турции и Израилю, чтобы они не смели мешать российским планам. Вдобавок, этот шаг был предназначен для нового президента США с целью проверить его реакцию на то, что Путин определяет границы и меняет ситуацию явочным порядком в Сирии, за которой, скорее всего, последуют другие зоны конфликта.

Решающее наступление на Алеппо давно напрашивалось в рамках усилий России по стабилизации власти президента Сирии Башара Асада в западной части страны. В последние месяцы союзники в лице России, Ирана и Сирии смогли полностью блокировать город и отрезать повстанцев от линий снабжения из Турции к северу и с территорий под контролем оппозиции к западу. Город подвергался систематическим бомбардировкам российской авиации, и в нем осталось не больше четверти от четырех миллионов жителей, населявших Алеппо до начала гражданской войны. Осталось лишь нанести смертельный удар и «очистить» город от повстанцев и их сторонников, как обещал Башар Асад в интервью, которое дал несколько недель назад.


Для достижения этой цели одних российских самолетов недостаточно, и требуется также участие сухопутных сил, в первую очередь, иранских бойцов и боевиков «Хезболлы», за которыми плетутся сирийские правительственные войска.

Владимир Путин стремится добиться нового положения в Сирии до прихода в Белый дом нового руководителя администрации. Трамп демонстрировал готовность сотрудничать с Россией и вместе бороться, возможно даже вместе с Асадом, против исламских экстремистов, которых он считает главной угрозой для США в регионе. Однако после того, как Трамп вступит в должность и постарается показать, чем отличается от администрации Обамы, которую на Ближнем Востоке и в других регионах считают слабой, он, возможно, захочет продемонстрировать Путину, что «босс» есть только один, и находится он в Белом доме, а не в Кремле.

Администрация Обамы несет моральную ответственность за ситуацию в Алеппо, так как кроме осуждения России за «варварские деяния», по словам Белого дома, Вашингтон ничего не сделал, чтобы остановить бойню. Но теперь этот мяч окажется в руках Трампа.

Путин демонстрирует силу, но при этом за этой демонстрацией стоит страна с большими экономическими проблемами, и в любом случае очевидно, что американская мощь больше. Россия делает ставку на сдерживание, чтобы соперники не пытались вступить с ней в конфронтацию и шли на уступки. Ведь во всех случаях, когда в последние годы американцы шли на конфронтацию с Россией, они побеждали. Путин это знает. Осталось, чтобы и Трамп усвоил этот базовый факт.