Примечание редактора: Ниже приводится мнение одного из участников симпозиума, проведенного по инициативе National Interest и Carnegie Corporation of New York. Мы задали нескольким ведущим специалистам с мировым именем вопрос о будущем российско-американских отношений при президенте Дональде Трампе и опубликовали их ответы.

Когда президента Обаму попросили поделиться своими взглядами на Россию после аннексии Крыма Владимиром Путиным, он сказал: «Россия ничего не делает. Иммигранты не рвутся в Москву в поисках новых возможностей. Население сокращается».

К сожалению, эти и другие утверждения о России отражают точку зрения, сформированную на базе вашингтонского консенсуса, где больше бесплодных мечтаний, чем фактов. В действительности же Россия делает многое, в том числе, космические корабли, которые являются единственным средством доставки американских астронавтов на Международную космическую станцию. Она делает ракетные двигатели, выводящие на орбиту американские государственные спутники. Она также делает зенитно-ракетные комплексы, один из которых сбил малайзийский авиалайнер в небе над Украиной. По самым оптимистическим оценкам, в период с 2000 по 2015 год российский ВВП вырос на 70%, и рос он вдвое быстрее американской экономики. Население в России устойчиво увеличивается с 2009 года, а по числу иммигрантов она уступает только США и Германии.


Имея в виду эти и другие ключевые факты о России, новая команда Белого дома должна строить свою политику в отношении Кремля на основе двух важнейших моментов: какие шаги в наибольшей степени служат жизненно важным американским интересам, и каково представление России о своем месте в мире, а также об отношениях с США и другими великими державами. Прежде всего, новый американский президент должен сделать все возможное, чтобы предотвратить случайную войну между США и Россией, шансы на возникновение которой сегодня необычайно высоки. Отмена введенного президентом Обамой запрета на общение на всех уровнях, начиная с президентов и кончая министрами обороны и региональным командующими; снижение уровня конфликта в Сирии; увеличение числа участников российско-американских соглашений о предотвращении военных инцидентов и прочие меры по наращиванию доверия между военными — все это поможет уменьшить степень риска.

Новому американскому лидеру также следует создавать надежные средства сдерживания, дабы у России исчезло желание проводить открытую и тайную агрессию против союзников США. Но при этом он должен иметь в виду возможные последствия от дальнейшего охлаждения в отношениях с Россией, такие, как укрепление военно-политического союза между Москвой и Пекином. Новой команде из Белого дома также будет нелишне отказаться от высокомерного отношения к российским руководителям, чья политика — нравится это нам или нет — является отражением вполне обоснованного желания российского народа снова видеть свою страну великой державой. Нам нужен реалистичный подход к России, когда мы признаем, что хотя новая перезагрузка в ближайшем будущем невозможна, мы вполне в состоянии продолжать переговоры об урегулировании конфликтов на Украине и в Сирии, а также установить правила игры в киберпространстве. Но важнее другое. Вашингтон должен налаживать контакты с Москвой в тех областях, которые представляют взаимный интерес, и где действия России могут оказать существенное влияние на национальную безопасность США. Например, это предотвращение случайной войны и террористических нападений, а также борьба с распространением ядерного оружия.

Нравится нам это или нет, но Россия в обозримом будущем никуда не денется. Путинская Россия напрямую влияет на национальные интересы США и будет это делать во всем обозримом будущем.

Грэм Эллисон — директор Белферовского центра по науке и международным делам (Belfer Center for Science and International Affairs) при школе им. Кеннеди Гарвардского университета, бывший заместитель министра обороны по вопросам политики и планирования. Скоро из печати выйдет его книга «Обречены на войну. Америка, Китай и ловушка Фукидида» (Destined for War: America, China, and Thucydides’s Trap).