Согласно источникам, близким к президенту Египта Абделю Фаттаху ас-Сиси (Abdel Fattah al-Sisi), следующий год станет лучшим для Египта за последнее время. Говорят, что Египет будет единственной арабской страной, которая создаст квази-альянсы с Россией Владимира Путина и Америкой Дональда Трампа. Они с уверенностью говорят о том, что египетская экономика восстановит свою стратегическую роль до такой степени, что ей уже не нужна будет помощь богатых правительств стран Персидского залива. Эти источники утверждают, что в Египте наблюдается подъем националистических и патриотических настроений наряду со ставкой на особые отношения с Трампом и Путиным, а также убежденность в том, что египетские власти сумели извлечь пользу из стратегических альянсов со странами во главе с Россией. Многие в Египте празднуют победу Дональда Трампа так, будто они являются американскими избирателями. Одна из главных причин этой радости заключается в глубокой антипатии к демократическому кандидату и бывшему госсекретарю США Хиллари Клинтон: ее и президента Барака Обаму обвиняют в том, что они помогли Мусульманскому братству попасть во власть в Каире и за пределами Египта.

Однако, по словам этих источников, предположительно теплые отношения между Трампом и Путиным — о чем Трамп говорил в ходе своей предвыборной кампании — окажут существенное влияние на американскую политику на Ближнем Востоке, включая страны Персидского залива. Они убеждены, что наибольшую выгоду сможет извлечь именно Египет, в то время как арабские государства Персидского залива больше всего потеряют. Таким образом, Египет решил, что «националистический прагматизм» требует от него поддержать устремления России в Сирии, несмотря на обвинения в совершении военных преступлений, с которыми против России выступают ведущие европейские страны. Таким образом, египетский правящий класс, по всей видимости, снял с себя всякую ответственность перед сирийскими мирными гражданами. Правители Египта решили, что борьба против исламистских группировок, таких как Мусульманское братство, является абсолютным приоритетом, поэтому они поддержали кампанию России, Ирана и различных группировок, которые выступают на стороне Асада в Сирии.


Закрывая глаза

Германия тоже закрывает глаза на преступления России и Ирана в Сирии. Берлин рассматривает себя в качестве неотъемлемого звена в отношениях Запад-Россия/Иран, и, поскольку он сыграл ключевую роль в согласовании условий договора по ядерной программе Ирана, правящий класс и элита Германии стремятся оградить этот договор и, таким образом, Иран от ответственности за его действия в Сирии. Египет в арабском регионе занимает примерно такую же позицию, какую занимает Германия в Европе – в смысле освобождения Ирана от ответственности за его действия в Сирии. Но разница в том, что Германия играет ведущую роль во влиянии на российско-американские отношения, занимая стратегически значимую позицию, тогда как Египет лишь пользуется этими отношениями, решив, что они развиваются в соответствии с интересами Каира.

На этой неделе на мероприятии, организованном институтом Körber-Stiftung в Берлине, состоялись дебаты по этой ядерной сделке. Главный вопрос дебатов заключался в том, помогло ли это соглашение сделать Ближний Восток более или менее стабильным. Перед началом дебатов был проведен опрос, который показал, что 80% респондентов не согласны с этим утверждением. После окончания дебатов опрос показал, что 60% участников не согласны с этим утверждением, а 40% опрошенных отметили, что это соглашение дало Ирану возможность проводить военные кампании в арабских странах.

Несмотря на множество свидетельств преступлений Ирана, число участников, которые были согласны с этим утверждением, после окончания дебатов удвоилось. Здесь важнее всего то, как именно отстаивалось это ядерное соглашение участниками дебатов, в сочетании с нежеланием подробно рассматривать действия Ирана в Ираке, Сирии, Ливане и Йемене. Такая сосредоточенность становится очевидной в беседах с лидерами в Берлине — не только в смысле двусторонних отношений с Ираном, но и в том, какие вопросы будут фигурировать в программе будущих переговоров с администрацией Трампа.

Главный приоритет

Главным приоритетом в Германии, по всей видимости, являются минские переговоры с Россией и Украиной, которые, по словам немецких дипломатов, они хотят отделить от переговоров по Сирии. Германия не считает, что разделение этих двух вопросов — именно в этом она попытается убедить Трампа — будет иметь такой же эффект, как отделение ядерного соглашения от других региональных вопросов во время переговоров с Тегераном, что придало Ирану уверенности в его противостоянии другим арабским странам.

Между тем, нет никаких причин полагать, что арабские — особенно в странах Персидского залива — правительства рассматривают возможность повлиять на политику, которая разрабатывается в преддверие инаугурации Трампа, будь то политика США или Европы. Россия и Иран стоят в центре этой политики, поэтому сейчас необходимо тщательно продумать подход арабских стран.

Египет не является исключением. Но он делает ставки, а не разрабатывает план. Политический класс и элита Египта очень недовольны странами Персидского залива, особенно Саудовской Аравией, и, по всей видимости, готовы пожертвовать отношениями с ними, несмотря на возможные негативные последствия для египетской экономики. Египет считает, что его интересы требуют укрепления стратегических отношений с Россией — важным союзником Каира в борьбе против Мусульманского братства. С точки зрения египетских властей, уход Обамы ознаменует собой исчезновение одного крупного противника и препятствия. По их мнению, Дональд Трамп положит начало новым стратегическим американо-египетским отношениям, которые поднимут статус Египта в региональном балансе сил без помощи правительств стран Персидского залива. Именно такие настроения можно почувствовать в Каире сегодня. Но, несмотря на надежды на восстановление египетской экономики и повышение его статуса в регионе, довольно трудно рассчитывать на националистическую волну в Египте, характеризующуюся огромным отрывом от реальности его внутренней ситуации и региональных амбиций.

Лидеры Египта недвусмысленно заявили о своей поддержке армии режима в Сирии и решили, что Египет заинтересован в том, чтобы стать четвертой опорой союза Россия-Иран-сирийский режим. Возможно, Египет не станет четвертой опорой в военном смысле, однако он сможет стать таковой в политическом и стратегическом смыслах. Это серьезная перемена, учитывая то, что Саудовская Аравия и Объединение Арабские Эмираты предоставили Египту миллиарды долларов на поддержку внутренней стабильности и влияния арабов в регионе. Однако теперь ситуация, возможно, коренным образом изменилась.

Основной фактор — это Дональд Трамп. Все ждут, когда он отправит свой сигнал, сделав все ключевые назначения. Некоторые полагают, что люди, которые займут ключевые посты, будут определять направление политики администрации Трампа. Между тем, другие уверены, что Трамп сам будет задавать тон внешней политике США, несмотря на свою неопытность в этом вопросе.

Германия старается повлиять на администрацию Трампа крайне расчетливым образом — посредством политики, отношений и стратегий. Между тем, Египет ставит на перемены в международном ландшафте, которые, как он надеется, помогут ему реализовать его интересы — такие перемены, как избрание Дональда Трампа и решительное стремление президента России установить влияние России на Ближнем Востоке при помощи Сирии и партнерских отношений с Ираном. Это станет как минимум очень египетской авантюрой.

Запрещенные в России организации