В последние дни в турецких политических кругах и на телеканалах это самая обсуждаемая тема…

Когда в своем заявлении во вторник президент Эрдоган употребил выражение «мы вошли туда, чтобы положить конец правлению Асада, устроившего государственный террор, а не для чего-то еще», эти споры перенеслись на международную платформу.

Дамасское правительство, которое резко отреагировало на это, заявило, что эти слова демонстрируют агрессивную позицию Турции. В Москве и администрация президента, и сотрудники министерства иностранных дел не скрывали своего недоумения по поводу этого заявления и отметили, что Анкара должна внести ясность в этот вопрос.

Становится понятно, что в ходе последних телефонных переговоров Эрдогана и Путина и на встрече Чавушоглу (Çavuşoğlu) и Лаврова в Аланье эта тема обсуждалась в первую очередь.


Замешательство

Заявление в том ключе, что операция «Щит Евфрата», начатая ВС Турции в Сирии, нацелена на уничтожение правительства Асада, вызвало замешательство как в Турции, так и за рубежом, и особенно в странах, напрямую связанных с проблемой.

В официальных заявлениях, озвучиваемых в тот момент, когда ВС Турции вошли в Сирию 24 августа, подчеркивалось, что операция направлена против террористических групп, представляющих угрозу для Турции. Прежде всего упоминалось ИГИЛ (ДАЕШ) (террористическая организация, запрещена в РФ, — прим.ред.). А другой целью называлось препятствование действиям Партии «Демократический союз» / Отрядов народной самообороны (PYD/YPG), ответвления Рабочей партии Курдистана, на западе Евфрата…

Так, операция Свободной сирийской армии (ССА) в Северной Сирии при поддержке ВС Турции проводилась против ДАЕШ и YPG. Турецкие самолеты бомбили их позиции, турецкие бронетанковые силы тоже вместе с ССА противодействовали им.

До настоящего момента между ВС Турции и армией Асада не было конфликтов на поле боя, турецкие силы не целились в позиции Сирии…

Приоритет

Известно, что с самого начала сирийского кризиса турецкое правительство нацелено на низложение режима Асада. Президент Эрдоган и в бытность премьер-министром самым четким образом заявлял об этом.

В дальнейшем, когда кризис обрел новые измерения и особенно когда возникла угроза ИГИЛ, а за ней и PYD/YPG, Анкара и их внесла в список целей. Сначала цели в порядке приоритета были такими: режим Асада, YPG, ИГИЛ.

Затем условия изменились, и этот список принял следующую форму: YPG, ИГИЛ, Асад.

До настоящего момента картина была такой. Но выступление президента в минувший вторник вызвало множество вопросов.

По неудачному совпадению, сомнения по этому вопросу пришлись на тот момент, когда Турция и Россия пытаются сотрудничать в сирийском кризисе, а Асад усиливает свои позиции.

К счастью, в своем более позднем выступлении президент Эрдоган внес ясность в этот спорный вопрос. Он отметил, что в военной стратегии Турции по Сирии ничего не изменилось. Цель —  не люди (Асад), а террористические организации, представляющие угрозу для Турции (как ДАЕШ и YPG)…