В ходе своей, вероятно, последней официальной встречи покидающий свою должность госсекретарь США Джон Керри говорил с министром иностранных дел Сергеем Лавровым о Сирии. Перед своими выступлениями на сцене конференции «Средиземноморские диалоги» в Риме политики встретились в небольшом зале Отеля Парко деи Принчипи вместе со специальным посланником ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой (Staffan de Mistura). Встреча продлилась около часа, и Stampa может ее воспроизвести. Выбранное место встречи было достойным, диалоги — прямыми, дежурных церемоний не требовалось. Керри согласился в разговоре со своим русским собеседником, что Россия одержала победу, а американцы констатировали на месте, что сирийская операция отошла в руки Москвы. Однако, говорит Керри, сейчас наступил момент истины, Асад должен пойти на очевидный компромисс, а русские должны убедить его, потому что в противном случае это будет означать, что им достанется Сирия со всеми вытекающими последствиями. Ответ Лаврова — урок дипломатии: Москва готова к компромиссу, но, дает понять министр иностранных дел, она заключит его с Трампом. Занавес.


Следующая сцена открывается в людном зале, где Лавров дает интервью президенту компании Rai Монике Маджони (Monica Maggioni) и директору Stampa Маурицио Молинари (Maurizio Molinari). Путинский министр в прекрасной форме, он лаконичен, строг, но без нападок, шутит, желает «здоровья» чихающим в партере, предлагает изучить «российскую историю», чтобы лучше понимать стратегию Кремля. Маджони спрашивает его, будет ли Россия как друг Сирии готова к компромиссам. Он отвечает отрицательно, объясняет, что Москва прежде всего заинтересована в том, чтобы Сирия не попала под ливийское влияние, подчеркивает, что компромисса «уже давно должны были достичь». Молинари спрашивает, вероятно ли, что первое соглашение между Москвой и Трампом будет достигнуто по Сирии, и Лавров не увиливает. Россия открыта к диалогу, утверждает он: «Если новая администрация президента США сосредоточится на борьбе с терроризмом и захочет сотрудничать с Россией, мы, разумеется, будем к этому готовы. Во время своей предвыборной кампании Трамп говорил, что его главная цель — сражаться с ИГИЛ (запрещенной в России террористической организацией) в Сирии. Когда он соберет свою внешнеполитическую команду, мы сможем рассмотреть этот вопрос».

В подтверждение перемен на фоне задника Financial Times обсуждались проходящие в Турции переговоры между Россией и четырьмя разными группами вооруженной оппозиции, выступающей против Асада, первые в своем роде. После встречи Керри и итальянского министра иностранных дел Паоло Джентилони (Paolo Gentiloni) распространяются разные непроверенные данные: например, якобы во время нее госсекретарь Америки согласился, что «история с Алеппо закончилась, город сдан», а также «что России необходим мир, пока возобновляются переговоры». Многие аналитики в последние два дня форума отмечали, как усилилась военная оборона Дамаска над восточным Алеппо, чтобы как можно больше ускорить завершение операции. «Я убежден, что мы преуспеем в наших стараниях по борьбе с ИГИЛ» — так несколько позже Керри в ходе совместной пресс-конференции с Джентилони идеально переходит к теме международного сообщества, выступающего свидетелем его дипломатической работы, о которой он рассказывал в своей долгой, фактически прощальной, речи.