В дом Николая Шулипы снаряды за два с половиной года попадали 13 раз.

Для него все началось 26 мая 2014 года, когда украинские силы попытались отбить аэропорт, находившийся под контролем сепаратистов.

«Я только-только свой домик достроил, а тут украинская армия принялась бомбить и стрелять», — говорит Николай Шулипа.

NRK встретилась с ним на улице Стратонавтов, недалеко от того, что когда-то было донецким аэропортом.

Целых зданий тут практически не видно. Сегодня Николай Шулипа — ожесточившийся человек, он считает, что Донбасс никогда не сможет стать частью Украины. С Украиной шахтер-пенсионер не хочет иметь ничего общего.

«Уж лучше мы будем вместе с Россией, там справедливости больше», — говорит он.

Шулипа не говорит о том, что сначала контроль над аэропортом установила группа вооруженных сепаратистов, поддерживаемая большой группой «добровольцев» из Чечни.

Вдали слышится автоматный треск. Линия фронта между «Донецкой народной республикой» и пророссийскими сепаратистами (так в тексте оригинала — прим. ред.) проходит всего в километре отсюда.

Грохот и стрельба

NRK в Донецке впервые за последние два года. В январе 2015 года под городом шли серьезные бои, звук стрельбы был слышен постоянно. Но сейчас, поздней осенью 2016 года, в принципе — перемирие. В международных новостях мало говорят о том, что происходит здесь в Донецке.

Когда наступает вечер, все время слышится грохот, и этого достаточно, чтобы испортить настроение.

Улицы пустынны. В Донецке, как и в так называемых «Донецкой и Луганской народных республиках» с 23.00 до 5.00 комендантский час.

Конфликт на востоке Европы далеко не закончен, если кто-то так думает.

Факты о конфликте в Восточной Украине

* Вооруженный конфликт начался в середине апреля 2014 года, когда пророссийские сепаратисты подняли мятеж на востоке страны.

* На тот момент Россия (в марте того же года) уже аннексировала Крымский полуостров.

* С тех пор убиты почти 10 тысяч человек, примерно 1 миллион жителей региона стали беженцами.

* В сентябре 2014 года стороны — правительство в Киеве и пророссийские сепаратисты на востоке страны — заключили соглашение, которое должно было положить конец конфликту. Соглашение выполнено не было.

* 12 февраля 2015 года стороны подписали в столице Белоруссии Минске новое соглашение о перемирии. В соглашении содержался также план установления прочного мира в регионе Донбасса. Сегодня большая часть территории контролируется пророссийскими сепаратистами.

* Перемирие вступило в силу 15 февраля, но и оно нарушается почти каждый день.

* Минские соглашения предусматривают, что Восточная Украина должна получить автономию. Соответствующее решение было принято украинским национальным собранием летом прошлого года, но вступит в силу оно только после того, как будут проведены местные выборы и вступит в силу новая конституция. Это должно было произойти до конца 2015 года, но пока не произошло.

* Лидеры России, Украины, Франции и Германии в среду провели встречу в Берлине для переговоров об становлении мира.

(NTB)

Попасть к сепаратистам нелегко

Если вы хотите попасть в те районы Украины, что контролируются сепаратистами, вам надо хорошо спланировать поездку. Украинские власти требуют, чтобы вы зарегистрировались, по меньшей мере, за десять дней и вдобавок имели личную аккредитацию для проезда по зоне АТО, району, где проходит так называемая антитеррористическая операция.


Между «народными республиками» и районом, который контролирует правительство, в принципе существует шесть контрольно-пропускных пунктов, но складывается впечатление, что осложнить жизнь тем, кто хочет пересечь линию фронта хочет как одна, так и другая сторона конфликта.

К тому же некоторые из КПП закрыты в течение длительного времени, потому что гарантировать безопасность тех, кто собирался через них проходить, было невозможно.

Поэтому, когда теплым ноябрьским вечером команда NRK переезжает из района, контролируемого Украиной, в «Донецкую народную республику», на КПП у небольшого города Майорска в 50 км к северу от Донецка царит раздражение и хаос.

Мы преодолеваем это препятствие только благодаря нашему помощнику Александру, хотя все бумаги у нас в порядке: и бумаги от украинских властей, и бумаги от пророссийских сепаратистов.

На плечах солдат из «Народной республики», которые нас «встречают», висят автоматы Калашникова. Один из них вежливо спрашивает, нет ли у нас норвежской монетки — сувенира.

Александр достал нам машину с регистрационными номерами народной республики, так что нам легче передвигаться в том, что все больше напоминает отдельное государство, между Украиной на западе и Россией на востоке.

Прямо на линии огня

Мы не проехали и получаса, когда увидели, что это действительно конфликт, в котором речь идет о жизни и смерти.

Александр останавливает машину на окраине города Макеевка, там мы встречаем Ольгу Скоцкую, которая рассказывает нам о том, что случилось 27 октября.

«Внезапно разорвался снаряд, и два человека, один из них — шестилетний мальчик, были убиты прямо перед нашей многоэтажкой», — рассказывает она.

Донецк и район Донбасса густо заселены, люди тут живут везде. Многоэтажка, в которой живет Скоцкая, расположена прямо у линии фронта — напротив города Авдеевка, контролируемого украинскими правительственными войсками.

Скоцкая говорит, что, по ее мнению, едва ли не самое ужасное, что родня по другую сторону называет их террористами и сепаратистами.

«Неужели шестилетний мальчик — террорист?» — спрашивает Ольга Скоцкая.

Вместе с тем она не хочет говорить о том, что позиции сил Донецкой народной республики тут же, поблизости, и оттуда стреляют по другой стороне.

Донецк — город контрастов

В самом Донецке жизнь на первый взгляд идет своим чередом. Когда NRK приезжала в город в январе 2015 года, очень многие магазины были закрыты. Сегодня многие магазины, хотя и не все, открыты, можно купить почти все.

На рынке в Донецке тоже можно купить почти все, но 75-летняя Людмила Лавриненко, стоматолог на пенсии, тщательно обдумывает, что ей надо купить в эту пятницу. Лимон, зеленый лук и сыр для блюда, которое она приготовит для своей семьи в тот же вечер, — это все, что она может себе позволить.

© AP Photo, Max Black
Цены в рублях на одном из рынков в Донецке


Она испытывает настоящий шок, когда слышит, что килограмм лимонов стоит 300 рублей, это одна десятая ее месячной пенсии.

«Цены растут все время», — говорит Людмила, которая получает 2850 рублей в месяц.

Здесь сейчас рубли. Украинские гривны исчезли, они имеют хождение только на Украине. Это пример того, что Донбасс медленно, но все дальше и дальше ускользает от Украины.

«Мне кажется, это плохо, потому что пенсионеры у нас получают только одну пятую того, что они получают в России, а цены-то одни и те же, и выше чем в самой Украине», — сетует она.

Трудно сказать точно, сколько жителей покинули Донецк и Донбасс в результате конфликта. Автобусы не переполнены, но настроение совершенно иное, чем в 2014 году и начале 2015 года, когда конфликт был наиболее ожесточенным.

Людмиле не нравится украинский президент Петр Порошенко и те, кто сегодня правит в Киеве, но, как и многие здесь в Донбассе, она хочет, чтобы регион вновь стал частью Украины.

«Нам только остается надеяться, что решение конфликта найти можно», — говорит стоматолог на пенсии Людмила Лавриненко.

«Киевское правительство нас презирает»


Мы выезжаем из Донецка по прекрасному шоссе, которое было построено здесь когда-то — в частности, по случаю Чемпионата Европы по футболу в 2012 году.

Но вскоре дорога становится уже, и я вижу длинные очереди из машин и людей, мы приближаемся к еще одному из шести КПП между районом, контролируемым сепаратистами, и районом, контролируемым правительственными силами, у города Маринка.

Как и у Майорска, здесь тоже все раздражены. Некоторые женщины пытаются навести порядок в очередях, все просто в отчаянии, потому что в очереди приходится стоять часами, даже днями, чтобы пересечь КПП, который находится вот там впереди, на пригорке.

«Не похоже, чтобы тут кто-то о нас думал. Европа нас забыла, а наш собственный президент Петр Порошенко нас обстреливает», — говорит Людмила Крабивная.

Вместе с другими женщинами она взяла на себя ответственность и пытается дирижировать движением здесь — на ничейной земле между пророссийскими сепаратистами и украинскими правительственными войсками.

Отходить от дороги далеко в сторону — опасно для жизни. Когда одна маршрутка какое-то время тому назад попыталась здесь объехать очередь, она наехала на мину, несколько человек погибли.

«Мы чувствуем, что украинские власти нас презирают, смотрят на нас свысока, а мы не террористы, мы нормальные образованные люди», — говорит Людмила, направляющаяся к родственникам в Харьков, второй по величине город на Украине, расположенный немного севернее.

Она, в принципе, тоже за единую Украину, но вместе с тем и пример того, что чем дольше продолжается конфликт в этой большой стране на востоке Европы, тем труднее осуществить это на практике.

Мира в обозримом будущем не видно

В конце ноября Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе ОБСЕ сообщила о 460 обстрелах только в течение одних суток в районе Донецка на востоке Украины.

Во вторник 29 ноября министры иностранных дел Украины, России, Германии и Франции встретились в столице Белоруссии Минске для обсуждения «дорожной карты», чтобы положить конец конфликту на Украине, который длится почти уже три года.

Результат встречи был равен нулю, но все согласны с тем, что важно бороться за мир.