Россия вкладывает большие средства в наращивание вооружений в Арктике, чтобы противостоять странам НАТО, которые якобы жаждут добраться до российских природных ресурсов. Эти ресурсы — ключ к будущему страны, и скоро они могут стать доступными благодаря глобальному потеплению. Милитаризация влияет и на отношения России с Норвегией, тоже членом НАТО. А в Северном Ледовитом океане у Канады и Дании есть территориальные претензии, которые пересекаются с русскими. О проблеме — эксперт Шведского института внешней политики Ингмар Ульдберг.


Россия вряд ли представляет угрозу для других государств, поскольку она уже сейчас доминирует в Северном Ледовитом океане благодаря длинной морской границе, а также экономической деятельности в регионе, и это ни у кого не вызывает вопросов. России нужно сотрудничество, чтобы добывать предполагаемые богатые природные ресурсы и развивать регион, но ее арктические претензии могут стать источником проблем.


В то время как НАТО в основном занята на других направлениях, и у членов альянса практически нет вооруженных сил на Северном Ледовитом океане, Россия размещает там свой сильнейший флот. В первую очередь речь идет о стратегических подводных лодках на Кольском полуострове, оснащенных ядерным оружием. А сегодня Россия вкладывает большие средства в наращивание вооружений в Арктике, несмотря на экономический кризис в связи с падением цен на энергоносители и санкциями Запада из-за украинской войны. Россия готовится противостоять странам НАТО, которые якобы жаждут добраться до русских ресурсов.


Предположительно, эти ресурсы скоро станут доступны в результате глобального потепления и станут ключом к будущему России. Северный флот обзаводится новыми подводными лодками с ядерными ракетами, формируются новые наземные части вблизи норвежской и финской границ (и они крупнее, чем базы НАТО на Балтике), а вдоль всего арктического побережья, которое простирается на тысячи километров, возникают постоянные военные базы, включая базу на Новосибирских островах и самую северную базу планеты на Земле Франца Иосифа.


В последние годы вдоль побережья Северного Ледовитого океана проводится все больше военных учений, как и рядом с границами Финляндии и Норвегии. Последние прошли в октябре 2016 года. В марте 2016 года в норвежском Лонгйире на Шпицбергене высадился чеченский спецназ в гражданской одежде, но со снаряжением. Они отправлялись на ледовые учения вблизи Северного полюса. В результате Норвегия ввела ограничения на полеты в регионе. С подводных лодок в Северном Ледовитом океане и с баз в Архангельской области регулярно проводятся пуски межконтинентальных ракет по целям на Дальнем Востоке. Министерство обороны усилило контроль за навигацией на Северном морском пути, а служба безопасности ФСБ, которая также руководит береговой охраной и пограничным контролем, намеревается создать в Северном Ледовитом океане центр борьбы с терроризмом.


Милитаризация влияет на отношения России и Норвегии. Из-за учений Северного флота нередко перекрываются большие области в российской части Баренцева моря, и это мешает рыбакам обеих стран, которым позволено выходить на промысел в экономических зонах друг друга. Норвежским исследовательским судам в российских водах приходится брать на борт русского офицера, чтобы он проверил оборудование. Политически Северный флот используется против НАТО, когда выходит в Атлантический океан, Карибское и Средиземное моря или даже проводит там учения. С 1990-х такое случалось несколько раз, в том числе минувшей осенью.


Россия и Норвегия


Страна НАТО Норвегия, ближайший сосед России в Северном Ледовитом океане, присоединилась к политическим и экономическим антироссийским санкциям ЕС и США и пострадала от ответного эмбарго на экспорт продовольственных товаров. В 2015 году норвежский экспорт рыбы в Россию упал на 70%. А входящие в состав Дании Фарёрские острова, имеющие в составе ЕС особый статус и не поддержавшие санкции, напротив, существенно увеличили объемы своего экспорта рыбы.


Однако Норвегия все же пытается сохранить хорошие отношения с Россией в различных сферах. С марта 2014 года Россию посетил лишь один норвежский министр, зато в октябре 2014 года в Норвегию пригласили главу российского МИД Сергея Лаврова. А в январе 2017 года он поучаствует в международной Арктической конференции. Вдобавок в Арктике короток сезон навигации, сложны погодные условия, а кораблям нужны конвои и ледоколы. Страны продолжают кораблям нужны конвои и ледоколы. А если льда станет меньше, то справиться с ним будет сложнее, чем с крепким ледяным покровом с узким фарватером. Западные компании весьма прохладно отнеслись к проектам добычи полезных ископаемых в российской Арктике, среди причин — большие расходы, высокие риски, военное вмешательство, а теперь еще и санкции и падение цен. С 2013 года транзитный трафик судов между Европой и Азией значительно снизился, несмотря на то, что климат становится все теплее.


Арктическое сотрудничество


Хотя напряженность растет, Россия продолжает сотрудничество с Западом в рамках арктических организаций, не занимающихся военными вопросами. Осенью 2015 года Россия снова на два года стала страной-председателем в Совете Баренцева/Евроарктического региона, в который также входят пять скандинавских стран и ЕС. В соответствии с собственными потребностями, Россия как председатель хотела сделать ставку на экономическое и социальное развитие, инфраструктуру, инвестиции, обратить внимание на экологию и интересы коренного населения. Среди главных принципов сотрудничества называли доверие, включая «неделимую и всеобъемлющую безопасность», открытость, включая прозрачность (!), а также верность традициям. Через Совет Баренцева/Евроарктического региона России удалось сохранить определенные контакты с северными странами на официальном уровне, а также получить помощь в социальной и экономической областях. Также ее можно поблагодарить за ликвидацию ряда «горячих точек» в области защиты окружающей среды.


Но еще не взяты под контроль огромные утечки из нефтепроводов в арктические реки. В целом, за два месяца вытекают объемы нефти, аналогичные катастрофе BP в Карибском море в 2010 году. Запрет на любую «политическую» деятельность при поддержке из-за рубежа сильно ударил по независимым группам защитников окружающей среды, как и по коренным жителям региона. Тех, кто принимает такую помощь, классифицируют как «иностранных агентов». Свободное толкование Норвегией и Финляндией правил Шенгена поспособствовало активным поездкам россиян в эти страны, однако поток сильно упал, с тех пор как рубль в 2014 году потерял половину своей стоимости.


Сотрудничество в рамках Арктического совета для России еще важнее, чем в Совете Баренцева/Евроарктического региона. В Арктический совет входят не только скандинавы и ряд стран-наблюдателей, но также Канада и США. В 2011 году были подписаны соглашения об обязательствах в поисковых и спасательных операциях и взаимодействии при разливах нефти в море, а также документ о постоянном секретариате Совета. После оккупации Крыма были отменены несколько визитов, но и во время председательства Канады и США продолжилось сотрудничество с особым акцентом на экологию, климат, научные исследования, в которое Россия внесла свой финансовый вклад.


Морские границы в Северном Ледовитом океане


В отличие от США, Россия ратифицировала конвенцию ООН по морскому праву, и это значит, что Комиссия по границам континентального шельфа рассмотрит ее заявки и даст определенные рекомендации. Еще в 2001 году Россия подала заявку, в которой утверждалось, что хребты Ломоносова и Менделеева являются продолжением сибирского континентального шельфа. Таким образом, Россия претендовала на 1,2 миллион квадратных километров Северного Ледовитого океана по направлению к Северному полюсу. Но Комиссия по границам континентального шельфа отклонила заявку, сочтя доказательства недостаточными. Россия провела ряд экспедиций, исследовала дно, брала сейсмические пробы. В 2007 году она подкрепила свои требования, установив флаг на глубине 4000 м под Северным полюсом, а позже — и проводя в регионе военные учения.


Новая заявка была подана в 2015 году. Но сложность в том, что о своих требованиях также заявили Канада и Дания, и их претензии пересекаются с российскими. Комиссия только примет решение о границах шельфа, а сторонам придется договариваться самостоятельно. Остается вопрос, готова ли Россия к компромиссам в том же позитивном духе, что и с Норвегией в 2010 году. После 2014 года ее отношения с Западом резко ухудшились, в то время как великодержавные амбиции только возросли. Фактически, Россия после 2008 года захватила области, ранее принадлежавшие двум ее соседям, и это полностью противоречит международному праву.


Ингмар Ульдберг — исследователь, специалист по России и Евразии в Шведском институте внешней политики.