Умеренной сирийской оппозиции не стоит рассчитывать на помощь следующего президента США Дональда Трампа в заключительной стадии войны.

Чудовищные обстрелы кварталов, занимаемых мятежниками в Алеппо, продолжались в ночь на пятницу несмотря на заверения России в том, что сирийская армия остановила наступление, чтобы сделать более безопасным эвакуацию примерно 200 тысячгражданских лиц, ставших заложниками в кровавых заключительных боях за второй по величине город в Сирии.

Ранее президент Обама вместе с лидерами Германии,Франции, Великобритании, Италии и Канады выступил с заявлением, в котором осудил военные атаки сирийского режима и России на город.

Они обвинили нападавших в том, что они умышленно обстреливают школы и больницы и призвали их присоединиться к плану перемирия ООН, разрешить доступ гуманитарной помощи в разрушенный город и переговоры между Башаром Асадом и оппозицией.

Но на самом деле Запад бессилен. Вероятно, уже слишком поздно спасать Алеппо, который в последние недели ожесточенно бомбят по тому же жестокому рецепту, который Россия применяла в столице Чечни Грозный на рубеже тысячелетий.

Трамп и Обама единодушны

В недавнем интервью СNN Барак Обама подчеркнул, что он принял наименее плохое решение из сирийского меню, в котором не было никаких вариантов кроме плохих. Считается, что это исключено, что Обама в последние недели своего президентства будет делать решительные военные шаги, чтобы изменить ситуацию, после того, как он всегда категорически отказывался это делать.

Умеренной оппозиции также не следует ждать помощи и от Дональда Трампа. Еще не ясно, какой стратегии новый президент будет придерживаться в Сирии, но во время избирательной кампании Трамп призывал бомбить Исламское государство (террористическая организация, запрещена в РФ, — прим. ред.) «ко всем чертям». Он никогда не угрожал, что Асада постигнет та же судьба, но предсказывал, что Алеппо уже не спасти.


Таким образом, Трамп просто следует политике США в последние полтора года, подчеркивает профессор Джошуа Лэндис (Joshua Landis) из Университета Оклахомы в беседе с Newsweek. Он указывает на то, что и Обама, и Трамп скептически относятся к неоконсервативной доктрине о том, что можно продвигать демократию путем смены режима.

Некоторые из советников Трампа считают, что США следует сотрудничать с Россией в борьбе за уничтожение Исламского государства. Министры иностранных дел США и России обсуждают это на протяжении нескольких месяцев.

Как и раньше, американцы считают, что угрозу Западу представляет ИГИЛ, а не Асад. И хотя им больше всего хотелось бы, чтобы на смену Асаду пришел кто-то другой, многие на Западе согласны с мнением, что победа режима в Алеппо будет большим шагом вперед к прекращению длящейся пять лет гражданской войны.

На самом деле Обама уже несколько лет тому назад отказался от мысли сместить Асада. На протяжении всей гражданской войны президент проявлял сдержанность в вопросе о предоставлении оружия мятежникам из страха, что они потом повернут его в сторону США как террористы.

Пророчества сбылись. Эта позиция привела к тому, что многие умеренные оппозиционеры оказались на стороне хорошо вооруженных исламских экстремистов. Таким образом, Запад способствовал ускорению радикализации бывших умеренными мятежников, утверждает исследователь Женевьев Казагранде (Genevieve Casagrande) из аналитического центра Study of War в беседе с Wall Street Journal.

Сделка с Путиным

Загвоздка по-прежнему в том, что сирийская проблема не исчезнет даже после победы Асада. И годы после гражданской войны могут поставить Трампа и американскую внешнюю политику перед серьезной дилеммой. Потому что как можно помогать восстанавливать Сирию, чтобы помешать превращению страны в проблемное государство, кишмя кишащее исламистскими экстремистами, без того, чтобы одновременно с этим не усиливать давнего врага США — Иран?

Никто не спорит с тем, что победа Асада в Сирии станет триумфом и России, и Ирана, и бельмом в глазу суннитских союзников США на Ближнем Востоке, Турции, Саудовской Аравии и Катара.

И Дональда Трампа. Если он не сможет заключить сделку со своим российским другом Владимиром Путиным и заставить Асада сесть за стол переговоров. Возможно, в обмен на американскую и европейскую поддержку, с которой не могут тягаться ни Иран, ни Россия.