«У нас это невозможно». Так назывался написанный Синклером Льюисом в 1935 году роман о фашизме в Америке. Фашизм в Америке тогда действительно оказался невозможен. Избрание Дональда Трампа тоже считали невозможным очень многие информированные американцы, как из Республиканской, так и из Демократической партии.

Когда-то Италия попалась на удочку Берлускони. А Британия проголосовала за Брексит. Магнат из сферы недвижимости и телезвезда реалити-шоу Трамп никак не мог оказаться приемлемым для американского народа. Даже самые щедрые прогнозы, скажем, от статистика Нейта Силвера (Nate Silver), накануне выборов давали Трампу только один шанс из трех на победу.

И вот наступил вечер его триумфа. Это было событие, которое не забудут даже самые аполитичные. Ошиблись почти все — ну, за исключением человека, предположительно жившего в мире фантазий. «Это будет Брексит, помноженный на пять», — сказал Трамп во время предвыборной кампании. Это был тот редкий случай, когда он недооценил ситуацию.

Большинство исторических дат — это условное обозначение мощных и важных сил, определяющих ход событий. Убийство эрцгерцога Фердинанда в 1914 году не было причиной Первой мировой войны. Оно спровоцировало ее. Трамп 8 ноября 2016 года не подвел черту под американской демократией. Эта демократия была неработоспособной на протяжении нескольких лет. Неслучайно Трамп победил в тот же самый год, когда произошел Брексит, референдум в Италии и ряд других популистских взрывов в западном мире.


Каждый случай можно назвать уникальным, но все они связаны мощными тенденциями. Главное — это всеобщее отвращение к общепринятой и прочно укоренившейся политике. С этим тесно связан крах доверия к средствам массовой информации, или к «лживой прессе», как говорят сторонники Трампа из лагеря альтернативных правых (они вторят Гитлеру, нападавшему на «lügenpresse»). И третье — это неприятие глобализации. Обещание Трампа поставить Америку превыше всего очень напоминает высказывания его европейских коллег о своих собственных странах. Та пожилая, белая, сельская и в большинстве своем мужская коалиция, которая помогла избрать Трампа, поразительно похожа на лагерь сторонников европейских популистов.

Самое экстравагантное заявление Трампа — это «я сам могу все исправить». Под этим он подразумевает нечестную систему групп с особыми интересами, которые ищут расположения у политиков для достижения собственных целей. Трамп с удовольствием признавал, что тоже входит в эту группу, поскольку за свою жизнь не раз менял политическую окраску, внося пожертвования на счета то Демократической, то Республиканской партии. Он также хвастался тем, что уклонялся от налогов. Тем не менее, он пообещал, что станет президентом-иконоборцем, для которого нет ничего святого: ни правил, ни институтов, ни даже конституционных принципов.

Если он говорил об этом всерьез, то долговременный ущерб американской демократии будет неисчислимым. Но трижды женатый Трамп — чрезвычайно ловкий и шустрый парень. Он может изменить свою позицию с той же скоростью, с которой меняет условия на переговорах с кредиторами. Единственное, что важно, — это продвижение бренда Трампа. Но есть ли у него глубинное мировоззрение?


«Он видит, как далеко можно зайти»

В Вашингтоне есть поговорка «Кадры — это политика». В случае с Трампом, поиск закономерностей на основе анализа назначений в новую администрацию может оказаться малопригодным.

В деловой карьере Трампа с момента его прибытия в 1970-х годах на сцену недвижимости Манхэттена было все: покупки казино, полей для гольфа, авиалиний. Потом он с головой ушел в реалити-шоу. Все это говорит о том, что он — человек исключительно гибкий и маневренный. Этим он отличается от более идеологизированных популистов, таких, как Марин Ле Пен во Франции и Герт Вилдерс в Нидерландах.


Карьера Трампа в бизнесе указывает на то, что сначала он блефует и только потом уступает. Другие бизнесмены поручают вести черновую работу своим юристам, а Трамп руководствуется своим чутьем. «У меня всегда возникает такое чувство, что он видит, насколько далеко можно зайти», — говорит работавший на него финансовый консультант. Иногда чутье его подводит, и пример тому — шесть банкротств Трампа. Но и из них он сумел выбраться, причем весьма благополучно. Согласно имеющейся информации, он воспользовался коммерческими убытками в 916 миллионов долларов, чтобы в течение двух десятилетий не платить налоги. Трамп даже хвастался этим своим подвигом.

В ходе президентской гонки блеф помог ему одержать победу. Теперь Трамп должен выполнить свое далекое от реальности обещание обеспечить годовой экономический рост в четыре процента. А еще он обещал покончить с глобализмом и заставить американских союзников платить свою долю. Что это было — элементарный гамбит самозваного мастера заключения сделок? Тактика Трампа в бизнесе проста: он выдвигает невероятные требования, а потом быстро отступает, соглашаясь на приемлемый компромисс. «Это как выявление цены в ходе свободного биржевого торга», — говорит близкий к Трампу человек.

Так что же в итоге можно сказать про Трампа? Подобно списку его потенциальных назначенцев в Белый дом, которые входят и выходят из Башни Трампа как по голливудскому красному ковру, ответ находится в голове у избранного президента. Он может оказаться бессвязным и непоследовательным. У тех, кто полагает, что Трамп совершит после выборов классический кульбит и откажется от самых диких своих обещаний, есть основания для надежды.

Сведущие люди довольны тем, что Трамп решил назначить руководителем аппарата Белого дома председателя Национального комитета Республиканской партии Райнса Прибуса (Reince Priebus). Им также по душе та ведущая роль, которую в переходный период играет ветеран конгресса Майк Пенс (Mike Pence), избранный вице-президентом. Другие назначения подают прямо противоположный сигнал, если говорить, например, о главном стратеге и старшем советнике Трампа Стиве Бэнноне (Steve Bannon), который в прошлом возглавлял крайне правый вебсайт Breitbart News.

Скорее всего, Бэннон будет чаще всех встречаться с Трампом, за исключением Прибуса и зятя избранного президента Джареда Кушнера (Jared Kushner). Их объединяет лояльность.

Чтобы понять, как действует Трамп, следует взглянуть на Кушнера, который, как и тесть, является отпрыском магната из сферы недвижимости. Избранный президент высоко ценит его непоколебимую преданность. Оказавшись в Белом доме, Трамп может столкнуться с бесконечными конфликтами интересов в своей бизнес-империи, которой станут руководить его сыновья Эрик и Дональд, а также 35-летний Кушнер. Кушнер может стать ключевым посредником Трампа и уже планирует перебраться в Вашингтон вместе со своей женой Иванкой.

В назначениях Трампа столь же трудно увидеть идеологическую последовательность. Проведя предвыборную кампанию на платформе борьбы с элитой, и назвав паразитами банкиров с Уолл-Стрит, Трамп назначает в свою администрацию бывших сотрудников Goldman Sachs. В дополнение к Бэннону, который несколько лет проработал в инвестиционном банке, президент Goldman Sachs Гэри Кон (Gary Cohn) согласился стать главным экономическим советником Трампа, а бывший партнер Goldman Sachs Стивен Мнучин (Steven Mnuchin) станет министром финансов.

Пообещав «осушить болото» денежной политики в Вашингтоне, Трамп явно делал ставку на то, что избиратели не воспримут его слова буквально. Владельцы недвижимости и крупных активов, подобно избранному президенту в зените его коммерческой славы в Нью-Йорке, могут получить немалую выгоду. В соответствии с бизнес-моделью Трампа они вступают в эпоху высокой долговой нагрузки. Последствия для американского баланса доходов и расходов могут оказаться весьма долговременными.

Умный бокс


Аналогичные нестыковки существуют между резкими выпадами Трампа в адрес руководства Пентагона и его назначениями на посты в системе национальной безопасности. Во время избирательной кампании избранный президент утверждал, что лучше американских генералов знает, как разгромить ИГИЛ (террористическая группировка, запрещена в России — прим. пер.). Но похоже, что ему нравится находиться в генеральской компании. На сегодня он отобрал троих генералов на высокие должности. На пост советника по национальной безопасности Трамп прочит говорливого бывшего начальника Разведывательного управления Министерства обороны Майкла Флинна (Michael Flynn).

«Трамп восхищается людьми действия, которые отдают приказы, — говорит Тони Шварц (Tony Schwartz), написавший за Трампа бестселлер 1987 года „Искусство заключать сделки“, где изложены советы по быстрому обогащению. — Поэтому ему очень нравится смотреть бокс. Это тешит его мужское начало».

Такие же черты можно приписать Владимиру Путину, которого американские спецслужбы считают тайным помощником Трампа в ходе предвыборной кампании, заявляя о том, что российский президент организовывал утечки информации и распространял ложные новости. Трамп это полностью отрицает. Вознаградит ли он Россию за такую преданность? Он уже идет курсом на конфронтацию с разведывательными службами.

Другие кандидаты на посты в кабинете инстинктивно понятны и близки сторонникам Трампа. Среди них — скептически относящийся к климатическим изменениям Скотт Прюитт (Scott Pruitt), который должен возглавить Агентство охраны окружающей среды. Это говорит о том, что Трамп во время гонки совершенно искренне пообещал аннулировать участие США в парижском соглашении по климатическим изменениям. Республиканский сенатор Джефф Сешнс (Jeff Sessions), могущий возглавить Министерство юстиции, критикует федеральные органы за их посягательство на права штатов, и особенно те законы, что защищают права избирателей из числа меньшинств. Павший на Сешнса выбор сигнализирует о намерении Трампа сдержать свое предвыборное обещание о депортации нелегальных иммигрантов.


Таков частичный список идеологов в администрации Трампа. Но если рассмотреть картину в целом, мы поймем, что он комплектует свою команду людьми из крупного бизнеса и из вооруженных сил. Если биография Трампа о чем-то говорит (а она должна о чем-то говорить, поскольку речь идет о самом старом американском президенте, которому 70 лет), так это о том, что для него важно доминировать во всех новостях. Почитатели видят в Трампе прагматика, а не идеолога. Хулители считают его безудержным эгоистом, для которого самое главное — это продвижение бренда Трампа.


План или позыв?

Еще большую обеспокоенность вызывает отсутствие у Трампа знаний о мире, находящемся за пределами его бизнес-империи. Есть такое подозрение, что свое мнение Трамп составляет на основе последнего разговора. «Тем, чего Трамп не знает, можно заполнить целый океан. Он буквально не прочел ни одной книги, включая конституцию США, — говорит его давний знакомый и партнер. — Тем, что Трамп знает, можно заполнить Башню Трампа».

Лучше всех Трамп знает, как отвлекать внимание людей. Этот человек покончил с двумя политическими династиями — Бушей и Клинтонов, затратив на это лишь малую часть их расходов. В процессе этого он осуществил революцию в современной избирательной кампании. А теперь Трамп действует в обход блюстителей традиций и цензоров, используя социальные сети. Это тот инструмент, которым популисты пользуются повсюду. Трамп блестяще и очень эффективно задействует свой аккаунт в Твиттере, издеваясь над политкорректностью и высмеивая критиков. Те, кто сверяет его высказывания с фактами, поставили ему огромное количество черных меток за ложные заявления, однако у Трампа все равно сложилась репутация честного человека.

«Если бы пресса писала обо мне точно и честно, у меня было бы меньше причин пользоваться Твиттером», — написал он на прошлой неделе в этой соцсети.

Но те методы, которые сослужили хорошую службу Трампу в ходе предвыборной кампании, могут оказаться очень пагубными, когда он станет президентом. На прошлой неделе он вызвал падение курса акций компании Boeing, когда поставил под сомнение стоимость контракта на новый борт номер один. Он также настроил против себя Пекин своими подстрекательскими записями в Твиттере после телефонного разговора с президентом Тайваня Цай Инвэнь, что стало неслыханным нарушением протокола.

Что это было — целенаправленный план, чтобы облапошить Boeing и вызвать раздражение у Китая? Или Трамп действовал на основе личных позывов? Когда он станет президентом, такие твиты могут вызвать дипломатический скандал и дикие колебания на рынке акций. Не только СМИ бьют тревогу по поводу его методов публичных заявлений. Трамп — фанат вебсайта Infowars Алекса Джонса (Alex Jone), на котором выдвигаются конспирологические теории. Сайт утверждает, что у него ежедневно пять миллионов посетителей. Джонс считает, что теракты 11 сентября и массовое убийство в школе Сэнди Хук в 2010 году были сфабрикованы. Верит ли в это Трамп? Или ему просто нравится терроризировать элиту?


«Тревогу вызывает то, что мы ни в чем не уверены, — говорит Шварц. — Нам известно лишь то, что он будет без колебаний проталкивать теории заговоров, если они будут служить его интересам».

Краткий вывод из истории продвижения Трампа к победе заключается в том, что сторонники восприняли его всерьез, но не буквально, а средства массовой информации поступили наоборот. Теперь, когда он победил, все начали воспринимать его и всерьез, и буквально. Это относится не только к Америке, но и к внешнему миру. Лидеры многих стран от Китая до Мексики морщат лбы, думая о каждом его заявлении.

У Трампа нет глубокой идеологической основы, в отличие от льюисовского героя-фашиста Берцелиуса «Базза» Уиндрипа. Но он готов без малейших угрызений совести шельмовать любого, кто встает у него на пути. А это прежде всего либеральные старейшины из лагеря политкорректности. Победу Трампа не смог предугадать почти никто, кроме него самого, но такой исход просто ждал своего шанса. Западная демократия уже не будет прежней.

«Не он затеял все это, — говорит одна из жертв Уиндрипа в книге Льюиса. — При том вполне справедливом недовольстве, которое накопилось против хитроумных политиков и плутократов, не будь Уиндрипа, явился бы кто-нибудь другой… Мы обязаны были предвидеть это, мы — досточтимые граждане».