На прошлой неделе стало известно о том, что ЦРУ пришло к выводу, согласно которому за взломом почтового сервера национального комитета демократической партии стоит Россия. Более того, русские сделали это, пытаясь повлиять на президентские выборы 2016 года.

Сторонники кандидата от демократической партии Хиллари Клинтон (как, надо признаться, и я) ухватились за эту новость и, в общем, согласились, что она соответствует действительности. А сторонники избранного президента Дональда Трампа (во главе с ним самим) открыто подвергли выводы ЦРУ сомнению.

Если бы ЦРУ пришло к выводу, что Клинтон обещала покровительство и поддержку тем международным могущественным лицам, которые делали пожертвования в Фонд Клинтонов, я подозреваю, что реакция на качество проведенного анализа была бы противоположной.

Но то, хорошо ли ЦРУ справляется со своей задачей, не является вопросом узкопартийным и не решается в интересах какой-то одной партии. Или, по крайней мере, это не должно оцениваться пристрастно.

Наше отношение к выводам экспертов становится все более предвзятым, и выборы 2016 года способствовали стремительному росту этой тенденции. И очень серьезным последствием этой тенденции является потенциальный ущерб в долгосрочной перспективе.

Эксперты не совсем безупречны, поскольку они слишком часто формулируют и отстаивают свои выводы с большей уверенностью, чем лежащие в их основе критерии и мотивировки. Это относится, прежде всего, к тем случаям, когда эксперты не столько объясняют, что произошло в прошлом, сколько делают прогнозы на будущее. Когда эти специалисты используют свои трибуны, чтобы привлечь к себе внимание, они еще больше подрывают доверие ко всем остальным экспертам вообще.

Но заключение специалистов на самом деле имеет значение. Когда 97% ученых согласны, что люди способствуют изменению климата, это что-то значит. Конечно, согласованное мнение ученых может быть ошибочным. Те, кто скептически относятся к единому мнению, всегда любят заявлять, что они — Галилеи или Дарвины, однако важно помнить, что это примеры явлений, встречающихся не чаще, чем один раз в сто лет.

Выводы, сделанные в результате анализа в области социологии или разведки, никогда не будут столь же безошибочными и бесспорными, как в области точных наук. Но эта неточность и неоднозначность не является основанием для того, чтобы вообще не принимать всерьез и отвергать практику экспертного анализа в ненаучных областях.

В противном случае мы могли бы с таким же успехом произвольно, наугад выбирать и нашу государственную политику. В соответствии с логикой, получившей распространение после эпохи Просвещения и существующей уже более 200 лет, в принятии решений мы должны опираться не на принцип случайности, а на научный метод и критическое мышление. Именно это эксперты и делают (предлагая нам свои заключения).

Предвзяты ли эксперты? Конечно. Совершают ли они ошибки? Однозначно. Экономисты, как правило, видят все сквозь призму своей профессии. То же самое относится и к юристам, и к экспертам-разведчикам из ЦРУ.

Но эффективно функционирующий бюрократический аппарат начинает свой аналитический процесс с того, что предлагает большому количеству людей высказать свое мнение относительно решения и старается, чтобы все эти мнения были услышаны. В результате может сформироваться групповое мнение, но, опять же, это — повод более внимательно изучить выводы, а не просто отмахиваться от них, как это сделал с выводами ЦРУ избранный президент.

Если быть честным перед самим собой, я не уверен, что выводы ЦРУ о вмешательстве России в процесс выборов верны и безупречны. Но и вы тоже не уверены. И что больше всего настораживает — в этом не уверен и избранный президент (учитывая, что он не является на свои ежедневные инструктивные совещания с представителями разведки).

То, что группа экспертов, которая знает лучше, чем вы, я или Трамп, считает, что, возможно, произошла (по выражению бывшего директора ЦРУ Майкла Морелла (Michael Morell)), «политическая катастрофа, равноценная терактам 11 сентября», означает, что мы должны изучить этот вопрос более подробно и поручить другим независимым экспертам проведение своего собственного анализа.

Если принять какое-то другое решение, то это все равно, что сказать: «Мне неинтересно, что говорят специалисты, не нужны мне эти овощи — буду есть одни пирожные».

Удачи вам в этом.

Стюарт Шапиро — адъюнкт-профессор и руководитель курса государственной политики в Ратгерском университете, член ассоциации университетских преподавателей и научных работников Scholars Strategy Network.