В Сирии завершилась битва за восточные кварталы Алеппо, которые свыше четырех лет были одним из важных центров сопротивления режиму Башара Асада. Из оставшихся под контролем боевиков нескольких кварталов продолжается эвакуация мирных жителей в провинцию Идлиб, откуда силы режима почти полностью вытеснены. Однако, завершение кровавой драмы в этом городе вовсе не означает завершения войны в Сирии, в результате которой за неполных шесть лет погибли свыше 300 тысяч человек и несколько миллионов стали беженцами.

Иллюзия борьбы добра и зла

До войны в Алеппо жили свыше 2,5 миллионов жителей. Это один из древнейших городов не только в Сирии, но и на планете — старейшее поселение на этом месте датируется VI тысячелетием до нашей эры. Старый город Алеппо, в котором ряд зданий были построены в XII-XVI веках, в 1986 году был внесен в список всемирного наследия ЮНЕСКО. В результате войны многие памятники архитектуры в городе были разрушены или повреждены.

Алеппо не сразу стал центром противостояния сторонников Асада и оппозиции, первые очаги столкновений здесь возникли на второй год гражданской войны, а крупные бои между правительством и повстанцами против режима Башара Асада — в июле 2012 года. С сентября 2012 года в боях за город активно стали принимать участие боевики Фронта аль-Нусра (запрещенная в России организация — прим. ред.), связанные с террористической группировкой Аль-Каида. Группировка была создана в январе 2012 года, а возглавил ее сириец Абу Мухаммадом аль-Джулани, который успел повоевать во время гражданской войны в Ираке, где действовал под руководством одного из лидеров «Аль-Каиды» аль-Заркави и будущего лидера террористов Исламского государства (запрещенная в России организация — прим. ред.) аль-Багдади.

Фронт аль-Нусра со временем оттеснил на обочину так называемых умеренных повстанцев и занял ведущее положение в противостоянии с войсками Асада не только в Алеппо, но и в нескольких других регионах Сирии. С января 2014 года Фронт аль-Нусра воюет с конкурирующей группировкой Исламское государство, а в июле 2016 года заявил о разрыве с Аль-Каидой. Это вовсе не значит, что группировка отказалась от джихадистских идей — убийств сирийских алавитов, шиитов, христиан и друзов. Однако после такого решения катарский телеканал Al Jazeera взял интервью у аль-Джулани. Впрочем, богатый нефтью эмират Катар неоднократно обвиняли в финансовой поддержки террористов Фронта аль-Нусра.

Гражданская война в Сирии почти с самого начала превратилась в proxy war: опосредованную войну на чужой территории и преимущественно чужими руками между суннитскими Саудовской Аравией, Катаром с одной стороны и шиитским Ираном с другой. В ней также участвует Турция, для которой приоритетной целью является не противостояние с Ираном, а уничтожение режима Асада, с которым президент Эрдоган до войны поддерживал теплые отношения. Именно в Сирии противостояние между двумя главными направлениями ислама, продолжающееся с VIII века достигло нового пика.

Режим Асада ведет войну с суннитскими исламистами и джихадистами в Алеппо силами не только регулярной армии, но и шиитской исламистской группировки «Хезболла», шиитских добровольцев из Ирака и элитного иранского спецподразделения Корпус стражей исламской революции. Шиитские подразделения с особым остервенением уничтожали суннитских исламистов, и наоборот. На фоне этого противостояния умеренная оппозиция с ее скромными источниками финансирования, снабжения и ограниченной боеспособностью быстро затерялась на фоне джихадистов, таких как Фронт аль-Нусра, боевики которой идут на смерть за построение исламского эмирата, основанного на законах шариата.

Одним словом, война в Сирии давно уже превратилась в преимущественно борьбу между сторонниками светской тирании во главе с Асадом и адептами диктатуры религиозных фанатиков. О борьбе за демократию здесь речь не идет. Особняком стоят разве что Сирийские демократические силы — курды и союзные им небольшие арабские группировки на севере и северо-востоке Сирии, которые являются главной ударной силой в борьбе с террористами Исламского государства, но воюют не только с ними, но с Фронтом ан-Нусра и другими исламистскими группировками.

Военные преступления. Роль России

Заложниками proxy war, противостояния шиитских и суннитских исламистов в Сирии стали мирные жители, жизни которых не представляют особой ценности для обеих сторон. Непосредственно в Алеппо по данным Violations Documentation Center с июля 2012 по декабрь 2016 года в Алеппо были убиты свыше 31 тысячи человек, в том числе 5,5 тысяч детей (17,9%). Среди общего количества погибших 76% составили мирные жители. 11 тысяч человек погибли в результате авиабомбардировок, за которыми стоят авиация России и Сирии, 6,4 тысячи — от артиллерийских обстрелов, которые совершали обе стороны конфликта — армия Асада и исламисты в восточном Алеппо, 1,5 тысячи были убиты во время массовых казней. Погибшие в Алеппо составляют десятую часть жертв войны в Сирии.

Режим Асада и Россия несут большую часть ответственности за гибель мирных жителей в Алеппо, из-за организации бомбардировок восточных кварталов города. Авиацию Асада обвиняют в использовании бочковых бомб, а российскую — кассетных бомб, направленных на максимальное уничтожение живой силы, в преднамеренном уничтожение больниц. По данным Human Rights Watch, только 18 сентября по 19 октября от авиаударов российской и сирийской авиации погибли 446 человек.. Кроме того режим Асада обвиняют в использовании газовых атак во время боев за город, а шиитских добровольцев из Ирака, воевавших на его стороне — в массовом убийстве 82 человек, включая женщин и детей, после падения одного из кварталов 12 декабря. Госсекретарь США Джон Керри назвал это преступление «резней».

Боевики, воюющие с режимом Асада также совершили не мало военных преступлений. Ранее верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль Хусейн обвинил боевиков, контролирующих восточное Алеппо в применении так называемых адских пушек, стреляющих газовыми цилиндрами. По его словам, боевики использовали их, чтобы «терроризировать жителей западного Алеппо», подконтрольного властям. По данным Сирийской обсерватории по правам человека, с июля по декабрь 2014 года цилиндрами из дьявольских пушек были убиты 204 мирных жителя. Террористы Фронта аль-Нусра нередко использовали мирных жителей восточного Алеппо в качестве живого щита, препятствовали их эвакуации. На днях террористы Фронта аль-Нусра подожгли автобусы, предназначенные для эвакуации мирных жителей в осажденных шиитских поселках в провинции Идлиб.

Преступления боевиков, воюющих против режима Асада, описаны в докладе Amnesty International — это и обстрелы жилых домов, школ, госпиталей, многочисленные жертвы в результате использование «адских пушек». По данным Сирийской обсерватории по правам человека, в 2014 году артобстрелы и использование адских пушек со стороны боевиков привело к гибели 672 мирных жителей, включая 137 детей. Тот факт, что Асад и Россия виновны в большем количестве жертв среди мирных жителей, так как в отличие от боевиков, имеют преимущество в авиации, не умаляет ответственности последних за военные преступления.

Война закончится не скоро

Взятие Алеппо войсками Асада вовсе не означает перелома в войне. Падение Пальмиры, захваченной недавно террористами Исламского государства, лишь подтверждает, что при линии фронта, которая растянулась на сотни километров, при существовании подконтрольных боевикам анклавов на правительственной территории, армии Асада даже при масштабной помощи Ирана и России понадобится еще много времени, чтобы вернуть контроль над страной.

Исполнительный директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос заявил ЛІГА.net, что после взятия Алеппо режим Асада может начать наступление на провинцию Идлиб, которая сейчас почти полностью контролируется повстанцами. Для последних утрата Алеппо — большой удар, но он не будет означать прекращения боевых действий. «С падением Алеппо война не закончится, а дальнейшие планы сирийской армии будут определять, прежде всего, иранцы и россияне, а не Асад. Создается впечатление, что иранцам вообще все равно, где воевать», — отметил эксперт.

Эксперт по Ближнему Востоку Илия Куса в комментарии ЛІГА.net отметил, что вероятно армия Асада постарается вернуть Пальмиру, которая была потеряна из-за высокой концентрации войск при осаде восточного Алеппо. По его словам, 30 тысяч сирийских военных противостояли 8 тысячам боевиков, это позволило ускорить взятие восточных кварталов после их окружения, но одновременно оголило фронт с Исламским государством у Пальмиры. «Губернатор Хомса сказал, что постараются отвоевать Пальмиру через несколько недель, сейчас накапливаются силы для операции. Лично я сомневаюсь, что взятие Пальмиры произойдет быстро, но штурмовать этот район они точно будут. Пальмира имеет для Асада важное значение, далеко не символическое — это плацдарм у месторождений нефти и газа, он находится на трассе, ведущий в осажденный террористами ИГ Дейр-эз-Зор», — подчеркнул он.

Куса считает также, что сирийский режим может пойти на встречу курдам в их требованиях автономии в условиях наличия общих врагов — Турции и Исламского государства. «Для сирийского правительства, важно, чтобы курды были тем буфером, который отделяет их от Турции. До войны требования курдской автономии были не актуальными — Эрдоган и Асад дружили семьями и необходимости в таком буфере не было. Курдская автономия будет означать федерализацию Сирии, с другой стороны — это эффективный механизм для сдерживания Турции», — подчеркивает эксперт.

Пиррова победа Путина и озабоченность Запада

19 декабря сотрудник турецкой полиции Мавлют Мерт Алтынташ, находясь не при исполнении обязанностей, проник на выставку в Анкаре и расстрелял российского посла в Турции Андрея Карлова. «Не забывайте Алеппо! Не забывайте Сирию. Вы не будете чувствовать себя в безопасности, пока наши города не будут безопасными», — прокричал Алтынташ, незадолго до того как его убили турецкие силовики. Турция по традиции скинула ответственность за убийство на сторонников проповедника Фетхуллаха Гюлена. Однако, скорее всего российские бомбардировки усилили желание симпатиков исламских радикалов отомстить России.

Убийство российского посла подтверждает лишь то, что российским гражданам во всех мусульманских странах за исключением Ирана отныне грозит опасность. Бомбардировки Алеппо вызвали многочисленные акции протеста во многих странах мира, в том числе мусульманских, и демонстранты, как правило возлагали на Россию основную ответственность за жертвы среди мирного населения. К тому же, Россия фактически поддержала в конфликте в Сирии сторону шиитской коалиции — Ирана, Хезболыы и связанного с ними режима Асада, и это может вызвать негодование среди российских мусульман, большинство из которых сунниты. Таким образом, продолжающееся участие России в войне в Сирии будет создавать условия для радикализации российских мусульман.

В то же время Алеппо стало символом бессилия Запада. Заранее было ясно, что механизм принятия решений в Совете безопасности будет заблокирован Россией. У Запада была возможность вмешаться в конфликт в Сирии на его начальном этапе, когда умеренная оппозиция еще существовала и имела хоть какое-то влияние, а сирийская армия разбегалась. При чем эта возможность существовала еще до того, как режим Асада пересек красную черту, проведенную президентом США Бараком Обамой, — применил химическое оружие в 2013 году. На тот момент уже было заметно доминирование радикальных исламистов среди оппозиции Асаду. Отсутствие западного вмешательства хотя бы в форме создания бесполетных зон над крупными городами с очагами восстаний способствовала вымыванию умеренных элементов из оппозиции, ее радикализации и доминированию джихадистов, готовых умирать ради своих идей. Сейчас умеренная оппозиция не оказывает особого влияния на события в Сирии, а любое сотрудничество Запада с группировками, которые поддерживают Труция, Саудовская Аравия и Катар, чревато колоссальными имиджевыми потерями и очень удобно для российской контрпропаганды.

Поддержка курдов из Сирийских демократических сил, которые являются хорошей ударной силой для борьбы с ИГ, но вовсе не намерены воевать с Асадом, создает для США постоянные трения в отношениях с Турцией. Пока не ясно, какой будет политика избранного президента США Дональда Трампа по отношению к курдской самообороне и в отношении Сирии в целом. Наличие в его команде людей, выступающих за сближение с Россией — номинанта на пост госсекретаря Рекса Тиллерсона и советника по национальной безопасности Майкла Флинна, делает вполне вероятным отказ от поддержки оппозиции Асаду. С другой стороны, и окружение Трампа, и сам избранный президент США не хотят допустить усиления в регионе Ирана, а именно победа Асада в войне будет означать победу Ирана и Хезболлы. Вполне вероятно, что ближневосточная стратегия Трампа никак не сможет изменить ситуацию с западным бессилием в Сирии, и гражданская война в этой стране будет продолжаться, пока этому будут способствовать региональные игроки — Турция, Иран, Саудовская Аравия и Катар.