В последнее время в заголовках часто упоминается словосочетание «друзья России».

Причина ясна. На пост министра иностранных дел США предложен руководитель нефтяной компании Exxon Mobil Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson), у которого есть тесные связи с руководством России. Во Франции кандидатом от правого крыла и возможным победителем на президентских выборах выступает Франсуа Фийон (François Fillon), который одобряет, например, деятельность России в Сирии.

Это вызвало обеспокоенность не только на Украине, но и во многих странах ЕС. На важных позициях появляются люди, которые выступают против наложенных на Россию санкций или относятся к ним с подозрением.



Дружба — интересный термин. У людей мало у кого в окружении много таких, кого действительно можно назвать друзьями. В политике же все иначе, дружба — достаточно дешевое слово. В международной политике оно еще дешевле, хотя те же Шарль де Голль (Charles de Gaulle) и Генри Киссинджер (Henry Kissinger) напоминали, что у стран − не друзья, а продвигаемые интересы. То же самое можно сказать о крупных компаниях. Отдельная разновидность дружбы — дружба с Кремлем.

В этом у финнов большой опыт. У Финляндии и Советского Союза были подчеркнуто дружеские и доверительные отношения, как постоянно тогда говорилось. Существовала даже письменная договоренность о дружбе, которая, тем не менее, раскрывала истинную сущность этой дружбы, то есть ее отсутствие (Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между СССР и Финляндией, был подписан в 1948 году − прим. пер.).

В этом вопросе мало что изменилось. Кремль и сейчас, похоже, не считает дружбу отношением двух равноправных сторон. Он предполагает, что его друзья должны быть лояльными, но правила дружбы устанавливает сам.

Это особенно заметно в заключении крупных сделок, в которых «дружба» − самое важное, поскольку правового государства нет. «Дружба» может закончиться неожиданно — и тогда стоит быть где угодно, но только не в России.

Друзьями России сейчас называют разных людей. Часть из них — очевидные соглашатели, подкупленные или добровольные. Кроме того, есть и такие, кто считает, что с Кремлем нужно поддерживать хоть какой-то диалог. Некоторые являются друзьями только российской культуры.

Конечно, жаль, что все говорят на языке Кремля. Ведь российское руководство обвиняет всех иностранных критиков в «русофобии» и называет согласных с Россией иностранцев ее друзьями. Так что друг России на самом деле означает всех согласных с Кремлем.

Никто не называет «друзьями России» тех, кто желает России добра. Например, правового государства, открытого правительства и честных выборов.