Владимир Путин не стал симметрично отвечать на высылку из США 35 российских дипломатов, которых американцы обвинили в причастности к кибератакам.

Госдепартамент объявил персонами нон-грата 35 российских дипломатических работников и потребовал, чтобы они покинули страну до Нового года. Оставшимся в США дипломатам американские власти запретили посещать две дипломатические дачи.

Барак Обама также объявил о новых санкциях против России, связанных с кибератаками на США.

Глава МИД России Сергей Лавров предложил Путину в качестве ответной меры выслать 35 американских дипломатов, а также запретить пользоваться дачей посольства в Серебряном бору и складом на улице Дорожная.

Однако вместо этого Владимир Путин распространил заявление, в котором заявил, что Россия не будет симметрично отвечать на высылку российских дипломатов из США и новые санкции.

Русская служба Би-би-си попросила экспертов прокомментировать подобный шаг российского лидера.

Джонатан Маркус, дипломатический корреспондент Би-би-си:

Это был очень точно срежиссированный ответ Владимира Путина — сначала оставить в подвешенном состоянии возможность ответной симметричной высылки, а затем великодушно отложить ответ, по крайней мере, на данный момент.

Это попытка унизить администрацию Обамы, продемонстрировать, что, с точки зрения Москвы, он стал эдакой «хромой уткой», настолько незначительной, что она недостойна даже ответа.

Путин в своих отношениях с Западом демонстрирует, в частности, в Сирии и Украине, что может играть свою ограниченную роль с большим мастерством

Джонатан Маркус, дипломатический корреспондент Би-би-си

Кроме того, это еще и проверка избранного президента Дональда Трампа. Смогут ли спецслужбы убедить его, представив те доказательства, которые, как они говорят, у них есть? И если да, то какой курс он изберет в отношениях с Россией?

Это не новая холодная война. Россия представляет собой некую «карманную» супердержаву, не имеющую ничего общего со старым Советским Союзом.

Однако Путин в своих отношениях с Западом демонстрирует — в частности, в Сирии и Украине, — что может играть свою ограниченную роль с большим мастерством. И Трамп должен будет ответить на вызов решительно, но очень выверенно.

Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»:

Это абсолютная рутинная норма, когда принимаются зеркальные меры. Тем более это норма для Путина, он всегда так действовал.

Но в данном случае он, как мне кажется, поступил как довольно прозорливый политик. Он не стал играть в игру, в которую ему предложил сыграть Обама.

Обама предложил сыграть в игру «Давай добьем российско-американские отношения перед приходом Трампа».

Конечно, эта взаимная высылка… тут даже по-человечески — 72 часа, 35 человек, семьи, это неприятно, масса негативного освещения. Американские дипломаты бы возвращались домой тоже в таком настроении.

Цель понятна: Трамп уже объявил, что будет пересматривать большинство направлений политики Обамы, в том числе и российское направление. Поэтому Обама решил сделать этот пересмотр настолько сложным, насколько возможно.

Путин не стал ему в этом помогать, сделав красивый жест. Его никто не стал бы упрекать за ответную высылку, и тем более не будут упрекать здесь. Это явно жест с позиции силы, а не с позиции слабости.

Павел Салин, директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве России:


Москву попытались загнать в ловушку, спровоцировать на несимметричную реакцию. И если бы это произошло, то стали бы заявлять, что Путин ест детей, делает их заложниками политических разборок.

Но действительно, если бы были только симметричными меры — 35 дипломатов плюс закрытие инфраструктурных объектов за пределами посольств, объектов отдыха, не школ, — то никто бы ничего не сказал.

Это решение Путина, не решение российской элиты, никто ему этого не рекомендовал. Он демонстрирует готовность действовать не по шаблону и дает понять следующей американской администрации, что мяч на ее стороне.

Был вызов, челлендж, и Путин использовал его на 150 процентов.

Теперь все будет зависеть от реальных намерений Трампа и от того, насколько его действия будут соответствовать этим намерениям. Он может хотеть одного, а получиться может другое.

А также от степени его самостоятельности, от его связи с той частью американского истеблишмента, которая настроена на «наказание» России за 2014 год.

Это большая часть американского истеблишмента, и партийный консенсус может оказаться Трампу не по зубам.