Внешне Россия вновь укрепляет свое влияние в мире и президент Владимир Путин сохраняет контроль над страной. Но более глубокий анализ показывает, что у российского капитализма все больше проблем.

На международной арене все, кажется, складывается в пользу России. Поддержка Путиным Трампа и то, что последний назначил на должность госсекретаря Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson), который известен своими талантами в области заключения контрактов с правительством Путина, а также поддержка правопопулистских движений в ЕС дают Путину определенную надежду, что он сможет противостоять хищной политике Клинтон и Меркель.

К тому же, ужасающая битва за восточный Алеппо, которую, представляется, выиграл режим Асада, открыто поддерживаемый Россией, стала сильным ударом по интересам Запада на Ближнем Востоке.

Но даже если не принимать в расчет убытки из-за международных санкций, которые были приняты против России после захвата Крыма и начала конфликта в восточной Украине, есть все признаки того, что это последнее военное вмешательство перегрузило как российскую экономику, так и ее военную отрасль.

То, как российский флагманский корабль «Адмирал Кузнецов», их единственный авианосец, полз по Ла-Маншу в сторону Сирии, выглядело довольно плохо. Похоже, самолеты, которые он вез для бомбардировки восточного Алеппо, не могли взять на борт полный комплект боеприпасов и топлива, так как у корабля нет катапульты. Так что, покинув корабль, они были вынуждены залетать на аэродром за бомбами.

Инсайдерский источник сообщил, что «большая ноша сейчас отягчает российский флот и бюджет […] и есть проблемы с состоянием духа у русских здесь».


С того момента, как три года назад разразился Евромайдан, а НАТО стала еще больше покушаться на Прибалтику и Восточную Европу, властвующая элита стала использовать патриотизм, чтобы укрепиться. Путин позиционирует себя как того самого сильного человека, кто сможет противостоять Западу. Антизападные настроения никогда еще не были настолько сильными, даже правозащитные группы и социальные организации сейчас клеймят как иностранных агентов.

И все-таки есть признаки того, что эта политика достигла своего предела. Среди российского населения растет скепсис относительно действий страны в Сирии. Еще опаснее дела обстоят с ситуацией на Украине. После последней неудачи мирных переговоров в Минске в ноябре, военный конфликт опять пошел по нарастающей. По словам наблюдателей ОБСЕ на востоке (Организации безопасности и сотрудничества в Европе) уже за первую неделю ноября случилось более восьми тысяч нарушений режима прекращения огня, и в некоторых случаях использовалась тяжелая артиллерия и ракеты.

Все это помогало отвлечь внимание жителей страны от печального состояния экономики. Тем не менее, правительство все больше обеспокоено экономической ситуацией. Недавно министр финансов хвастался, что они переоценили возможное падение инвестиций в этом году: сказал, что прогноз был 3,7, а по факту снижение было всего 3,4.

«Сбербанк» (самый большой банк России и Восточной Европы) прокомментировал этот отчет предостережением, что экономика будет в стагнации минимум три года и не сможет расти более, чем на 1-1,5% в год. «Пройдет 50 лет, прежде чем ВВП удвоится», было сказано среди прочего. Экономика сейчас на уровне не выше, чем в начале мирового финансового кризиса.

Растущее недовольство стало проявлять себя даже внутри правящего бюрократического аппарата. В начале ноября за взятки был арестован Алексей Улюкаев, министр экономического развития. Так как он призывал изменить приоритеты правительства и направить главное внимание с контроля инфляции на стимулирование экономики, это в большой степени можно рассматривать как удар по неолибералам в правительстве.

Согласно Credit Suisse, реальный размер зарплат в стране ниже, чем в 2008 году и уровень жизни упал за год на 15%, еще выше этот показатель только у Украины и Аргентины. Последние доклады также предсказывают, что в ближайшие месяцы будет уволено более 50 тысяч человек.

Но несмотря на этот фон, в стране самый низкий уровень политической активности с момента падения Советского союза. Это зависит отчасти от того, что люди побаиваются репрессивных мер. Масштабные аресты и суды после протестов в мае 2012 года, которые были подавлены омоновцами, еще свежи в памяти активистов. Сейчас при малейших признаках недовольства, следуют угрозы и штрафные меры от работодателей и государства.

Правительство готовится к растущему недовольству, объединяя полицию и службу безопасности в один департамент под контролем президента.

Но то, что протестов нет, по крайней мере сейчас, не значит, что все поддерживают правящий режим. Парламентские выборы в сентябре показали, что поддержка правящей партии Путина «Единая Россия» уменьшилась на четыре миллиона голосов, причем явка на выборы была рекордно низкой. В Москве «Единая Россия» получила только 14% голосов электората. Все остальные официальные партии еще менее популярны и никак не противостоят правительству.

Непарламентские партии, как левые, так и правые, остаются деморализованными и пребывают в кризисе с момента провала попытки роста и протестов в 2012 году.

Доминирующее чувство «Все очень плохо, но выхода нет» отражено в результатах опроса общественного мнения, проведенного Левада-центром (который недавно обвинили в том, что он под иностранным контролем). Они показали, что 83% населения не стали бы участвовать в каких-либо протестах, из которых многие заявили, что такими протестами все равно ничего не добьешься.

Невозможно предугадать, сколько эта ситуация будет продолжаться, но в конце концов она закончится.

Когда русский работающий народ и молодежь в достаточной мере вернут веру в себя, чтобы защищать свои права, мы увидим взрывоподобную волну протестов против низких зарплат, плохих условий труда, коррупции и мошеннических выборов, а также против дискриминации женщин, иммигрантов и лгбт-сообщества.

Тогда мы увидим, как быстро возрастет поддержка левых идей — коль скоро будет предложена ясная социалистическая альтернативы коррумпированной капиталистической системе, возникшей после падения Советского союза.