Гонения на Россию продолжаются, и в первых рядах маршируют почитатели НАТО. Швеция заняла очень резкую антироссийскую позицию в Европе. Но Швеции вряд ли пойдет на пользу провоцирование конфликтов с соседями. Мир не делится на белое и черное. А на пользу пойдет наше критически-нейтральное отношение к окружающему миру, к различным интересам России и НАТО. Об этом пишет житель Умео Пэр Саландер.

Мы каждый день слышим и читаем о «нарастании российской агрессии в соседних регионах», а также о том, «что мы все знаем о случившемся с Крымом», потому что нас заставляют понять, в какой опасности находится Швеция. После этих двух высказываний неизбежно следует продолжение о том, что Швеции необходимо наращивать вооружения и вступать в НАТО. Главный поклонник риторики такого рода — партия либералов во главе с Яном Бьорклундом (Jan Björklund, бывший вице-премьер Швеции).

И сейчас я хочу подвергнуть критике эту аналогию с Крымом. Что касается «растущей агрессивности России в соседних регионах», я хочу лишь обратить ваше внимание на то, что, возможно, даже более интенсивную активность такого рода мы видим и с другой стороны (например, учения НАТО в Прибалтике с участием 40 000 человек, морской пехоты, дислоцированной в Норвегии, и мобильных подразделений в странах Балтии). Разница только в том, что этой активности не дают эпитет «агрессивная».

Но вернемся к Крыму:

• Крым был российским с 1783 до того момента, как Хрущев в 1954 году подарил полуостров Украине, которая тогда была частью Советского союза.

• Когда Советский союз развалился в 1991 году и Украина обрела независимость, в Крыму проводился референдум, вскоре после чего Крым провозгласил себя Республикой Крым. В связи с этим он обладал собственной конституцией и значительной автономией в составе Украины.

• Для 80% населения Крыма русский — родной язык, кроме того, русский язык доминирует в сферах массмедиа и культуры.


• Согласно британскому профессору Ричарду Сакуа (Richard Sakwa), специалисту по русской и европейской политической истории, а также члену Академии социальных наук, представляется ясным, что большинство населения Крыма выступало за слияние с Россией.

• Когда расторгался Варшавский договор, Горбачев и Джордж Буш-старший пришли к соглашению, что НАТО не будет расширяться на восток. На сегодняшний день Россию окружают уже 12 новых членов НАТО и на подходе новые.

• Большая российская военная база Севастополь находится в Крыму. НАТО проводит учения на территории Украины и активно работает над вступлением Украины в НАТО. В таком случае Севастополь пропал бы.

• Крым был взят в присутствии российских военных, но без кровопролития.

Это не значит, что одностороннюю аннексию Крыма Россией можно оправдывать, однако, Крым исторически и культурно был близок России, его статус был неоднозначен, а потеря Крыма сделала бы Россию еще более уязвимой перед расширением НАТО. Все это создает нюансы.

Но Ян Бьорклунд говорит о «вопиющих преступления России» против «всех международных договоренностей», проводит параллели с нацистской политикой аншлюса, и намекает, что Швеция также под угрозой. Эта риторика направлена на то, чтобы Швеция вооружалась, усиливала санкции против России и вступала в НАТО. Но человек последовательный спросит: а что вообще общего у российско-крымских и российско-шведских отношений?

В 2003 году США и Великобритания напали на Ирак, страну в другом полушарии Земли, не имеющую с ними ни языковой, ни культурной общности. Ложью мотивировали войну, которая нарушала «все международные договоренности». Количество убитых достигает, по подсчетам, более полумиллиона человек. Эта война, как ничто другое, способствовала развитию радикального исламизма, в первую очередь ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в РФ — прим. ред.), дестабилизировала Ближний Восток и сделала весь мир гораздо менее безопасным местом для жизни, чем раньше.

Тони Блэр попросил прощения. Ян Бьорклунд хранит молчание — никаких разговоров о вопиющих преступлениях против международных договоренностей или требований ввести санкции против США и Великобритании. Может быть, просто потому, что Ян Бьорклунд еще даже до того, как США решились на нападение, предложил, чтобы военные силы Швеции приняли активное участие в американской агрессивной войне, если та состоится.

Израиль оккупировал палестинскую территорию и уже более 50 лет нарушает «все международные договоренности». Ян Бьорклунд молчит — ничего о вопиющих преступлениях или санкциях. Правда, когда Швеция признала Палестину, он все-таки выступил. С протестом.

Ян Бьорклунд охотится за соринками, а на бревна не обращает внимания. Его путеводная звезда — не этико-политические принципы, а США и их союзники. Они по определению хорошие, а все, кто не вписывается в этот трансатлантический хор, — плохие. Его главная цель — вступление страны в НАТО, поэтому он и пытается создать представление, что Швеция может стать новым Крымом.

К сожалению, Ян Бьорклунд не одинок. Хотя и не в таком явном виде, но эта риторика очень распространена, очень похожие высказывания мы слышим и от министра обороны Хультквиста (Hultqvist). Он совсем не общается с Россией и заботится о том, чтобы при строительстве «Северного потока-2» в Балтийском море не использовались шведские порты, хотя компания, которая занимается строительством, вовсе не российская, а швейцарская, и рабочие руки там задействованы тоже не русские, а шведские и голландские.

Швеция заняла крайне антироссийскую позицию в Европе. Президент Финляндии Нийнистё не понимает такое отношение Швеции и говорит, что все остальные общаются с Россией, даже США. А как иначе разрешать конфликты?

Гонения на Россию продолжаются, и в первых рядах маршируют почитатели НАТО. Вряд ли провоцирование конфликтов с соседями пойдет на пользу Швеции.

Мир не делится на черное и белое. На пользу нам пойдет критический нейтралитет в отношении окружающего мира и различных интересов России и НАТО — и тогда мы сможем с уверенностью вставать на защиту этических принципов международной политики, а не будем всего лишь голосом, бездумно защищающим интересы западного мира.