Специалист по России Ларс Рове (Lars Rowe) призывает к новым шагам в норвежско-российских отношениях и критикует нашу страну за то, что она пассивно относится к нашему великому соседу на востоке.


В этой связи невольно вспомнить слова из «Пера Гюнта»: «Я ли бью, меня ль колотят, все равно ты слезы льешь».


Недавно министр иностранных дел уладил долгий спор с Китаем. Сразу же эту политику принялись критиковать, появились обвинения в том, что Норвегия проигнорировала нарушения прав в «Срединной империи».


Ларс Рове из аналитического центра Пулхёгда (Polhøgda), так его называют среди своих (там расположен Институт Фритьофа Нансена — прим. ред.), полагает, что тот же министр иностранных дел проявляет пассивность в своей политике по отношению к России. Как будто у рассерженного аналитика Рове проблемы с интерпретацией фактов.


Россия ведет себя непредсказуемо


Его главный аргумент сводится к тому, что норвежское решение проблемы трудовых мигрантов (так в оригинале — прим. ред.), прибывших из России в Норвегию через КПП Стурскуг (Storskog) в сентябре и октябре 2015 года, не способствовало сближению с Россией.


Те пять тысяч человек, о которых идет речь, большинство из них — афганцы, слишком хорошо говорили по-русски для того, чтобы можно было поверить в то, что они просто направлялись через Россию в Норвегию из Афганистана. Они долго там жили. У многих из них многократная виза в Россию.


Когда Россия отказалась принять их после того, как они были высланы из Норвегии, именно Россия, а не Норвегия, продемонстрировала непредсказуемое поведение как страна-соседка. Похоже, что эту причинно-следственную связь Рове не учитывает.


Русские давно уже говорят о новой холодной войне. Ларс Рове пишет, что русские сами развязали новую холодную войну, вторгшись в Крым и аннексировав его. Тогда Путин нарушил Хельсинкскую декларацию, которая гарантировала нерушимость послевоенных границ в Европе. В 1992 году посткоммунистическая Россия просила, чтобы договор также распространился и на внутренние границы распавшегося СССР. Мировое сообщество пошло на это.


Разумеется, все развивается


Обвинять министра иностранных дел Бёрге Бренде (Børge Brende) в пассивной политике по отношению к России, мягко говоря, парадоксально. Накануне рождества 1981 года я освещал визит в Москву тогдашнего министра иностранных дел Кнута Фрюденлюнда (Knut Frydenlund). На тот момент прошло 14 лет после предыдущего визита норвежского министра иностранных дел в Москву. Вот это была настоящая холодная война!


Хотя сегодня тоже прохладно. Посол Норвегии в Москве Лейдульв Атле Намтведт (Leidulv Atle Namtvedt) вряд ли узнает размер обуви своих собеседников в российском МИД, если поинтересуется. У него нет никаких партнеров для политических бесед, и это потому, что так предпочли русские.

 

Тем не менее, в отношении России тоже происходит некоторое развитие. Подтверждением этого стало большое заседания Норвежско-российской торговой палаты, прошедшее в прошлом году.


«Старейшину» в российском рыболовстве зовут Вячеслав Зиланов. В своем выступлении он поведал, что Россия должна сейчас заменить 20% своих рыболовецких судов на новые. Вероятно, в том, что касается судового оборудования, предпочтение будет отдано норвежским верфям. Одна из верфей — Фискерстранд (Fiskerstrand).


Антироссийские санкции


Остается надеяться, что мирный процесс на Украине в соответствии с положениями Минских соглашений, получит более активную поддержку со стороны России. Это должно произойти, прежде чем будут отменены санкции против России. Впрочем, возможно, что новый президент США будет бороться за отмену антироссийских санкций до установления мира. Создается впечатление, что Трамп стал козырем Путина.


Многие думают, что на смену идеалистической политике на оси восток-запад скоро придет реальная политика. Существенная поддержка, оказываемая Путиным в Западной Европе, для многих либералов будет еще более спорной, чем Дональд Трамп. 20 января он станет президентом США. Но, будучи государством небольшим, Норвегии не следует пускаться в самостоятельное плавание в отношении России в вопросе санкций, введенных США и ЕС два году тому назад.


Из 40 лет своей журналистской карьеры я прожил в Москве 20, проработав там 4 срока в качестве собкора телекомпании NRK, и позволю себе высказать мнение, что русские никогда не уважают тех, кто виляет перед ними хвостом. Виляние хвостом или политику умиротворения Путин мог часто видеть на Западе после конфликта, который Россия начала с Украиной.


В ходе ежегодного путинского мероприятия «Диалог цивилизаций» кремлевские пропагандистские бароны в течение десяти лет утверждают, что Западная Европа движется к самоуничтожению, потому что толерантность по отношению к иммигрантам и гомосексуалистам там чересчур велика. Путина можно изменить с помощью борьбы за ценности, способствовать которой будут неудачи режима на родине. Помните: российская внешняя политика всегда является производной от российской внутренней политики.


Ханс-Вильхельм Стейнфельд — историк, лауреат премии «Пер Гюнт».