Избранный президент Дональд Трамп провел в среду пресс-конференцию — первую после ноябрьских выборов. Его представили будущий пресс-секретарь Шон Спайсер (Sean Spicer) и избранный вице-президент Майк Пенс (Mike Pence).


СПАЙСЕР: Доброе утро. Спасибо, что собрались. (Неразборчиво) дней до инаугурации следующего президента и вице-президента Соединенных Штатов Америки. Это возможность присутствовать здесь сегодня, чтобы избранный президент мог ответить на ваши вопросы.


После того, как избранный президент сделает кое-какие замечания, он представит вам г-жу Шери Диллон (Sheri Dillon), известного адвоката из Вашингтона, округ Колумбия, работающую в престижной фирме Morgan Lewis, которая… оформляла соглашения в соответствии с порядком осуществления деятельности президента, и она скажет несколько слов.


Прежде чем мы начнем, я хочу обратить ваше внимание на некоторые моменты в докладе, который вчера вечером был опубликован в BuzzFeed. Прямо скажем, возмутительно и безответственно для левого интернет-журнала, который был явно враждебно настроен по отношению к избирательному штабу избранного президента, выкладывать в интернете крайне непристойную и явно ложную информацию за несколько дней до принятия им присяги.


По словам редактора BuzzFeed, есть ряд серьезных оснований сомневаться в утверждениях, содержащихся в докладе. Главный редактор New York Times также не принял доклад всерьез, сказав, что он, цитирую, «абсолютно голословен, разделяя озабоченность, которую многие другие журналисты выразили в интернете».


СПАЙСЕР: То, что BuzzFeed и CNN решили напечатать эти голословные заявления, является (их) печальной и жалкой попыткой повысить свою популярность. Это не доклад разведки, простой и понятный. Единственная тема, затронутая в докладе — взаимоотношения трех лиц, связанных с избирательным штабом. Эти трое — Пол Манафорт, Майкл Коэн и Картер Пейдж.


Картер Пейдж — это человек, которого избранный президент не знает, и о котором штаб его предупредил несколько месяцев назад. Пол Манафорт категорически отрицает какую-либо причастность к этому, а Майкл Коэн, который, как говорят, в августе и сентябре был в Праге, в это время США не покидал, и в страну не приезжал. Мы попросили его предъявить паспорт, чтобы подтвердить его местонахождение в тот период, о котором идет речь, и не было никаких сомнений в том, что он не был в Праге.


Фактически г-н Коэн в Праге никогда не был. Согласно новому докладу, Майкл Коэн был с сыном… в университете Южной Калифорнии на бейсбольном матче. Теперь в соответствии с каким-то докладом, видимо, существует еще один Майкл Коэн. Несмотря на все идущие в последнее время разговоры о дезинформации и сфабрикованных материалах, эта проводимая кем-то политическая охота на ведьм в СМИ, основана на некоторых самых надуманных сообщениях и, прямо скажем, отвратительна и постыдна.


А теперь имею честь представить вам следующего вице-президента Соединенных Штатов Америки Майка Пенса.


(АПЛОДИСМЕНТЫ)


ПЕНС: Остается девять дней до инаугурации 45-го президента Соединенных Штатов Америки.


(АПЛОДИСМЕНТЫ)


Для меня огромная честь принимать через девять дней присягу в качестве вице-президента Соединенных Штатов, но еще большей честью для меня является возможность стоять плечом к плечу с новым президентом, который опять сделает Америку великой.


(АПЛОДИСМЕНТЫ)


В общем, лидерские качества избранного президента и его энергия в ходе избирательной кампании были впечатляющими. Но как председатель на период передачи власти, я могу заверить американский народ, что его энергия и его проницательность, умение видеть перспективу была во время этого переходного периода источником еще большего вдохновения. Это большой стимул наблюдать, как он историческими темпами собрал в этом кабинете мужчин и женщин, удивительно одаренных и обладающих невероятными способностями.


Уже объявлены 19 из 21 должностных лиц Кабинета. Уже назначены девять заседаний сенатских комитетов, еще семь будут в ближайшее время внесены в расписание в ближайшие несколько дней, и это… это подбор и объединение мужчин и женщин беспрецедентного уровня лидерских способностей, подготовки и образования с тем, чтобы помочь этой администрации вести нашу страну вперед. Возможно, именно поэтому ведущие СМИ ведут такую напряженную и согласованную работу, направленную на то, чтобы делегитимизировать эти выборы и дискредитировать нашу новую администрацию.


Между прочим, я давно являюсь и всегда буду сторонником свободной и независимой прессы. Но свобода означает и ответственность. И безответственное решение некоторых новостных организаций опубликовать лживый и бездоказательный доклад, при том, что большинство новостных организаций не поддались искушению распространить эту лживую информацию, можно объяснить лишь предвзятостью СМИ и попыткой дискредитировать избранного президента и нашу новую администрацию, и американский народ уже от этого смертельно устал.


(АПЛОДИСМЕНТЫ)


Но сегодня мы вернемся к настоящим новостям, подлинным фактам и реальным успехам, уже достигнутым нашим новым президентом в возрождении американской экономики и подборе команды, которая сделает Америку снова великой. И мы услышим мнение избранного президента по вопросам, которые сегодня имеют для американского народа первостепенное значение.


Итак, честь имею представить всем вам моего друга и избранного президент Соединенных Штатов Америки Дональда Трампа.


(АПЛОДИСМЕНТЫ)


ТРАМП: Большое спасибо.


Это очень знакомая обстановка — пресс-конференции — потому что мы, бывало, проводили их почти ежедневно. Думаю, мы, вероятно, победили благодаря пресс-конференциям, и я рад встрече с вами.


ТРАМП: Мы перестали поводить их, потому что мы получали не совсем точные новости, но я должен сказать, что… и я должен сказать, что я хочу поблагодарить многие новостные организации, присутствующие здесь сегодня, потому что они обратили внимание на тот бред, который был опубликован — может, спецслужбами? Кто знает, но, возможно, и спецслужбами, что стало бы огромным пятном на их репутации, если они на самом деле это сделали. Огромное пятно — потому что такие вещи никогда нельзя писать, никогда нельзя у себя держать, и, конечно же, никогда нельзя публиковать.


Но я хочу сказать спасибо многим новостным организациям, некоторые из которых на протяжении многих лет относились ко мне не очень хорошо… а именно, пара из них — и они выступили так категорически против сфабрикованной информации, и то, что это было написано, в основном, одной группой и одной телевизионной станцией.


Итак, я просто хочу похвалить многих людей в этом зале. Я испытываю к новостям большое уважение и очень уважаю свободу прессы, и все такое. Но я вам скажу, что были некоторые новостные организации и все, что было только что сказано, это было так профессионально — так невероятно профессионально, что просто стал думать о вас намного лучше. Отлично?


Ну ладно. За последние пару недель у нас были отличные новости. Я действовал довольно активно, думаю, можно так сказать, в экономическом плане на благо страны. В страну планируют перебраться многие автомобильные компании, у нас есть и другие компании — в ближайшие пару недель появятся важные новости о компаниях, которые получат помещения на Среднем Западе.

Вы вчера видели Fiat Chrysler, в нашей стране будет построен большой, большой завод в противовес другой стране. Ford только что объявил, что свернул планы по строительству завода в Мексике стоимостью в миллиард долларов, и они собираются перебираться в Мичиган и расширять, очень существенно, имеющийся там завод.


Я высоко ценю, что Ford на это пошел. Я очень ценю за это Fiat Chrysler. Я надеюсь, что следующим будет General Motors, и я думаю, что так и будет. Думаю, что за ними последуют многие люди. Считаю, что многие предприятия будут возвращаться.


Мы должны вернуть нашу фармацевтическую промышленность. Наша фарминдустрия находится в катастрофическом положении. Год был катастрофическим. Они уходят налево и направо. Они поставляют наши препараты, но они по большому счету производят их не здесь. И вот что еще мы должны сделать — разработать новые тендерные процедуры для фармацевтической промышленности, потому что они грубо нарушают правила, и все сходит им с рук.


Фарминдустрия имеет большое лобби и много лоббистов, и очень большие возможности — но почти не участвует в тендерах на производство лекарств. Мы являемся крупнейшим в мире покупателем лекарств и, тем не менее, мы не проводим торгов, как положено, но мы собираемся начать проводить торги, и мы в течение определенного периода времени сэкономим миллиарды долларов.


И мы собираемся делать то же самое во многих других отраслях. Я очень много общаюсь с генералами и адмиралами по вопросам авиастроения, самолета F-35, вы читали об этом. И здесь огромное отставание от графика, и перерасход бюджета на многие, многие миллиарды долларов. Мне это не нравится. И адмиралы превосходные, и генералы классные. Я очень хорошо их знаю. И мы собираемся делать кое-какие серьезные дела по проекту F-35, и, может быть, по проекту F-18. И мы собираемся сократить эти расходы, и мы планируем сделать самолет еще лучше. И у нас будет какая-то конкуренция, и это будет здорово.


Так что мы этим серьезно занимаемся, ну и все прочее. У нас был Джек Ма, и к нам приезжало множество потрясающих людей. Нет — они будут делать в нашей стране замечательные, грандиозные вещи — совершенно невероятные вещи. И они полны энтузиазма.


И я скажу вам, что, если бы выборы закончились не так, как они закончились, то их бы здесь не было. Их не было бы в моем офисе. И ни в чьем-то другом офисе. Они бы строили и делали все остальное в других странах. Так что теперь царит огромное воодушевление. Воодушевление, которого раньше, как говорят мне многие люди, они никогда не наблюдали.


Мы собираемся создавать рабочие места. Я говорил, что я стану величайшим создателем рабочих мест, из всех тех, кого сотворил бог. И это действительно так — я на самом деле… я собираюсь над этим работать очень серьезно. Нам еще нужно определенное количество других вещей — в том числе и немного удачи, но я думаю, что мы сделаем реальную работу. И я очень горжусь тем, что мы сделали.


И мы еще до всего этого не дошли. Я с нетерпением жду инаугурацию. Это будет прекрасное мероприятие. У нас есть большой талант, огромный талант. И еще у нас есть всякие оркестры — или большинство этих оркестров представляют различные рода войск. И на протяжении многих лет я слышал некоторые из этих оркестров — они потрясающие.


Это будет очень-очень интересный, совершенно превосходный день. 20-го будет нечто такое — очень необычное, очень красивое. И я думаю, что соберутся огромные толпы людей, потому что у нас сейчас происходит движение.


ТРАМП: Это движение, какого мир прежде никогда не видел. Это событие, которого многие люди не ожидали. И даже опросы не могли предсказать — хотя некоторые из них действительно прояснили ситуацию, но многие из них — нет. И это была прекрасная сцена 8 ноября, когда все эти штаты хлынули рекой.


И мы изо всех сил занялись этими штатами, и они действительно ответили взаимностью. И в этих штатах будет много рабочих мест, там будет обеспечена высокая безопасность. Их ветеранов ждут хорошие новости.


И, кстати, говоря о ветеранах, я сегодня назначил руководителем управления по делам ветеранов Дэвида Шалкина. И в ближайшее время мы проведем пресс-релиз. Расскажу вам о Дэвиде — он потрясающий… он необыкновенный. Он будет по-настоящему прекрасно работать.


Одно сделанных мной обещаний заключается в том, что мы собираемся наладить всю ситуацию с нашими ветеранами. К нашим ветеранам относятся ужасно. Они ждут в очередях по 15, 16, 17 дней, бывают случаи, когда они приходят в больницу и, если у них несложная ранняя форма рака, они не могут попасть к врачу. К тому времени, когда они попадают к врачу, их болезнь уже становится неизлечимой. Так нельзя, такого быть не должно и не будет.


Так что Дэвид будет работать прекрасно. Мы собираемся поговорить с еще некоторыми людьми, чтобы помочь Дэвиду. И у нас есть некоторые крупные больницы мирового уровня, которые собираются присоединиться к нам и сотрудничать с управлением по делам ветеранов — например, клиника в Кливленде, клиника Майо, и некоторые другие. И мы собираемся создать рабочую группу.


Это больницы очень высокого уровня, высочайшего уровня. И они собираются действовать совместно со своими великолепными врачами — доктор Тоби Косгроув, как вы знаете, из Кливленда, он очень активно в этом участвует.


Айк Перлмуттер — очень, очень неравнодушный человек в этом вопросе, один из великих людей в своей области. И ради наших ветеранов мы будем налаживать работу управления. Я давно это обещал и прекрасно об этом помню.


Так что вы получите информацию о Дэвиде. И думаю, вы будете очень потрясены той работой, которую он делает. Мы долго и упорно присматривались. Мы опросили не менее 100 человек — среди них были и хорошие и не очень. Но у нас было много талантливых людей. И мы считаем, что благодаря этим выборам, со временем… со временем ситуация исправится, и исправится навсегда, потому что с нашими ветеранами обходились очень несправедливо.

Ну что, перейдем к вопросам? Да, Джон?


ТРАМП: Спасибо.


ВОПРОС: Благодарю вас.


Есть некоторые аспекты брифинга с руководством разведслужб, в котором вы участвовали в пятницу, по которым мы хотели бы услышать дополнительные уточнения.


ТРАМП: Да, конечно.


ВОПРОС: Прежде всего, предоставили ли вам руководители спецслужб двухстраничное резюме с изложением этих необоснованных утверждений? И второе — в более широком плане, вы согласны с их мнением, согласно которому Владимир Путин приказал взломать серверы национального комитета демократической партии, и что предпринимались попытки взломать компьютерные системы национального комитета республиканской партии?


И если да, то как это отразится на вашем стремлении построить отношения с лидером, которого обвиняют в совершении шпионской деятельности против США?

© REUTERS, Lucas Jackson
Избранный президент США Дональд Трамп во время первой официальной пресс-конференции в Нью-Йорке


ТРАМП: Ну, во-первых, эти сведения, как вы знаете, является конфиденциальными, секретными. Так что мне нельзя говорить о том, что происходило во время этого совещания.


Но у нас было много свидетелей на этой встрече, многие из них — с нами. И я повторю, я считаю позором, что информация вышла наружу.


Я увидел эту информацию, читал эту информацию не только на том совещании. Это все фальшивка. Это ложь. Ничего этого не было. И информация эта, как вы знаете, была получена нашими противниками потому, что вы об этом сообщили — как и многие другие люди. Это была группа противников, которые объединились — ненормальные люди — и они собрали вместе всю эту чушь.


Так вот, я вам скажу, что не в ходе этого совещания, а вне его, кто-то опубликовал эту информацию. Этого делать было нельзя — во-первых, эту информацию вообще нельзя было излагать на бумаге. И ни в коем случае нельзя было ее публиковать. Но я читал то, что было опубликовано, и считаю, что это позор. Я думаю, что это абсолютный позор.


Что касается хакерских атак, я думаю, что это была Россия. Но я сичтаю, мы хакерские атаки против нас совершали и другие страны, и другие хакеры. И я могу сказать, что, знаете, когда,… когда мы потеряли 22 миллиона имен и многое другое, что недавно было похищено хакерами, никто не поднимал из-за этого особого шума. Это было чем-то необычным. Это был, вероятно, Китай.


У нас было — у нас происходило много хакерских атак. И из того, что мы собираемся сделать, у нас работают одни из лучших в мире умов, лучших компьютерных специалистов, которых мы собрали. Вы видели здесь лишь один из примеров две недели назад, когда у нас было шесть ведущих в мире специалистов, они никогда не работали в одной комнате вместе, как группа. И мы собираемся объединить эти умы, и мы хотим создать систему защиты.


ТРАМП: И я вот еще что должен сказать, национальный комитет демократической партии был совершенно открыт для хакеров. У них эта работа была поставлена очень плохо. Они могли бы обеспечить защиту от взлома, как это сделали мы.


И мне следует отдать должное Райнсу Прибусу, поскольку, когда Райнс увидел, что происходит в мире и с этой страной, он пошел и обратился к различным фирмам и заказал очень, очень эффективную систему защиты от взлома.


И они пытались взломать серверы национального комитета республиканской партии, но проникнуть не смогли.


Мы должны сделать это для нашей страны. Это очень важно.


(реплики в зале)


ВОПРОС:… К последней части этого вопроса (неразборчиво). Как все это могло бы потенциально повлиять на ваши стремления наладить отношения с президентом Путиным?


ТРАМП: Ну, вы знаете, президент Путин и Россия выступили сегодня с заявлением, что это ложная информация является действительно фальшивой. Они сказали, что этого никогда не было.


Теперь кто-нибудь скажет: «Ну да, конечно, он так и будет говорить».


Я уважаю то, что он это сказал.


И я… Я буду честным, думаю, что если бы у него на самом деле что-то было, они бы это опубликовали, они бы с удовольствием это опубликовали.


Думаю, честно говоря, если бы они поникли в серверы национального комитета республиканской партии, считаю, они бы опубликовали эту информацию точно так же, как они опубликовали информацию о Хиллари и все эти ужасные вещи, которые ее люди вроде г-на Подесты, говорили о ней. Я имею в виду то, что он сказал о ней, было ужасно.


Если бы кто-то сказал обо мне то же, что сказал Подеста о Хилари, я, если бы был его начальником, сразу же уволил бы его или того человека. Потому что то, что он сказал о ней, было ужасно.


Но не забывайте, мы говорим о хакерстве, а хакерство это плохо, и делать этого нельзя. Но посмотрите на то, что взломали, посмотрите на то, что они узнали в результате взлома.


То, что Хиллари Клинтон заранее получила вопросы для дебатов и не сообщила об этом? Это ужасно. Это ужасно.


Представьте себе, если бы Дональд Трамп заранее получил вопросы к дебатам, это была бы величайшая сенсация. И они сразу бы сказали: «Вы должны выйти из гонки». Но об этом никто даже не говорил. Это очень страшная вещь.


Да?


ВОПРОС: Можно вопрос, сэр?


(реплики в зале)


ВОПРОС: Спасибо, господин избранный президент.


По этому докладу разведки, во второй части их заключения говорится, что Владимир Путин приказал сделать это, потому что он стремился помочь вам в выборах.


Согласны ли вы с этой частью документа? И отмените ли вы то, что сделал президент Обама, чтобы наказать русских за это, или вы оставите все как есть?


Трамп: Ну, если Путину нравится Дональд Трамп, я считаю, что никаких обязательств это не означает, это нам не в ущерб, а на пользу, потому что у нас с Россией ужасные отношения. Россия может помочь США бороться с ИГИЛ (запрещенной в России террористической организации — прим. ред.), что, кстати, сейчас главная проблема. Я имею в виду, если вы посмотрите, эта администрация создала ИГИЛ, уйдя оттуда в самый неподходящий момент. Был создан вакуум, и образовалось ИГ.


Если Путину нравится Дональд Трамп, знаете, что это означает? Это является плюсом, а не минусом.


Теперь, я не знаю, поладим ли мы с Владимиром Путиным. Надеюсь, что да. Но есть определенная вероятность, что не поладим. И если мы не поладим, вы серьезно считаете, что Хиллари могла бы занять более жесткую позицию по отношению к Путину, чем я? Кто-нибудь в этом зале действительно верит в это? Ладно, не надо!


Да?


(реплики в зале)


ВОПРОС:… Президент Обама…


(реплики в зале)


ВОПРОС:… ли во время вашего пребывания в Москве или Санкт-Петербурге, вы совершали действия, о которых теперь сожалеете, и что разумный…


(реплики в зале)


ВОПРОС: Можно ли сказать, что вы потенциально уязвимы для шантажа со стороны России или ее спецслужб?


ТРАМП: Я вот что вам скажу.


Когда я уезжаю из страны, а я довольно известный человек, ведь так?


Я крайне осторожен. Меня окружают телохранители. Меня окружают другие люди.


Я им всегда говорю — в любом месте, но я им всегда говорю, что, если я уезжаю из страны, «пожалуйста, будьте очень осторожны, потому что в ваших гостиничных номерах, где бы вы ни были, будут камеры». Я не говорю конкретно о России, но я, конечно же, отношу ее к этой категории.


И главное, «я надеюсь, что в любом случае вы будете делать как надо. Но в тех номерах, у вас будут камеры в самых неожиданных местах. Камеры, которые настолько малы благодаря современным технологиям, вы их даже не увидите, и не будете знать, что они там есть. Лучше будьте осторожны, иначе увидите себя по телевизору в ночных передачах».


Я говорю это людям всегда.


Я был в России несколько лет назад на конкурсе «Мисс Вселенная», который прошел очень успешно — в Москве и в Московской области.

И я говорил многим людям: «Будьте осторожны, ведь вы же не хотите увидеть себя по телевизору. Камеры повсюду».

И повторяю, не только России — везде.


И что, неужели кто-то действительно верит в эту историю?


Кстати, я кроме того, очень боюсь микробов, поверьте мне.

(СМЕХ)


(реплики в зале)


ВОПРОС:… каким образом вы собираетесь отойти от своего бизнеса. Но сначала, хотелось бы поподробнее узнать о некоторых из этих замечаний со стороны русских.


Исходя из ваших заявлений, прозвучавших сегодня здесь, считаете ли вы, что взлом был оправдан? Есть ли у России рычаги влияния на вас, финансовые или какие-то другие? И если нет, опубликуете ли вы свою налоговую декларацию, чтобы доказать это?


ТРАМП: Ну, я в Twitter писал, что я никаких дел с Россией не имел и не имею, никаких сделок в России не заключал и никаких потенциальных сделок в России не планирую, потому что мы держались подальше. И никаких займов у России я не получал.


Как у застройщика у меня вообще долгов очень, очень мало. У меня есть активы, которые… и теперь люди узнали, насколько большая у меня компания, у меня очень мало долгов. Но у меня вообще нет никаких займов, полученных у России.


А я думаю, что это важно отметить. Я это подтвердил. У меня нет никаких деловых отношений, никаких займов, никаких сделок. Мы могли бы без проблем заключать сделки в России, если бы хотели, но я просто не хочу, потому что думаю, что будет означать конфликт. Поэтому у меня нет никаких кредитов, никаких отношений и никаких незавершенных сделок.


Теперь я должен сказать одну вещь. В выходные, мне предложили 2 миллиарда долларов для заключения сделки в Дубае с очень, очень, замечательным человеком с Ближнего Востока, отличным девелопером, Хусейном Дамаком, моим другом и отличным парнем. И мне предложили 2 миллиарда долларов, чтобы заключить сделку в Дубае — ряд сделок, и я отказался.


Я не обязан был отказываться, потому что, как вы знаете, у меня нет конфликта интересов из-за того, что я президент, потому, то есть… я не еще знал еще об этом, это было около трех месяцев назад, но хорошо, что это есть. Однако я не хочу пользоваться этой возможностью. У меня есть то, чего у других нет, и у вице-президента Пенса тоже есть. Я не думаю, что ему это понадобится, я полагаю, что ему это не понадобится.


Но у меня, как у президента, нет конфликта интересов. Это существовало много-много лет, это для президентов. Потому что они не хотят, чтобы президенты связывали себя какими-то деловыми отношениями… они хотят, чтобы президент управлял страной. Так что я мог бы заниматься своим бизнесом, мог бы одновременно управлять и своим бизнесом, и страной.


Мне все это не нравится, но я мог бы это делать, если бы захотел. Я был бы единственным, кто это делает. В любой другой должности делать это было бы нельзя, но на посту президента я мог бы управлять компанией Трампа — огромнейшей компанией — и страной. Я бы полностью справлялся, но я не хочу этого.


И все эти газеты, которые вы здесь видите, публикации — да, продолжайте.


ВОПРОС: (неразборчиво) считаете ли вы, что хакерство было оправданным? И опубликуете ли вы свою налоговую декларацию, чтобы доказать отсутствие у вас сделок с Россией?


ТРАМП: Я не публикую налоговую декларацию, потому что, как вы знаете, она сейчас проверяется.


(реплики в зале)


ВОПРОС:… начиная с 70-х годов, действует правило об обязательном аудите в Федеральном налоговом управлении, после чего их публикуют, но вы, сэр, как президент…


ТРАМП: Знаете, единственно, кого волнуют моя налоговая декларация, это журналисты, ведь так? Только они об этом спрашивают.


ВОПРОС: Вы считаете, что американскую общественность это не интересует?


ТРАМП: Нет, я так не считаю. Я победил, я стал президентом. Но я не думаю, что их это волнует. Думаю, что их это вообще не интересует.


(АПЛОДИСМЕНТЫ)


ТРАМП: Думаю, что вас это интересует — да, я считаю, что вас это волнует. Прежде всего, вы мало что узнаете из налоговой декларации. То, что вы должны идти на федеральные выборы и посмотреть на цифры. И действительно, люди многое узнали о моей компании, и теперь они понимают, моя компания — это гораздо больше, гораздо мощнее, чем они думали. Мы имеем отделения во многих, многих странах, и я очень горжусь этим.

© REUTERS, Shannon Stapleton
Избранный президент США Дональд Трамп с семьей на пресс-конференции в Нью-Йорке


И что я буду делать — это мои два сына, которые сейчас здесь присутствуют, Дон и Эрик, они будет руководить компанией. Они будут управлять ею весьма профессионально. Они не будут обсуждать это со мной. Опять-таки, я не обязан это делать. Они не будут это со мной обсуждать. А теперь я передаю слово Шери Диллон, и она обсудит… поговорит об этих документах, и это лишь некоторые из многих документов, которые я подписал, и в которых я передаю все полностью под контроль своих сыновей.


(реплики в зале)

…………………………………………………………………………………………………………………………….


ВОПРОС: Господин Трамп. Спасибо, Господин Трамп (неразборчиво) из America News.

Что вы ответите своим критикам, которые утверждают, что не только у вас, но и у членов вашего кабинета есть конфликт интересов?


И собираетесь ли вы подать пример в будущем, гарантируя, что ваш кабинет и все в вашей администрации…


(реплики в зале)


Я на самом деле думаю, что когда вы видите, что происходит, что происходит — как пример, допустим, Рекс Тиллерсон. Я думаю, что замечательно то, что он делает, то, что он говорит.


Я наблюдал вчера, как вы знаете, нашего замечательного сенатора, который будет замечательным генеральным прокурором. И он человек действительно талантливый. Люди не знают, что он был прекрасным прокурором и генеральным прокурором штата Алабама. И вчера он замечательно выступил.


И действительно думаю, что они… я думаю, что у нас один из самых лучших кабинетов за все время. И мы слышали от многих людей. Люди очень довольны.


Вы знаете, в случае с Рексом, он замечательно управлял компанией Exxon Mobil. Когда открывали новое месторождение, он приобретал его. Когда людям было что-то нужно, он всегда шел навстречу.


Один мой друг, который занимает очень, очень серьезное положение в нефтяном бизнесе, Гарольд Хамм — который оказывает большую поддержку — он сказал, что никто так не управлял бизнесом, как Рекс Тиллерсон


И вот это нам нужно. Такие люди мне нужны в правительстве.


Я хочу привести в правительство самых лучших людей, потому что мы очень отстаем. Мы больше не заключаем выгодных сделок. Я все время говорю об этом во время своих выступлений. Мы больше не заключаем выгодных сделок; мы заключаем плохие сделки. Наши торговые отношения — это катастрофа.


ТРАМП: Мы несем ежегодные убытки на сотни миллиардов долларов — сотни миллиардов долларов в торговле с Китаем и от дисбаланса в торговле с Японией, Мексикой и практически со всеми странами. Мы уже не заключаем нормальных сделок.


Поэтому нам нужны люди умные, нам нужны люди успешные, которые добились успеха, потому что, вообще говоря, они умные люди. И вот что я бы сказал — я очень горжусь членами своего кабинета, я думаю, что они замечательно работают и очень успешны.


Очень интересно как это все происходит, но думаю, что они делают все очень, очень хорошо.


(реплики в зале)


ВОПРОС:… коротко о России, сэр.


ВОПРОС: Спасибо, господин избранный президент. Мне хотелось бы задать несколько вопросов о реформе здравоохранения и защите пациентов.


ТРАМП: Да.


ВОПРОС: Вы можете поконкретнее сказать о том, какие рекомендации вы даете республиканцами в Конгрессе о сроках отмены и замены, должно ли это происходить одновременно или…


(реплики в зале)


ТРАМП: Наконец-то, «Обамакер», а то я думал, что об этом никогда не спросят.


ВОПРОС: (НЕ В МИКРОФОН) При том, что вы наметили план замены пакета доступного медицинского обслуживания, будет ли это служить гарантией для тех, кто получил медицинскую страховку в рамках действующего закона Obamacare?


ТРАМП: Вы будете очень гордиться, причем не только, как СМИ и журналисты, вы будете очень гордиться тем, что мы предложили в вопросах здравоохранения. А действующий закон — это полная катастрофа.


Они могут говорить что угодно, они могут влиять на ваше мнение, в любом случае они хотят этого. В некоторых случаях они заведут вас не туда, куда нужно. Но в большинстве случаев вы поймете, что произошло — этот закон рушит всю систему.


В некоторых штатах расходы увеличились более чем на 100%, и я говорил об этом два года назад, что 2017 год будет плохим годом. Он будет катастрофическим. Честно говоря, мы могли бы сидеть, сложа руки, и обсуждать все это с политической точки зрения, но это было бы нечестно по отношению к людям.


Мы могли бы сидеть, сложа руки и ждать, и смотреть, и критиковать, и мы могли бы, как Чак Шумер, сидеть, сложа руки и критиковать, и люди приходили бы, они приходили бы, умоляя нас, пожалуйста, сделайте что-нибудь с этой реформой Обамы. Нам этот закон не нужен, мы не хотим за него отвечать в политическом плане. Сейчас это их проблема.


Так что проще всего было бы оставить все, как есть, чтобы в этом 2017 году система разрушилась, и, поверьте, мы бы получили практически все, что хотели, но на это ушло бы много времени. Как только будет одобрена кандидатура нашего министра, почти сразу же, вскоре после этого мы собираемся представить план.


Это будет и отмена, и замена. По сути, все это произойдет одновременно. Это будут различные сегменты, вы понимаете, но, скорее всего, это будет в тот же день или неделю, но, вероятно, в тот же день, может быть, в один и тот же час.


Итак, мы отменим и заменим этот закон, что будет очень нелегко сделать. Мы примем закон о здравоохранении, и позаботимся о медицине в этой стране. Существующие франшизы настолько высоки, что после того, как люди разоряются, платя взносы, которые улетают в трубу, они даже не могут воспользоваться системой здравоохранения, поскольку их выплаты очень высоки.


Существующая система здравоохранения — это проблема демократов. Мы устраним эту проблему. Тем самым мы окажем им огромную услугу. Мы могли бы сидеть, сложа руки, а они бы мучились с этим. Мы оказываем большую услугу демократам.


Поэтому, как только наш министр здравоохранения приступит к своим обязанностям, мы будем вносить свой план. И вообще-то сегодня об этом уже сообщили — в The New York Times. И этот план станет отменой существующей системы и ее заменой.


Наша система здравоохранения будет дешевле и лучше.


(реплики в зале)


ВОПРОС: Господин избранный президент, можно просто спросить вас, сэр…


ВОПРОС: Господин избранный президент…


(реплики в зале)

 

ВОПРОС: Господин президент — кто?


ТРАМП: Давайте вы.


(реплики в зале)


ВОПРОС: Господин избранный президент Трамп, Джон Стейнберг из Cheddar. Если посмотреть на все совещания, которые у вас были с Carrier, SoftBank и Alibaba, собираетесь ли вы создать из этого проект, возможно, коммерческий?


И следующий вопрос в том, как скоро мы увидим программу по репатриации капитала и сокращению корпоративного налога?


ТРАМП: Ну, если я смогу сохранить рабочие места, например, я говорю об отдельных компаниях, люди говорят, ну это только одна компания, как нам это удалось с компанией Carrier. И я хочу поблагодарить руководство компании United Technologies, которой принадлежат Carrier, но мы действительно сохранили примерно тысячу рабочих мест.


И они ушли, а Майк Пенс и его персонал действительно нам очень помогли. Но это была… очень сложная проблема, потому что они объявили об уходе за полтора года, потому что, когда есть план, всегда трудно — просто немного труднее, чем до того, когда начинаешь работать, или до того, как объявляют об уходе.


ТРАМП: я хочу поблагодарить компанию United Technologies. Но мы встречались со многими компаниями. Но на самом деле происходит, они уже знают, что если вы хотите перевести предприятие в Мексику или еще куда-нибудь, и хотите уволить всех своих работников из штата Мичиган и Огайо, а всех этих штатов, в которых я выиграл, по понятной причине, то этого, как раньше, не произойдет.


Если вы хотите, перенести ваше предприятие, и вы собираетесь, допустим, построить завод в Мексике, и делать свои кондиционеры или автомобили, или что там вы делаете, и собираетесь продавать их через границу, которая будет довольно мощная граница, а не такая, как сейчас — у нас вообще сейчас нет границы. Это открытое решето.


Если вы будете продавать через хорошо охраняемую границу, этого не произойдет. Вы будете платить огромные таможенные пошлины. Поэтому, если вы хотите перенести ваше предприятие в другую страну, уволить всех наших замечательных американских работников, благодаря которым вы достигли успеха, вы можете перенести его из Мичигана в Теннесси и в Северную и Южную Каролину. Вы можете переехать из Северной Каролины назад в Мичиган.


Вы можете по разным штатам предприятие из штата в штат переносить, тут высокая конкуренция. Это не то, что — ура!, я огражден от конкуренции. Есть много штатов, куда можно перенести предприятие. И неважно, если это в США, или у границ США.


Для тех компаний, которые уезжают, и выходят сухими из воды, будут действовать огромные таможенные пошлины. И если бы у наших политиков было все, что нужно, они сделали бы это много лет назад. И у вас в Соединенных Штатах были бы миллионы рабочих прямо сейчас, которые — 96 миллионов действительно хотят найти работу, но они не могут это сделать. Вы знаете эту историю. Это реальное число — да, реальное.


Так что все вот так и есть. Ладно. Давайте дальше.


ВОПРОС: Господин избранный президент, у меня вопрос о верховном суде и пограничной безопасности. Но я также хотел спросить вас о том, что вы написали сегодня утром в Twitter. Мы живем в нацистской Германии? Что вы имеете в виду? У вас есть проблемы с разведывательным сообществом?


Насчет Верховного суда — какой у вас план? Какое-то время назад вы сказали, что ограничились четырьмя. Вы уже провели эти собеседования? Какие у вас сроки выдвижения?


И о заборе на границе, теперь, похоже, уже ясно, что американским налогоплательщикам придется заплатить за него авансом. Каков ваш план…


ТРАМП: А это вообще непонятно. Ладно.


(реплики в зале)


ВОПРОС:… заставить Мексику заплатить за него?


ТРАМП: Я понял. Еще есть вопросы?


(СМЕХ)


О заборе — это не забор, а стена. Вы просто неправильно ее назвали. Мы будем строить стену. Я могу подождать год-полтора, пока мы не закончим наши переговоры с Мексикой, которые начнутся сразу после того, как мы приступим к своим обязанностям, но я не хочу ждать. Майк Пенс возглавляет работу и должен получить окончательные разрешения на начало строительства стены.


Мне не хочется ждать год-полтора. Мы собираемся начать строительство. Мексика в той или иной форме — и есть много различных форм — возместит нам затраты, и возместит нам стоимость стены. Это произойдет — будет ли это налог или платеж — что это будет платеж, менее вероятно. Но это произойдет.


Так что запомните, хорошо? Я бы сказал, что мы собираемся строить стену, и люди сойдут с ума. Тогда я сказал бы, а кто будет платить за эту стену? И все люди закричали бы — все 25, 30 тысяч человек, потому что никто никогда не собирал таких толп, как Трамп. Вы это знаете. Вы не любите об этом писать, но это нормально.


Ну вот, теперь он согласен. Наконец, согласился.


Но «кто будет платить за стену?», спрашиваю я. И они закричат: «Мексика».


Теперь, на прошлой неделе появились сообщения — ой, Мексика не собирается платить за стену из-за компенсации. Да какая разница? Я хочу начать строительство стены. Я не хочу ждать год-полтора до тех пор, когда заключу свою сделку с Мексикой. И мы, вероятно, заключим эту сделку раньше этого срока.


И кстати, Мексика уж так хороша, так хороша. Я уважаю правительство Мексики. Я уважаю народ Мексики. Я люблю мексиканский народ. У меня работает много людей из Мексики. Это феноменальный народ.


Правительство Мексики потрясающее. Я не виню их за то, что произошло. Я не виню их за то, что они используют США. Если бы наши политики были такими умными. Мексика использует Соединенные Штаты в своих интересах. Я не виню представителей и разных президентов Мексики и прочих мексиканцев. Я лишь говорю, мы не должны были этого допустить. И этого больше не будет.


Поэтому для того, чтобы начать строительство стены, Мексика заплатит за эту стену, но получит компенсацию. Так?


Судья Верховного суда. Итак, как вас известно, у меня есть список из 20 кандидатур. Я изучил их. Мы встречались с многочисленными кандидатами. Так или иначе, они люди выдающиеся. Их в основном рекомендовало и настоятельно рекомендовало общество федералистов. Джим Деминт также участвует очень активно, и его группа — прекрасная группа, да и он фантастический парень.


ТРАМП: Так что среди таких людей, как Лео и Джимом Деминт и некоторые сенаторы, а также некоторые конгрессмены, у нас есть большая группа людей. Я буду принимать решение о том, кого мы назначим на пост судьи Верховного суда США взамен величайшего судьи Антонина Скалии. Вероятно, это произойдет в течение двух недель после 20 января. Так что в течение примерно двух недель — наверное, на второй неделе. С учетом первого дня, потому что мы в этот день тоже будем подписывать кое-какие очень хорошие документы, и думаю, что мы подождем до понедельника.


Это будет действительно нашим первым рабочим днем, вместо того, чтобы делать это в пятницу — потому что в пятницу люди собираются веселиться на инаугурации, а потом в субботу, как вы знаете, у нас большая церковная служба, и происходит много всего приятного. Итак, наш первый день… и все вы будете приглашены на процедуру подписания, но мы будем подписывать документы и в понедельник, и во вторник, и в среду, и в четверг, и в пятницу, а потом еще и на следующей неделе. И вы все приглашены.

© REUTERS, Shannon Stapleton
Избранный президент США Дональд Трамп во время первой официальной пресс-конференции в Нью-Йорке


Но по Верховному суду это решение буду принимать я, и это будет решение, в которое я очень сильно верю. Я думаю, что это одна из причин моего избрания. Я думаю, что люди этой страны не хотели видеть, что происходит в Верховном суде, поэтому я думаю, что это было очень важное решение, почему я и был избран.


ВОПРОС: Запись, которую вы утром сделали в Twitter, о том, что мы живем в нацистской Германии, это вы о чем? Что вы хотите этим сказать американскому народу?

 

ТРАМП: Я считаю безобразием то, что спецслужбы допустили утечку всей информации, которая оказалась настолько лживой и фальшивой. Я думаю, что это позор, и я говорю, что… и я говорю, что это могла бы сделать — и делала — нацистская Германия. Я считаю позором то, что информация — ложная и сфальсифицированная — и то, чего никогда не было, стало достоянием общественности. Что касается BuzzFeed — этой жалкой помойки — написавшей об этом, считаю, что они ощутят на себе последствия и ответят за это. Последствия уже наступили. Поскольку CNN предпринимает все возможное, чтобы все это раскрутить — и, кстати, мы об этом только что узнали, пока я сюда ехал. Майкл Коэн — очень талантливый адвокат. Он — хороший юрист в моей фирме. И только что сообщили, что это не тот Майкл Коэн, о котором они говорили. Так что весь этот вечер это — Майкл Коэн.


Я сказал: «Я хочу посмотреть твой паспорт». Он приносит ко мне в офис свой паспорт. Я говорю: «Эй, подожди-ка». Он не покидал страну. Он находился в стране. У них был Майкл Коэн в организации Трампа в Праге. Оказалось, что это другой Майкл Коэн. То, что произошло — это позор. Это позор, и я думаю, они должны извиниться, и пусть начнут с Майкла Коэна.


ВОПРОС: Раз уж вы нападаете на нас, можете ли вы задать нам вопрос? Господин избранный президент…


ТРАМП: Дальше.


ВОПРОС: Господин избранный президент, поскольку вы на нас нападаете, наша новостная компания…


ТРАМП: Нет, вам — нет


ВОПРОС: Может, дадите нам шанс?


ТРАМП: Ваша компания ужасна.


ВОПРОС: Вы нападаете на нашу новостную компанию, может, вы дадите нам шанс, можно задать вопрос, сэр? Сэр, вы можете…


ТРАМП: Замолчите.


ВОПРОС: Господин избранный президент, вы можете сказать…


ТРАМП: Он задает вопрос, не грубите. Не грубите.


ВОПРОС: Вы можете задать нам вопрос, раз уж вы на нас нападаете? Задать нам вопрос можете?


ТРАМП: Ведите себя прилично. Нет, я не буду задавать вам вопросов. Никаких вопросов.


ВОПРОС: Можете ли вы заявить…


ТРАМП: Вы врете, ваши новости фальшивые. Дальше.


ВОПРОС: Сэр, можете ли вы категорично заявить, что никто — нет, господин избранный президент, так нельзя.


ТРАМП: Дальше.


(АПЛОДИСМЕНТЫ)


ВОПРОС: Считаете ли вы, что президент Обама зашел слишком далеко с санкциями, которые он ввел против России после хакерских атак?


ТРАМП: Нет, я не думаю, что он зашел слишком далеко. Нет.


ВОПРОС: Вы отмените их? Что вы думаете о намерении Линдси Грэма отправить Вам законопроект о….


ТРАМП: О намерении послать мне законопроект — о чем?


ВОПРОС: О новых санкциях.


ТРАМП: Я не слышал, что Линдси Грэм собирается это делать. Линдси Грэм. Мы с ним долго соперничали. И когда-нибудь он преодолеет этот 1%-ный барьер. Я не понял, что Линдси Грэм все еще этим занимается. Все нормально. Думаю, что Линдси Грэм хороший парень. Я слышал, что он хороший, да о нем и до сих пор так говорят.


Так, дальше, дальше. Вот вы давно ждете.


ВОПРОС: Насколько мы понимаем, разведывательное сообщество…

ТРАМП: Встаньте.


ВОПРОС: Я из BBC news. Иэн Пэннел из BBC news.


ТРАМП: BBC news. Вот, еще «красавчики».


ВОПРОС: Спасибо. Благодарю вас.


Насколько мы понимаем, разведывательное сообщество по-прежнему рассматривает эти необоснованные заявления, эту лживую информацию, как вы ее называете. Если они придут опять и представят свои выводы, согласно которым что-то в этих выводах похоже на правду, что-то является правдой, вы проанализируете свою позицию…


ТРАМП: Им не с чем возвращаться.


ВОПРОС: Можете ли вы…


ТРАМП: Дальше.


ВОПРОС: (неразборчиво) опубликовали ложную информацию, и все проблемы, возникшие из-за действий СМИ в ходе избирательной кампании, какие реформы вы рекомендуете провести в этой отрасли?


ТРАМП: Ну, я не рекомендую реформ. Я рекомендую людей, которые… у которых есть какой-то моральный ориентир.


Вы знаете, я все чаще и чаще слышу о том, что называется «сфальсифицированной информацией», и речь идет о людях, которые ходят и говорят всякие вещи. Но я вам скажу, что некоторые СМИ, с которыми я имею дело, гораздо более лживы, чем остальные. Я мог бы назвать их, но я не буду, не хочу связываться. Но перед нами сидят несколько таких. Это очень, очень нечестные люди, но, думаю, с этим придется как-то жить.


ТРАМП: Думаю, мое преимущество заключается в том, что я могу дать отпор, ответить. Когда это происходит с кем-то, у кого такого преимущества нет, то есть, у них такого «мегафона», и они не могут ответить. Это очень грустно. Я видел, как людей уничтожали. И я считаю, что это очень несправедливо. Так что единственное, что мне надо — честные журналисты. Да?


(реплики в зале)


ВОПРОС: Я просто хотел уточнить вопросы о разведывательном сообществе США. И очень ясно понять то, о чем вы говорите. Доверяете ли вы вашим чиновникам из спецслужб США? И что вы скажете внешнеполитическим экспертам, которые говорят, что вы на самом деле ослабляете национальную безопасность, ведя эту словесную войну с этим сообществом?


ТРАМП: Спецслужбы жизненно необходимы и чрезвычайно важны. Мы собираемся задействовать в этих спецслужбах, как вам известно, г-на Помпео и других — вы знаете сенатора Дэна Коутса. Мы планируем назначить некоторых выдающихся людей. И через три месяца они должны прийти ко мне и представить масштабный доклад о хакерских атаках.


Я хочу, чтобы они проанализировали эту ситуацию. Правда, я также хочу, чтобы они проанализировали, что, наверное, самое главное (поскольку хакерские атаки против нас совершают все подряд), США, наше правительство в списке из 17-ти в плане промышленности является в худшем положении — в плане защиты на 17-м месте.


Если посмотреть на отрасль розничной торговли, если посмотреть на банковскую сферу, различные отрасли промышленности из 17 отраслей (они относят это к категории промышленности), Соединенные Штаты в плане защиты, скажем, защиты от взлома, занимают последнее место. Как у нас в национальном комитете республиканской партии была прекрасная защита от взлома.


Вот почему против нас (республиканцев) совершить взлом не удалось. Кстати, нам сказали, что они пытались взломать нашу систему, но они не смогли это сделать. И я думаю, что здесь и моя заслуга, поскольку я сказал Райнсу, и Райнс провел феноменальную работу, но я сказал, что мне нужна эффективная защита от взлома.


Национальный комитет демократической партии этого не сделал. Может быть, поэтому дела в стране идут так плохо. Но я скажу вам — нет-нет, подождите, дайте мне закончить. В течение трех месяцев мы представим масштабный доклад о защите от хакерских атак, о том, как нам прекратить это новое явление — довольно новое явление, потому что против США совершают хакерские атаки все подряд.


В том числе Россия и Китай, а также все остальные — все подряд. Ну ладно.


(реплики в зале)


ТРАМП: Дальше, давайте дальше.


ВОПРОС: Господин избранный президент, вы только что сказали, что, по вашему мнению, за хакерскими атаками на серверы национального комитета демократической партии и электронную почту Джона Подесты и так далее на самом деле стоит Россия.


ТРАМП: Совершенно верно, но только знаете, это могли быть и другие.


ВОПРОС: Но почему сначала на протяжении нескольких недель вы подрывали репутацию и авторитет разведывательного сообщества США, и только потом обратились к фактам и сделали публичное заявление?


ТРАМП: Ну, я думаю, что довольно грустно, когда секретные доклады просачиваются в прессу. Я думаю, это очень грустно. Во-первых, это незаконно. Вы же знаете, что это — закрытые совещания и секретные доклады.


Я скажу вам, что происходит. Я часто провожу совещания с представителями разведслужб. И каждый раз, когда я с ним встречаюсь, люди об этом читают. Кто-то сливает эту информацию. Так что, не исключено, что это в моем офисе. Может, в моем офисе, потому что у меня много людей, много замечательных людей. Может, это они. И что я сделал — я сказал, что я никому не буду говорить. Я иду на встречу и никому не говорю, что буду встречаться с представителями разведки.


И вот что вышло — у меня было совещание. Никто не знал, даже Рона, мой секретарь-референт на протяжении многих лет, она не знала — я ей не говорил. Никто не знал. Было совещание, потом оно закончилось, и они ушли. И сразу же стало известно, что у меня было совещание.


Так что я не хочу, чтобы так было — мне это не нравится. То, что случилось, очень несправедливо по отношению к стране. Этот доклад ни в коем случае нельзя было — во-первых, его нельзя было печатать на бумаге, поскольку он не стоит той бумаги, на которой он написан. И я благодарен The New York Times за то, что они это сказали.


Я благодарен многим разным людям за эти слова. Но скажу я вам, что это никогда не должно было случиться. Вот.


(реплики в зале)


ВОПРОС: Спасибо, господин избранный президент, можете ли вы здесь и сейчас встать и раз и навсегда сказать, что никто из тех, кто связан с вами или с вашим избирательным штабом, никогда не имел никаких контактов с Россией перед президентской кампанией или во время нее. И если вы действительно считаете, что за хакерскими атаками стояла Россия, что бы вы сейчас хотели сказать Владимиру Путину?


ТРАМП: Ему не следовало этого делать. И он не будет этого делать. Россия будет гораздо больше уважать нашу страну, когда я буду ею руководить, по сравнению с тем, когда ею руководили другие. Вы это увидите. Россия будет относиться к нашей стране с большим уважением. Он не должен был делать этого. Я не думаю, что теперь он будет это продолжать.


Мы должны что-нибудь придумать, но виновата не только Россия. Взгляните на то, что случилось. Вы говорите и пишете об этом совсем по-разному; 22 миллионов аккаунтов в нашей стране были взломаны Китаем. И все потому, что у нас нет защиты. Все потому, что нами управляют люди, которые не понимают, что делают.


ТРАМП: У России будет гораздо больше уважения к нашей стране, когда я буду президентом, и я верю и надеюсь — но, может быть, этого не случится, вполне возможно. Но я не буду, как Хиллари, раздавать маленькие кнопки «перезагрузки». Вот, нажмите на этот кусок пластмассы. Парень смотрел на нее и, наверное, думал — что она делает? Кнопки сброса не существует. Мы или поладим друг с другом, или нет. Я надеюсь, мы поладим, ну а если нет, то такое тоже возможно.


Но Россия и другие страны — и другие страны, включая Китай, который полностью воспользовался нами в экономическом плане и воспользовался нами в Южно-Китайском море, построив свою массивную крепость. Россия, Китай, Япония, Мексика — все страны будут уважать нас намного больше, гораздо больше, чем при прежних администрациях.


Я хочу вас всех поблагодарить. Так что это все — просто чтоб вы понимали, эти документы — потому что я не уверен, что все правильно объяснил. Но все эти документы всего лишь часть многочисленных компаний, которые я отдаю в доверительное пользование своим двум сыновьям, к которым, надеюсь, по истечении восьми лет, я вернусь и скажу: «О, да вы хорошо поработали». Иначе, если они не справятся с этой работой, я скажу: «Вы уволены».


Я со всеми прощаюсь. До свидания.