11 января в комитете сената по международным отношениям американского конгресса прошли слушания по утверждению кандидатуры Рекса Тиллерсона на пост главы Госдепартамента США.

Будущий Госсекретать США Рекс Тиллерсон сделал поразительное заявление о том, что действия Китая по строительству островов в Южно-Китайском море «сопоставимо с методами России по захвату Крыма», а также заявил, что новое правительство США  пошлет Китаю «ясный сигнал»: во-первых, прекратить строительство остовов, во-вторых, запретить Китаю вход на эти острова.

Так как Тиллерсон имеет тесные отношения с Президентом Путиным, среди выдвинутых Трампом кандидатур Тиллерсон является самым спорным участником, который, наиболее вероятно  может встретить неодобрение со стороны Сената. Поэтому после его жесткого заявления о Китае многие выразили предположение, что Тиллерсон специально демонстрирует такую позицию, чтобы снискать расположение Сената.

Тиллерсон не дает четкого описания того, как осуществить объявленную им задачу. После жестких заявлений Тиллерсон упомянул о чрезвычайно тесном сплетении китайских и американских интересов, а также назвал Китай ценным партнером в борьбе с радикальным исламом и сказал, что не стоит позволять разногласиям по другим вопросам сдерживать продуктивные партнерские отношения двух стран.

Нам сложно судить о том, какое из вышеназванных заявлений для Тиллерсона важнее. Но так как его утверждение о запрете Китаю входа на эти острова до сих пор является наиболее радикальной и привлекающей внимание позицией США в международных отношениях, мы развернем наши рассуждения именно вокруг нее.

Высказывание бывшего руководителя крупнейшей нефтяной компании «Эксон Мобил», несомненно, является преувеличением, и Китай обладает достаточной решительностью и силой, чтобы гарантировать, что его требования покинуть острова — это полный вздор. Не существует ни одного эффективного метода и способа, позволяющего Америке осуществить это требование, кроме как развернуть широкомасштабную войну в Южно-Китайском море.


Америка, не имея в Южно-Китайском море абсолютной силы, хочет заставить ядерную державу уйти с собственной территории. Тиллерсону следовало прочитать несколько книг по стратегии ядерных держав. В своих расчетах он, возможно, думал лишь о ценах на нефть или о валютном курсе, но не учитывал, сколько крови стоит один земельный участок.

В теории права Тиллерсон тоже выглядит довольно некомпетентным. Если Китаю не разрешается приближаться к островам, которые он издавна сам контролирует, то Вьетнам и Филиппины тоже не могут приближаться к своим островам? Не должны ли острова Наньша в Южно-Китайском море стать полностью безлюдными? А как тогда рассматривать так называемую «свободную навигацию» американской армии вблизи рифов Наньша?

Мы сомневаемся, что когда Тиллерсон давал торжественные обещания в комитете сената по международным отношениям, он не понимал, о чем он говорил, или же он был твердо уверен, что члены Сената совершенно не в состоянии понять то, что он говорит.

На сегодняшний момент — поскольку Трамп еще не правит официально — китайское правительство придерживается сдержанной манеры, когда члены его команды делают чересчур резкие заявления. 


Китай следует традиции прислушиваться и присматриваться к новым дипломатическим партнерам, к тому же, каналы для общения трансляции своего мнения у китайской стороны не так разнообразны, как в Америке. У США не должно появиться ошибочное суждение только потому, что китайская сторона действительно может опасаться угрозы со стороны Америки.

Заявлениям Тиллерсона по поводу проблемы Южно-Китайского моря не хватает профессионализма, они сравнимы с уровнем безответственных интернет-пользователей. Если команда Трампа и в будущем таким образом будет формировать китайско-американские отношения, то странам при удобном случае придется прибегнуть к военному столкновению и ускорить комплектацию военных сил и ракет.

В этом году страны Южно-Китайского моря усилили переговоры по утверждению «Норм поведения в Южно-Китайском море». С помощью переговоров эти страны вполне могут разрешить взаимные разногласия, и помощь Америки «в военных ботинках» здесь не требуется. В то время как отношения Филлипин и Вьетнама с Китаем значительно смягчились, а переговоры по Южно-Китайскому морю становятся все более продуктивными, речь Тиллерсона в Сенате США особенно режет слух.

Поэтому мы надеемся, что желание Тиллерсона построить с Китаем отношения конструктивного партнерства является его истинным намерением, а те жесткие заявления, вызвавшие сенсацию в прессе, сделаны только для того, чтобы снискать благосклонность Сената.  Вне зависимости от того, какую политику выберет дипломатическая команда Трампа в отношении Китая, Китай должен хорошо подготовиться к любой стратегии, в особенности к тактике борьбы. «Нет борьбы — нет сплочения» все больше и больше становится основной формулой в китайско-американским отношениях.