Меньше чем через неделю новая администрация США начнет свою работу, и китайско-американские отношения встретят новую эпоху. Мне очень нравится рассказывать одну историю: в 2007 году, когда я приехал в Америку по работе, многие мои друзья-американцы говорили мне, что я приехал очень вовремя. «Это очень интересное время», — повторяли они. В декабре 2012 года я вернулся домой, в Китай, и они снова сказали: «Это очень интересное время». Тогда я не очень понимал, что такое «интересное время», но сейчас я знаю, что «безумно интересно» — это почти что универсальная формулировка. Поэтому сегодня я тоже прибегну к ней, чтобы описать современные китайско-американские отношения — это «очень интересное время».


В этот раз Америка станет переменной


Я считаю, что в будущем их ждет переломный момент. Существует два важных доказательства этой точки зрения. Во-первых, очень явные перемены в отношениях двух стран произойдут после прихода Трампа к власти. Во-вторых, изменения в международной обстановке приводят к серьезным изменениям в международной среде, в которой эти отношения существуют.


Что же будет самым значительным изменением в отношениях между США и Китаем? А то, что в этих отношениях Америка станет переменной величиной, а Китай — постоянной. Именно это серьезно отличается от прежнего положения дел. Раньше многие считали Китай самой большой переменной, так как эта страна непрерывно возвышается, тем самым ставя отношения с США перед новыми вызовами и проблемами. Однако откуда сегодня исходят неопределенность, неизвестность и будущие риски? Они исходят из Америки, что означает трансформацию в отношениях двух держав, какой не видели с момента визита Никсона в Китай в 1971 году и установления двусторонних отношений в 1979 году.


Что касается изменений в международной обстановке, в которой существуют нынешние связи между странами, то здесь, прежде всего, стоит отметить развитие многополярности. И многополярность, и глобализация в одинаковой степени являются неоспоримыми и непреодолимыми тенденциями. В то же время, нельзя сказать, что каждая стана чувствует себя органично в многополярном мире. В действительности каждый «полюс», каждая страна в настоящее время сталкивается с ранее невиданными внутренними и внешними проблемами. Например, Европа, Америка, Россия и даже Китай имеют внешние вызовы и внутренние проблемы.


Что же является определенными и неопределенными факторами для китайско-американских отношений? Если мы посмотрим, как развивались события последние 10 лет, мы увидим, что каждый раз, когда в Америке сменялось правительство, отношения между странами в основном ухудшались. Клинтон, Буш-младший и Обама обрушивали немало критики на Китай в период предвыборной кампании, поэтому в начале президентского правления в отношениях между странами в большинстве случаем существовала напряженность. Клинтон потратила почти два года, чтобы привести их в относительно нормальное состояние. В президентство Буша-младшего это время сократилось из-за терактов 11 сентября.


В первый год правления Обамы отношения между странами были довольно стабильными и мягкими, что бывает не часто, однако это длилось не долго. В 2010 году из-за решения Обамы продать оружие Тайваню между странами снова возникли серьезные разногласия.


Тем не менее, уходя с поста, вышеназванные президенты оставляли после себя отношения на достойном уровне. В последний период работы администрации Клинтон между Китаем и Америкой удалось установить отношения стратегического партнерства, несмотря на то что времени было не так много. Буш-младший в последний год правления посетил церемонию открытия Олимпийских игр в Пекине. Вклад Обамы тоже в целом оценивают высоко.


Вряд ли кто-то осмелится точно сказать, будет ли Трамп использовать вышеизложенный опыт в своей политике в отношениях с Китаем. Так как Трамп непредсказуем, нам потребуется больше времени, чтобы понять его. Однако можно с уверенностью сказать, что в китайско-американских отношениях непременно будут подъемы и спады.


«Мифическую стратегию» Трампа будет нелегко осуществить
До настоящего момента мы могли наблюдать взгляды Трампа на будущую экономику, внешнюю политику в предвыборной кампании и после его победы, и их основной особенностью является попытка устрашить людей при помощи «дубинки». То же самое касается и его прежних заявлений в отношении Китая. Однако не важно, устрашает ли страна своих друзей и союзников, повышая расходы на оборону, как Япония, Южная Корея и страны НАТО, или же угрожает расплатой по счетам и строительством стены между Америкой и Мексикой, в любом случае Трамп хочет использовать способ устрашения в продвижении собственной политики. При этом его слова и действия сильно завуалированы. Такую стратегию можно назвать «загадочной и мистической».


Смогут ли эти взгляды после инаугурации Трампа безоговорочно стать его политикой? За этим стоит понаблюдать. Трамп хочет продвигать свою политику, но он не в силах делать все, что ему захочется, так как его действия сильно ограничены, особенно Сенатом. С одной стороны, в Америке сейчас наблюдается беспрецедентный раскол, и поляризированная политика на президентских выборах только усилила фрагментацию в обществе. С другой стороны, Трамп неминуемо столкнется с сопротивлением демократов и некоторых республиканцев в Сенате.


Кроме того, существуют и международные ограничительные факторы. В осуществлении своего политического курса идеи «Америка в приоритете», «добьемся мира с помощью силы» должны соединиться с политиками других государств, однако кто сможет быть вместе с Америкой остается неопределенным. Акцент на идее «Америка в приоритете» в действительности не кажется странным, однако встает вопрос что это сейчас означает для Америки на самом деле? В дальнейшем Америка все больше будет заниматься внутренними проблемами, придерживаться нового изоляционизма, или же все-таки «повернет левую лампу направо», в действительности имеет тенденцию к расширению, будет придерживаться более радикальной внешней политики? Все это пока довольно неопределенно.


Не стоит пренебрегать инициативностью Китая


Многие высказывают опасения по поводу отношений между Китаем и США после прихода Трампа. У меня есть две точки зрения по этому поводу. Во-первых, На сегодняшний день эти отношения — это уже не «шлюпка», а большой корабль, который не может так просто перевернуться. Важной причиной этого является то, что отношения между двумя странами были установлены еще в 1979 году, и хотя между странами было немало разногласий, в целом они развивались к лучшему, что свидетельствует о том, что эти отношения выгодны обеим сторонам. Если бы это была выгода только для одной страны, в них бы не было устойчивости.


Во-вторых, не стоит недооценивать фактор самого Китая. Не стоит думать, что Китай может только приспособляться к Трампу и его переменам или же что Китай может только реагировать в ответ на что-то. Я считаю, что уже имеет достаточно силы, средств и желания, чтобы действовать самому. И Китай тоже несет ответственность в здоровом и стабильном развитии американо-китайских отношений. Как бы ни развивались эти отношения, они будут развиваться не по единоличным решениям Америки, а с активным участием Китая. поэтому перед Китаем стоит маленькая задача гарантировать дальнейшую стабильность в отношениях двух стран.


Поэтому я считаю, что чтобы осуществить эту задачу лидеры США и Китая должны как можно скорее встретиться. Такое большое количество проблем необходимо обсудить при встрече, и в дальнейшем как можно чае прибегать к диалогу. Прекрасной возможностью для этого может стать форум международного сотрудничества «Одного пояса и одного пути», который Китай организует в мае. Так как центральной идеей в проекте «Один пояс и один путь» является взаимосвязь, необходимо осуществить взаимосвязь политик, торговли, валюты, народов.


Китайско-американские отношения тоже сейчас нуждаются во взаимосвязи. В политике в отношении Китая Трампу нужно сократить мистическую составляющую и повысить степень прозрачности. Это поможет сломать «преграду» между сторонами, уменьшит догадки и ненужные сомнения, а также установит доверие между странами.