Последние несколько недель это слово вновь в ходу в странах Центральной Европы. Как в умах, так и на словах. «Ялта!» В 1945 году на этом крымском курорте русские и американцы поделили мир.


Именно там были прочерчены границы влияния Вашингтона и Москвы с разделом Европы на два блока.


В Варшаве, Вильнюсе и Таллинне, которые до 1989 года находились за железным занавесом, сегодня ощущается страх новой Ялты. И не без причины. Непривычно дружественный тон президента США по отношению к Кремлю вызывает там опасения насчет нового договора у них за спиной. В первую очередь это относится к Прибалтике, где аннексию Крыма восприняли как прелюдию к новому политическому расширению Москвы.


«Устаревший» НАТО


Если у этих страхов основания? Пока что да. Конечно, Дональд Трамп и Владимир Путин могут быстро поссориться, однако выводящие из равновесия заявления американского лидера о НАТО создают впечатление о том, что защитный зонтик закрылся. Что статья 5 Североатлантического соглашения, которая обязывает государства-члены провести военное вмешательство в случае агрессии против одного из союзников, стала чрезвычайно слабым инструментом сдерживания. И что Вашингтон собирается снять с Москвы санкции, которые были введены после аннексии Крыма.


Но действительно ли такова цель США? Трамп хочет, чтобы европейские страны внесли свой вклад, в этом нет ничего необычного. Только вот что он имеет в виду, когда называет альянс устаревшим? Касается ли это модернизации организации на фоне новых угроз, в частности в кибербезопасности? Или же ее причин существования? Нам ничего на этот счет не известно, и такая неопределенность выбивает из колеи. Потому что стратегия Путина осталась неизменной.


ЕС в тисках


Он укрепляет связи с некоторыми партнерами вроде Венгрии, где он недавно был в гостях у своего большого друга Виктора Орбана. Венгерский премьер выступает против антироссийских санкций и любых коллективных мер в области приема беженцев. Он хочет добиться от Путина финансирования своих АЭС, закрывать газеты, затыкать рот судьям и спокойно заседать в Европейском совете.


ЕС же оказался в тисках. С одной стороны, Трамп не скрывает презрения и подумывает о назначении послом в ЕС человека, который спокойно признает стремление саботировать Европу. С другой стороны, Путин финансирует европейских ультраправых (в том числе Национальный фронт), использует хакеров, СМИ и шпионов, чтобы подорвать основы Евросоюза.


Свободы нет в повестке дня Путина


Во времена холодной войны все было ясно. НАТО нужно было сдержать СССР. Оба блока были более-менее герметичными. Сегодня же сдержать Россию сложнее, потому что она оборачивает либеральные лозунги и инструменты против самих свободных стран. Только свободы нет в планах Путина. Как и Трампа. Они говорят о свободе народов, чтобы скрыть собственные посягательства на свободу людей.


Поэтому спасти свободу предстоит европейцам. Это один из важнейших вопросов во французской президентской кампании, пусть о нем практически не говорят. В то же время многие европейцы внимательно следят за ее ходом в ожидании четкого сигнала противодействия авторитарным порывам.