Новое развертывание российских ракет произошло во время, когда администрация Трампа изо всех сил пытается заполнить ключевые политические посты в Государственном департаменте и в Пентагоне и решить вопрос о постоянной замене Майкла Флинна, советника по национальной безопасности, который подал в отставку в понедельник поздно вечером. Флинн ушел в отставку после того, как выяснилось, что он ввел в заблуждение вице-президента и других должностных лиц по поводу своих бесед с послом Москвы в Вашингтоне.


Сейчас причина обеспокоенности США — крылатые ракеты наземного базирования. Те, которые, по заявлениям администрации Обамы, в 2014 году были испытаны в нарушение договора 1987 года, который запрещает американские и российские ракеты средней дальности.


Администрация Обамы пыталась убедить русских исправить нарушения, пока ракеты все еще находились на стадии испытаний. Вместо этого русские модернизировали систему, вскоре развернув полностью работоспособную единицу. Представители администрации сказали, что теперь у россиян есть два батальона запрещенных крылатых ракет. Один из них до сих пор находится на испытательном полигоне Капустин Яр, на юге России, вблизи Волгограда. Другой в декабре был перемещен с этого полигона на оперативную базу где-то в стране, сообщил высокопоставленный чиновник, который не предоставил более подробной информации и говорил на условиях анонимности, чтобы обсудить недавние данные разведки о ракетах. Американские чиновники назвали крылатую ракету SSC-X-8.


Но «X» убрали из докладов разведки, это означает, что американская разведка считает ракеты находящимися на вооружении, а не системой в стадии разработки. Ракетная программа была серьезной проблемой для Пентагона, который разработал варианты ответа, в том числе развертывание дополнительных элементов ПРО в Европе или разработку крылатых ракет морского и воздушного базирования. Действия России также имеют политическое значение. Очень маловероятно, что Сенат, который и без того скептически относится к намерениям президента Владимира Путина, согласится ратифицировать новое соглашение по контролю над стратегическими вооружениями, если не будет устранено предполагаемое нарушение договора о ликвидации ракет средней дальности. Трамп сказал, что Соединенные Штаты должны «укреплять и расширять свой ядерный потенциал». Но в то же время, он говорил о достижении нового соглашения о вооружении с Москвой, которое приведет к «довольно существенному» сокращению вооружений.


Развертывание системы также может существенно увеличить военную угрозу для стран НАТО, в зависимости от того, где базируется высоко мобильная система и сколько еще батальонов будет развернуто в будущем. Джим Мэттис, министр обороны США, в среду запланировал встречи с министрами обороны союзников в Брюсселе. В прошлом году, прежде чем покинуть свой пост командира НАТО и уйти из армии, генерал Филип Бридлав предупредил, что развертывание крылатых ракет будет значимым событием в военном отношении, которое «не может остаться без ответа».


Разработать решение для контроля над вооружениями будет нелегко. По сообщениям, каждый ракетный батальон располагает четырьмя мобильными пусковыми установками с примерно полудюжиной ракет с ядерными боеголовками для каждой из пусковых установок. Однако, мобильная пусковая установка для крылатых ракет напоминает пусковую установку для «Искандера», системы ближнего действия с ядерными боеголовками, которая допускается в рамках договоров. «Это существенно осложнит обнаружение и контроль», — сказал генерал Бридлав в интервью.


Высокопоставленные должностные лица администрации Трампа не говорят, где базируется новый блок, поэтому в прессе было высказано предположение, что ракетный комплекс с аналогичными характеристиками развернут в центральной части России. Американо-российские отношения были на гораздо лучшем этапе в декабре 1987 года, когда президент Рональд Рейган и Михаил Горбачев, советский лидер, подписали соглашение о вооружении, официально известное как Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (I. N. F.). После подписания соглашения, Россия и Соединенные Штаты уничтожили 2692 ракет. Среди ракет, уничтоженных русскими, были SS-20. Американцы уничтожили свои баллистические ракеты «Pershing II» и крылатые ракеты наземного базирования, которые базировались в Западной Европе.


«Мы можем только надеяться, что это историческое соглашение будет не самоцелью, а началом рабочих отношений, которые позволят нам решать другие неотложные вопросы, стоящие перед нами», — сказал Рейган тогда. Но у русских проявился синдром раскаяния. Во время пребывания на посту президента Джорджа Буша, Сергей Иванов, министр обороны России, предложил отказаться от договора, так как Россия по-прежнему сталкивается с угрозами со стороны государств на периферии, в том числе Китая. Однако, администрация Буша не хотела отказываться от договора, который ценили страны НАТО, и отмена которого позволила бы России создать силы, которые потенциально могли бы быть направлены на союзников Соединенных Штатов в Азии.


В июне 2013 года, Путин жаловался, что «почти все наши соседи развивают такие виды систем вооружений» и назвал решение Советского Союза о заключении договора I. N. F. «дискуссионным, чтобы не сказать больше». Россия начала испытания крылатых ракет уже в 2008 году. Роуз Геттемюллер, которая была топ-чиновником по контролю над вооружениями Государственного департамента в администрации Обамы, и в настоящее время является заместителем генерального секретаря НАТО, впервые подняла вопрос о предполагаемом нарушении в разговоре с российскими чиновниками в 2013 году.


После нескольких лет разочарований, в ноябре 2016 года в Женеве Соединенные Штаты провели совещание Специальной контрольной комиссии, созданной в соответствии с договором для решения вопросов соблюдения. Это было первое заседание комиссии за 13 лет, среди ее членов были США, Россия и три бывшие советские республики, которые также являются участниками соглашения: Беларусь, Казахстан и Украина. Но Россия отрицала, что нарушила договор, и ответила собственными заявлениями об американских нарушениях, которые, по утверждениям американцев, были ложными.


Администрация Обамы утверждала, что сохранение договора — в интересах Соединенных Штатов. По словам некоторых военных экспертов, если США не сумели убедить русских исправить предполагаемое нарушение, то они должны усилить давление, объявив о планах по расширению систем ПРО в Европе и развертывании ядерных ракет воздушного и морского базирования. «У нас есть сильные инструменты, такие как ПРО и контрудар, и мы не должны отказываться ни от одного из них», — сказал генерал Бридлав.


Франклин Миллер, опытный сотрудник Пентагона, который работал в Совете по национальной безопасности при Буше, сказал, что российские военные, возможно, считают крылатую ракету способом расширить способность поражения целей в Европе, чтобы они могли освободить свои стратегические ядерные силы и сосредоточиться на целях в Соединенных Штатах.


«Очевидно, что российские военные считают, что эта система очень важна, достаточно важна, чтобы нарушить договор», — сказал Миллер. Но он предостерег от соразмерной реакции, в форме развертывания новых американских ядерных ракет средней дальности в Европе. «Последнее, что нужно НАТО, это кровопролитные споры о том, какие новые развертывания ракет в Европе у нас были в конце 70-х и начале 80-х годов», — добавил Миллер. «Соединенные Штаты должны расширять свою систему ПРО в Европе.


Но если Соединенные Штаты хотят развернуть военный ответ, он должен быть морского базирования». Джон Вульфсталь, эксперт по ядерному вооружению в Совете национальной безопасности при администрации Обамы, сказал, что Соединенные Штаты, их союзники по НАТО, Япония и Южная Корея, должны сотрудничать, чтобы оказать давление на Россию и заставить ее исправить нарушения. Ответ должен исходить от «альянса в целом», — написал он в Twitter.


Администрация Трампа находится в начальной стадии пересмотра ядерной политики и не сообщает, как планирует ответить. «Мы не комментируем вопросы разведки», — сказал Марк Тонер, исполняющий обязанности пресс-секретаря Государственного департамента. «Мы дали ясно понять, что обеспокоены нарушениями России, и теми рисками, которые она представляет для европейской и азиатской безопасности, а также [мы дали понять,] что заинтересованы в возвращении России к соблюдению договора».