Солидарность сегодняшних либеральных демократий отошла на второй план, когда успеха начали добиваться разного рода популисты. Поэтому новым демократиям Восточной Европы непросто искать вдохновение в современной западноевропейской политике.


Идея «Америка прежде всего» угрожает солидарности, поскольку выдвигает на первый план националистские и эгоистические действия стран. В долгосрочной перспективе проигравшими окажутся все, но хуже всего придется небольшим странам, практически не имеющим влияния на переговорах. Не только в Северной Америке, но и в Европе возводятся стены во имя эгоистических интересов.


Подводный трубопровод «Северный поток» — такая стена в Балтийском море. Эта стена отделяет прибалтийский газовый рынок от европейского. «Северный поток», соединяющий газовые рынки России и Германии, намного дороже и опаснее для окружающей среды, чем аналоги.


Вдобавок газопровод идет в обход Восточной Европы. Если в 2011-2012 годах европейцы еще могли сохранять наивность в вопросе о первой ветке «Северного потока», то «Северный поток-2» — это явно политическое орудие Кремля.


Цены на газ долгое время оставались кнутом Кремля по отношению к восточноевропейским демократиям и пряником для верных регионов-сателлитов. Лучший пример тому — Майдан. После смены власти в 2014 году цена на газ для Украины так возросла, что теперь страна покупает газпромовский газ в Западной Европе.


К счастью, у Украины имеются три альтернативы. А у стран Балтии до 2014 года выбора не было. Эстония, Латвия и Литва были крепко привязаны к своему источнику энергии — трубопроводам Газпрома, поставляющим газ из Сибири. Кремлевский газовый кнут держал в узде и потребителей, и политиков.


До самого 2014 года, когда в Клайпеде открылся первый восточноевропейский терминал для импорта газа, Литва платила за газ больше всех в мире. После запуска терминала цена уменьшилась на четверть.


Страны Балтии заплатили за свои независимые взгляды, в частности, открытую критику России, высокую цену. В сентябре Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма отклонил иск Литвы к Газпрому на 15 миллиардов крон (1,4 миллиардов евро). Сумма представляла собой разницу между рыночной ценой на газ и той ценой, которую в 2011-2012 годах выплачивали литовские потребители.


Литва утверждала, что монополист Газпром установил немотивированно высокую цену. Проблема монополий в том и состоит, что покупатель либо принимает предложенную цену, либо нет. Других вариантов не существует.


«Северный поток» ликвидирует альтернативы монополии и закрепляет газовую гегемонию Кремля в Восточной Европе. «Северный поток» — это не коммерческий проект. Первая его ветка работает лишь на 50% своей мощности. Однако есть планы построить и вторую трубу для снабжения Европы путинским газом. Это позволит навечно установить контроль над Украиной или, по крайней мере, до того момента, когда у власти окажется новое прокремлевское правительство. В долгосрочной перспективе «Северный поток-2» получит и дополнительное ответвление к Калининграду.


Вот почему для нас, жителей Балтийского региона, «Северный поток» — это стена. Страны-соседи не должны изолировать друг друга ради наживы. Напротив, нам следует строить мосты, такие как электрический кабель Nordbalt между Нюбру в Швеции и Литвой. После того как он был введен в эксплуатацию в начале 2016 года, пятая часть импортного электричества, которое Прибалтика получала от российских угольных и атомных электростанций, сменилась импортом из Скандинавии примерно на 700 миллионов крон.


Сейчас у жителей Блекинге есть редкая возможность подать всем пример и повлиять на международную политику. Ситуацию можно сравнить с решением Сиэтла в деле с банком «Уэллс Фарго», который финансирует нефтепровод North Dakota, недавно одобренный Дональдом Трампом.


Блекинге точно так же может повлиять на ситуацию и заблокировать газопровод «Северный поток-2», о котором договорился еще Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder). Решение — в ваших руках.