Десять лет назад Владимир Путин гневно заявил, что сложившийся после холодной войны мировой порядок — это надувательство. Выступая на Мюнхенской конференции по безопасности перед западным военным и дипломатическим истеблишментом, российский президент обвинил США в том, что они погрузили мир в хаос, нагнетая военную истерию, вмешиваясь в дела других стран и игнорируя нормы международного права. Для многих в этот момент Путин стал врагом.


Сейчас, когда зарубежные политики и руководители из сферы безопасности вновь собираются в этом баварском городе, тот западный порядок, на который жаловался Путин, неожиданно кажется непрочным и слабым. В задающем повестку докладе для Мюнхенской конференции по безопасности за этот год звучит вопрос о том, не терпит ли Запад крах после того, как недовольство в обществе заставило Британию выйти из ЕС и привело Дональда Трампа к власти в США.


Той России, оттесненной на обочину и подвергающейся гонениям, о которой в 2007 году говорил Путин, уже нет. Ей на смену пришла страна, силой пробившая себе путь на мировую арену. Она вторглась в Крым, провела решительную интервенцию в Сирии, а западные страны обвиняют ее во вмешательстве в их выборы.


На слушаниях в конгрессе при утверждении в должности госсекретарь США Рекс Тиллерсон, ранее возглавлявший ExxonMobil, заявил, что союзники по НАТО не зря встревожены действиями «усиливающейся России». Эта его фраза громким эхом отдалась в западных столицах.


Путин «проводит курс на утверждение российских интересов в мире в ущерб США», — говорит Юджин Румер (Eugene Rumer), возглавляющий российскую и евразийскую программу в Фонде Карнеги в Вашингтоне. «Москва бросает вызов либеральному международному порядку, который Соединенные Штаты отстаивают и распространяют по всему миру после окончания Второй мировой войны», — добавляет он.


Кремль проявляет осторожность


Но несмотря на все эти разговоры об усилении России, настроения в Москве — весьма опасливые. Особые опасения вызывает беспорядок в Вашингтоне. Хотя в США бытует мнение, что Россия радуется избранию Трампа, шквал противоречивых политических заявлений и неспособность быстро наладить связь с американским президентом расстраивает русских, у которых были большие надежды.


Российские руководители ранее проявляли осторожный оптимизм, надеясь, что при Трампе удастся восстановить отношения с США. Но сейчас они демонстрируют настороженность, а в некоторых случаях подозрительность и недовольство, что очень похоже на настроения в европейских столицах.


«Если бы у нас было такое желание, мы бы могли воспользоваться тем, что они там еще не готовы, — говорит один высокопоставленный руководитель из российской администрации. — Наверное, мы бы могли договориться о том, чтобы Трамп и Путин встретились без промедлений, и эта встреча состоялась бы. Но что потом?»


Трудности возникли даже с организацией переговоров между Тиллерсоном и российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым на полях саммита «двадцатки» в Бонне, хотя в четверг эта встреча все же состоялась.


«Похоже, масштабная кампания в западных СМИ против России настолько отравила атмосферу, что Трамп, который был полон решимости положить новое начало отношениям с Москвой, сегодня увиливает», — сказал этот кремлевский представитель.


Но российские обозреватели говорят, что Запад очень сильно переоценивает мощь России и неверно истолковывает ее мотивы.


«Внешняя политика Путина не нацелена на превращение России в сверхдержаву. У него даже нет цели „стать первым парнем на деревне", — говорит генеральный директор пользующегося поддержкой государства Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. — Кремль считает, что его действия — в большей степени оборонительные и являются ответной реакцией на посягательства на российские интересы».


Однако некоторые российские идеологи торжествуют, считая, что начался необратимый упадок Запада, на фоне которого их страна повышает свой статус и международный вес.


«Золотой век либерального международного порядка подошел к концу», — заявляет консервативный националист, бывший депутат и дипломат Наталья Нарочницкая. Она утверждает, что многие европейские граждане разочаровались в ЕС и не верят в его способность служить интересам континента. «Путин для них — единственный лидер, который способен поднять знамя и открыто, без каких-либо оправданий заявить, что он будет защищать традиционные ценности», — говорит Нарочницкая.


По ее словам постмодернистская Европа не сможет достойно ответить и пережить тот вызов, который ей бросают другие цивилизации. «Только вместе Россия и Европа могут стать одной стороной глобального треугольника силы и влияния — Евразия, США и Китай», — отмечает она.


Противодействие НАТО


Россия проделала большой путь, чтобы выработать такую самоуверенную позицию, и началось все с путинского критического выступления в 2007 году. Москва начала брать ситуацию в свои руки в своем «ближнем зарубежье», как называют бывшие советские республики, на которые она смотрит как на законную сферу своего влияния. Через полтора года после мюнхенской речи Путина Россия вступила в семидневную войну с Грузией под предлогом защиты пророссийского меньшинства в отколовшемся от этой страны регионе. Началась эта война спустя буквально несколько месяцев после того, как на саммите НАТО в Бухаресте прозвучало заявление о том, что Грузия и Украина станут членами этого альянса.


Несмотря на шок от этого конфликта, Запад пытался положить новое начало отношениям с Россией. Но война в Грузии была лишь первым выстрелом. В 2014 году Москва аннексировала Крым и разожгла сепаратистский конфликт на востоке Украины после того, как в результате уличных протестов (по утверждению Кремля, их поддерживали США) был свергнут пророссийский президент Виктор Янукович.


Украинский конфликт привел к полному краху отношений между Москвой и Западом. Но Путин на этом не остановился. Когда США и ЕС пытались наказать его санкциями и изоляцией, он начал интервенцию в Сирии, помог президенту Башару аль-Асаду отвоевать утраченные в ходе гражданской войны территории и сорвал американские и западные попытки организовать политический переходный период.


Если верить представителям американских спецслужб, Москва готовится сорвать главный куш. Согласно оценкам аппарата директора национальной разведки, Россия осуществляла вмешательство в американские выборы, проводя «кампанию влияния», хакерские атаки и пропагандистскую работу. Не прошло и месяца после инаугурации Трампа, как с поста советника по национальной безопасности ушел Майкл Флинн, еще до вступления Трампа в должность обсуждавший с российским послом санкции против России, но отрицавший это. Данная отставка породила в Вашингтоне опасения по поводу того, что за американским правительством стоит российский кукловод.


Эти опасения усиливаются из-за того, что в Москве пошли разговоры о «большой сделке», которую Путин может заключить с Трампом. В конце января государственное информационное агентство «Россия сегодня» организовало круглый стол, и выступавшие там аналитики выражали уверенность, что Москва и Вашингтон могут договориться, если будут соблюдать сферы влияния друг друга. Некоторые российские стратеги полагают, что урегулирование украинского кризиса и сотрудничество в борьбе с глобальным террором могут стать предметом торга на таких переговорах.


По словам одного российского специалиста по вопросам внешней политики, позиция администрации Трампа в вопросе о том, кто виноват в невыполнении Минских соглашений по Украине, поможет изолировать канцлера Германии Ангелу Меркель, которая настроена резко против России. Алексей Чеснаков, возглавляющий московский аналитический Центр политической конъюнктуры, считает, что выборы во Франции этой весной будут способствовать такому сдвигу, потому что кандидаты правого толка в большей степени симпатизируют России.


Он выдвигает идею о том, что Украина все больше напоминает «несостоятельное государство», а поэтому ее можно считать рассадником терроризма. «В этом смысле она становится объектом совместной борьбы США и России против международного терроризма», — заявляет Чеснаков. В западных столицах такую точку зрения не разделяют.


Кортунов полагает, что при другом руководителе поиски Россией нового места в постсоветском мире были бы менее опасными, и конфликта на Украине можно было бы избежать. Вместе с тем, он отмечает, что между Москвой и Западом все равно возникли бы разногласия из-за расширения ЕС и НАТО.


Путин сравнил внешнюю политику Москвы и ее действия в сфере безопасности с сибирским медведем, не желающим покидать места своего обитания. Однако российский ареал, который Москва считает сферой своих национальных интересов, простирается далеко за границы этой страны.


Параллельно со вторжением в Сирию Москва возобновила связи почти со всеми странами в регионе. Пользуясь уменьшением присутствия США, российские дипломаты предстали в роли партнера в диалоге со странами, имеющими неоднозначные интересы, создав таким образом сеть, в которую входит член НАТО Турция, Египет, Иран, Ирак, Израиль, Иордания, Саудовская Аравия и ОАЭ.


В результате ни одно государство не сможет решать возникающие в регионе конфликты в обход Москвы. Франция и Италия уже обращаются к России, чтобы она помогла интегрировать поддерживаемого Москвой ливийского военного авторитарного лидера Халифы Хафтара в политическую структуру, которую поддерживает ООН.


Ключевой игрок в Азии


Некоторые из этих шагов продиктованы глубокими опасениями России, связанными со сменой Западом режима в таких странах, как Ливия и Ирак. «Сейчас они предпринимают активные меры, чтобы предотвратить дальнейшие ошибки Запада, — полушутя говорит европейский дипломат в Москве. — Нам это нравится, потому что они нам нужны».


В то же время Москва начала выстраивать отношения с лидирующими странами самого быстроразвивающегося региона, Азии: помимо укрепления отношений с Китаем, Россия налаживает дружественные связи с Вьетнамом и Индией (конкурируя здесь с США) и с перспективным популистским лидером Филиппин Родриго Дутерте (Rodrigo Duterte). Господин Путин также использует желание японского премьер-министра Синдзо Абэ разрешить территориальный спор между двумя странами и привлечь этого ключевого союзника США на свою сторону.


Благодаря этим шагам Россия может занять ключевую позицию посредника при разрешении конфликтов в Южно-Китайском море или снятии напряжения между Китаем и Японией.


«У России — своя постимперская травма, как и у многих стран Европы, — говорит Кортунов. — Основной приоритет Кремля — вернуть себе роль важного игрока в мире».


Это возвращение принесло Путину пользу в России. Хотя, как показывают опросы, многие жители России считают, что президент плохо справляется с экономическими проблемами, и выражают беспокойство в связи курсом развития страны, значительное большинство населения активно поддерживает его агрессивную внешнюю политику.


При этом Россию ждут ограничения из-за ее активного стремления вернуться на мировую арену. «Несмотря на значительные увеличения военного бюджета в последние несколько лет, средства были потрачены в основном на восстановление ресурсов, пришедших в упадок после распада Советского Союза, — говорит Иван Тимофеев, доцент МГИМО, московского университета, где министерство иностранных дел обучает будущих дипломатов. — В долгосрочной перспективе внешняя политика в стиле сверхдержавы совершенно неподъемна для России».


Несмотря на все разговоры о возрождающейся стране, российские эксперты понимают, что без укрепления шаткой экономики в долгосрочной перспективе внешнеполитический напор Москвы будет иметь жесткие ограничения. «Существуют исторические примеры государств, испытывавших экономические сложности и стремившихся самоутвердиться за счет экспансионистского напора, это можно сказать и о России, — говорит Тимофеев. — Однако в России нет экономических и социальных основ для долгосрочного, уверенного развития государства. Мы не Китай и не Индия, чей рост мирового влияния естественным образом вытекает из увеличения их экономической мощи».


Даже несмотря на восстановление российской экономики после двухлетней стагнации, правительство, Центральный банк и независимые экономисты в один голос утверждают, что этот рост так и останется минимальным.


Господин Путин оказался хитрым тактиком в использовании возможностей по всему миру, требующих минимальных затрат со стороны Москвы. И западные дипломаты, и российские чиновники говорят, что Россия никак не справится без помощи США и других западных стран со своими обязательствами за границей.


«Они ищут возможности… для того, чтобы самоутвердиться в роли державы, с которой нельзя не считаться, — говорит господин Румер. — Однако именно их настойчивое желание участвовать в переговорах, наличие права голоса и вето усложняет любое развитие».


При такой политике даже российские стратеги сомневаются в том, насколько выгодно будет желание Москвы оказывать влияние в таком количестве мест в долгосрочной перспективе. Если верно предположение о том, что либеральный международный порядок обречен на гибель, то у России может появиться больше шансов в ситуации дальнейшего хаоса«, — говорит Тимофеев. Однако он утверждает, что это наименее вероятный сценарий, так как даже ключевые соперники старого мирового порядка, такие как Китай, копируют его структуры и институты.


«Если мы в результате окажемся в реформированном, а не гибнущем международном порядке, главной задачей которого станет развитие, а не безопасность, то Россия окажется в изоляции».


Недовольство сохраняется, но игнорировать Россию нельзя


Любой европейский или американский дипломат, имевший дело с Россией, хорошо знаком с недовольством Москвы в отношении Запада.


Список претензий открывается тем, что НАТО и ЕС позволили бывшим членам восточного блока и бывшим советским республикам присоединиться к ним, расширив, таким образом, границы обоих блоков и приблизив их к России. Добавьте к этой претензии то, что НАТО никогда не приглашала Россию в свой «клуб», а также угрозы США в адрес Москвы разместить системы ПРО в Европе. Российское недовольство выражается также в критике поддержки многими западными правительствами развития гражданского общества и демократии в других странах. Далее Россия недовольна попытками США сменить режим в Афганистане, Ираке, Ливии и еще нескольких странах, а также вмешательством Вашингтона в некоторые из этих стран без мандата ООН. И последнее, но не самое маловажное: Москва недовольна тем, что Вашингтон претендует на звание единственной сверхдержавы, что приводит порой к пренебрежению интересами других стран.


В своем полном виде этот список прозвучал в речи президента Владимира Путина в 2007 году на Мюнхенской конференции по безопасности. Российский лидер тогда впервые изложил систематическую критику в адрес сложившегося в мире после распада Советского Союза международного порядка.


Десять лет спустя активные действия России, начиная с Украины и заканчивая Сирией, не сняли беспокойства господина Путина. НАТО отреагировала на агрессию России в Европе расширением своего военного присутствия и патрулей вдоль границ. Нет никаких признаков того, что развертывание системы ПРО замедляет ход.


При этом расширение ЕС, возможно, теряет свой потенциал, как из-за внутренних противоречий в ЕС, так и из-за того, что новые кандидаты нервно поглядывают на Россию. Интерес Вашингтона к поддержке смены режимов тоже может стать меньше.


Одно значительное изменение, которое может быть очевидно Путину, состоит в том, что теперь, спустя десять лет, Запад уже не может игнорировать Россию.