У президента Трампа, несомненно, наблюдается необычная форма русофильства. Он окружил себя помощниками, имеющими связи с русскими. Эти помощники в ходе избирательной кампании беседовали с российскими агентами, и некоторые из них сейчас проталкивают сомнительную мирную сделку на Украине. Недавно Трамп зашел так далеко, что приравнял США к кровавому режиму Владимира Путина.

 

Но почему?

 

Вопрос непростой. В своих расследованиях, связанных с Россией, ФБР и комитет сената по разведке должны будут в первую очередь сосредоточиться на том, что произошло — нарушила ли команда Трампа законы, и лгал ли об этом президент. Однако следователям и журналистам, которые совершают благое дело, освещая всю эту историю, также следует иметь в виду и причину случившегося. Это поможет объяснить и все остальное.

 

США никогда не были в подобной ситуации. Другие страны прежде пытались вмешиваться в наши дела — иногда со скромным успехом. Англия и нацистская Германия, например, пытались повлиять на президентские выборы 1940 года, финансируя фиктивные выборы и попытки повлиять на партийные съезды по выдвижению кандидатур. Но никогда еще у президента не было таких загадочных связей с таким враждебным правительством иностранного государства, как путинское.

 

Я насчитал пять возможных причин, объясняющих русофильство Трампа, и они друг друга не исключают.

Первая — это та причина, которую приводит сам Трамп, и вам не следует от нее отмахиваться просто потому, что у него открытая связь с реальностью. Он говорит, что уменьшение трений с Россией было бы для США полезно — и это разумная позиция. Она не так уж и отличается от позиции госсекретаря США Джона Керри, госсекретаря при президенте Бараке Обаме.

 

Керри считал, что Россия, ключевой союзник президента Башара Асада в гражданской войне в Сирии, необходима для прекращения совершаемого Асадом кровопролития. Многие другие чиновники администрации Обамы придерживались мнения, что обращаться за помощью к Путину — пустая затея. Но следует помнить, что Обама никогда не предлагал эффективного подхода к сирийской проблеме. Для любого преемника разумным решением было бы задуматься над тем, может ли Россия помочь сдержать самый серьезный гуманитарный кризис в мире.

 

Безусловно, Сирия не может служить объяснением всех связей Трампа с Россией. Их слишком много, и они слишком зловещи. В совокупности они указывают на следующие три причины — заговоры.

 

Второе объяснение — это бизнес-сговор. Поскольку многие американские банки отказывались выдавать кредиты погрязшей в долгах компании Трампа, ему пришлось искать средства в другой стране — вроде России. «На долю русских приходится довольно непропорциональная часть многих из наших активов», — заявил Дональд Трамп-младший в 2008 году, в частности, упоминая проекты Tramp SoHo (в Нью-Йорке) и в Дубае.

 

Трамп мог бы прояснить этот вопрос, опубликовав свои налоговые декларации. Но поскольку он, в отличие от других современных кандидатов в президенты, этого не сделал, верить ему на слово нельзя — права на презумпцию невиновности он не заслуживает. Самым справедливым было бы предположить, что он имеет в России деловые связи, которые хочет сохранить в тайне.

 

Третье объяснение — это политический заговор, и эта версия находится в центре правовых расследований. Факты, безусловно, вызывают тревогу. Советники избирательного штаба Трампа имели тесные связи с представителями окружения Путина, и некоторые из них беседовали с российскими чиновниками в ходе кампании. При этом правительство Путина руководило кибератаками, проводимыми с целью поддержки Трампа. Если такая координация действий была (а доказательств этого пока нет), это, конечно же, могло бы стать более громким скандалом, чем Уотергейт.

 

Четвертое объяснение — самое неубедительное: идея, содержащаяся в досье, составленном частными детективами, согласно которой у России есть компромат на Трампа. Пока не появятся реальные доказательства, я бы посоветовал вам не обращать внимания на эту теорию.

 

И последний возможный мотив — идеологический альянс — в некотором смысле самый тревожный. Путин не только является лидером, который «очень жестко контролирует свою страну» (что привело Трампа в восторг); Путин также несет за собой идею белого, вдохновленного христианством национализма, согласно которому ислам и «мировые элиты» являются врагами.

В реализации этих задач он не заходит так далеко, как махровые русские националисты. Примерно так же и Трамп лишь заигрывает с альтернативными правыми. В любом случае, эти задачи являются неоспоримым фактом. Как говорит бывший посол в России Майкл Макфол (Michael McFaul), «инаугурационная речь звучала так же, как и то, что я много раз слышал от русских националистов».

 

Стивен Беннон (Stephen Bannon), который стал самым влиятельным советником в Белом доме, явно верит в идеологические альянсы, и Трамп, похоже, вполне не прочь их заключать. После победы на выборах он встретился с самым главным британским националистом Найджелом Фараджем (Nigel Farage) — до того, как встретиться с премьер-министром Великобритании.

 

В последние дни Трамп умерил свою пророссийскую риторику и даже раскритиковал Москву за ее действия на Украине. Поэтому было бы ошибкой думать, что мы знаем всю историю Трампа и России. Но, учитывая то, что нам известно, она представляет собой огромнейшую опасность для американских интересов.

 

Республиканцы, которые управляют сенатом и ФБР, должны проводить свои расследования без того дружеского уважения, которое они до сих пор проявляли к Трампу. Если же они этого не сделают, тогда о том, чтобы правда вышла наружу, придется позаботиться патриотам-разоблачителям и журналистам.