Вчера пришла новость, что Роснефть, гигант, у руля которого находится правая рука Владимира Путина Игорь Сечин, заключила соглашение о сотрудничестве с государственной нефтяной компанией Ливии — NOC. Эта договоренность «закладывает основы для инвестиций в нефтяной сектор» североафриканской страны, которая, несмотря на не утихающий с 2011 года конфликт, сумела сохранить «энергетическое» единство (и, как следствие, финансовое), в особенности благодаря государственной нефтяной компании.


Сделка в Ливии была заключена всего через несколько недель после того, как Роснефть вошла в крупнейшее газовое месторождение Средиземного моря, египетское Зор. В прошлом году компания приобрела 30% акций у Eni (месторождение было открыто итальянской компанией) с возможностью приобрести дополнительно 5%.


Ранее британская BP купила 10% Зор (с опцией увеличения на 5%). В данном контексте не стоит забывать о поездке в начале декабря в Москву генерала Халифа Хафтара, чьи войска контролируют большую часть территорий к западу от Бенгази. Сначала Сирия, потом Египет и Ливия, но также иракский Курдистан: также вчера Роснефть договорилась о приобретении на условиях предоплаты нефти у регионального правительства. Конечно, геополитическая стратегия барреля — не новость для международной дипломатии, но похоже, что Москва руками Роснефти собирает плоды своего посредничества между странами ОПЕК и не входящими в картель государствами.


Благодаря соглашению об ограничении добычи Россия сумела посадить за стол переговоров страны, которые не общались друг с другом годами (Саудовская Аравия и Иран) и в результате заслужила признание других стран, находящихся в очень тяжелой ситуации (Венесуэла, например, но также ряд африканских государств, входящих в картель) из-за слишком низких цен на нефть. В таком контексте средиземноморская и ближневосточная стратегия выглядят абсолютно логично.