Хотя сериал «Карточный домик» я полюбил с самого начала, мне всегда казалось, что сценаристы перегибают палку и что сюжет выглядит неправдоподобно. Теперь, после семи недель правления Трампа, я должен извиниться перед «Карточным домиком». Ничего невозможного, кажется, больше не осталось.


В частности, невозможными уже не выглядят самые пугающие подозрения насчет того, что команда Трампа каким-то образом сговорилась с Россией о вмешательстве в американские выборы. Это — ключевой вопрос, и именно на нем нам сейчас следует сфокусироваться.


Чтобы разобраться в происходящем, нам придется понять, как соединяются множество точек. Будем осторожны: демократам ни в коем случае не следует скатываться к конспирологическому мышлению, которое заставляло некоторых республиканцев верить, что Хиллари Клинтон — преступница, которой грозит судебный приговор, или начинать искать в вашингтонской пиццерии ее секс-рабов. Совпадения тоже иногда случаются, и поэтому я считаю, что генеральному прокурору Джеффу Сешнсу (Jeff Sessions) пресса уделяет слишком много внимания, а бывшему главе избирательного штаба Трампа Полу Манафорту (Paul Manafort) — напротив, слишком мало. Итак, вот десять главных точек:


1. Президент Трамп и его окружение неоднократно — и ложно — отрицали свои связи с Россией. USA Today насчитала не меньше 20 таких отрицаний. При этом известно, что как минимум полдюжины людей из окружения Трампа контактировали с высокопоставленными российскими чиновниками.


2. Очевидных причин для этих контактов не существует. Когда вице-президента Майка Пенса (Mike Pence) спросили 15 января, контактировал ли избирательный штаб Трампа с представителями Кремля, он ответил: «Разумеется, нет. Зачем такие контакты могли понадобиться?» Мы тоже хотели бы это знать, г-н вице-президент.


3. Между одним из компьютерных серверов Trump Organization и российским «Альфа-банком», связанным с президентом Владимиром Путиным, происходил некий обмен данными, объяснения которому стороны до сих пор не дали. Особенно подозрительными многим кажутся 2700 «запросов» на начало коммуникации между компьютерами. Впрочем, некоторые полагают, что речь идет о чем-то невинном, вроде рассылки спама. Определить, кто прав, мы пока не можем.


4. Помимо «постоянных» и «неоднократных» контактов между людьми из окружения Трампа и российской разведкой, о которых сообщают The New York Times и CNN, существуют также данные спецслужб о контактах с российскими чиновниками и данные об отслеживавшихся британскими и голландскими властями встречах в Европе между русскими и представителями команды Трампа.


5. Кристофер Стил (Christopher Steele), авторитетный эксперт по России, ранее работавший на МИ6, подготовил известное досье, согласно которому русские сняли в 2013 году компрометирующие Трампа видеозаписи, а члены команды Трампа вступили с Кремлем в сговор, посвященный вмешательству в американские выборы.


Российский источник, цитировавшийся в досье, утверждал, что эти договоренности были заключены «с полного ведома Трампа и при его поддержке» и что в обмен на российскую помощь «команда Трампа согласилась не поднимать в ходе кампании вопрос о российских действиях на Украине». Бывший директор Национальной разведки США Джеймс Клеппер (James Clapper) подчеркивает, что никаких доказательств такого сговора он не видел, однако, чтобы разобраться в этой истории, необходимо расследование.


6. Трамп демонстрировал на удивление благожелательное отношение к России и назначил людей, дружественно настроенных к Москве, на ряд высоких постов. В ходе кампании он не осуждал вторжение России на Украину.


7. Советник Трампа Роджер Стоун (Roger Stone), по-видимому, заранее знал о предстоящей публикации Россией через WikiLeaks переписки избирательного штаба Клинтон. Еще в августе, за два месяца до того, как были опубликованы электронные письма главы избирательного штаба Клинтон Джона Подесты (John Podesta), Стоун заметил в своем «Твиттере»: «Поверьте, скоро настанет черед Подесты вылететь с работы». В октябре, за шесть дней до обнародования переписки, Стоун написал: «Хиллари Клинтон — крышка. #Wikileaks».


8. По-видимому, Сешнс — ложная мишень. Он вряд ли служил секретным каналом для связи с Кремлем. Намного интереснее в этом отношении Пол Манафорт, давние связи которого с Россией вызывают много вопросов.


9. «Из России притекает много денег», — заявил в 2008 году Дональд Трамп-младший (Donald Trump Jr.). Возможно, Россия получила определенное влияние на Трампа, предоставляя кредиты его организации или другим его предприятиям. Эти подозрения могла бы развеять его налоговая декларация. Без рассмотрения ее любое правительственное расследование будет просто неполноценным.


10. Даже многие республиканцы признают, что нам всем, как выразился президент Джордж Буш-младший, «нужны ответы». Комитеты по разведке Сената и Палаты представителей в основном работают за закрытыми дверями, в то время как нам требуется прозрачность. Сейчас отчаянно необходимо независимое расследование наподобие Комиссии 9/11.


Когда друзья спрашивают меня, в чем, на мой взгляд, дело, я им отвечаю, что, как мне кажется, четких договоренностей о помощи в нечестной победе на выборах между Трампом и Путиным не было. Было нечто более смутное и неоднозначное. Вероятно, Путин просто хотел нанести удар по Клинтон и на победу Трампа не рассчитывал. Однако я не удивлюсь, если команда Трампа в тайне завязывала контакты с русскими и обменивалась с ними информацией. В этом случае в кругу Трампа вполне могли заранее знать о попытках России повредить американскому политическому процессу. Если это так, скандал будет огромным.


Отдельное подозрение у меня вызывают яростные нападки Трампа на прессу и на Барака Обаму, временами заставляющие думать, что у него проблемы с психикой. Журналисты давно знают: если лидер впадает в ярость и начинает сыпать инвективами и угрозами в адрес тех, кто ведет некое расследование, это значит, что расследующие на верном пути.