В общей сложности поступили четыре платежа. Эта шестизначная сумма была предназначена для приобретения мужской и женской одежды. Клиентом был россиянин. Вообще-то, для фирмы Bogner из Мюнхена в этом не было ничего особенного. Премиального класса лыжные костюмы, кожаные куртки или сумки стоят недешево. И к клиентам, которые несколько пренебрежительно относятся к денежным переводам и забывают указывать номер счета или даже имя плательщика, относятся снисходительно.


Тем не менее счет был каким-то образом обработан. Не было также ничего удивительного в том, что оплату производил не сам клиент, а некая фирма с головным офисом в Лондоне, а платеж был осуществлен со счета в Латвии. Бухгалтеры Bogner этому также не придали большого значения.


Закон о борьбе с «отмыванием» денег обязывает к особой осторожности лишь компании из определенных отраслей экономики, например, финансистов, юристов и ювелиров. В отношении индустрии моды таких предписаний нет. Однако упомянутые четыре перевода в адрес Bogner были, насколько известно на данный момент, российскими «грязными деньгами». И теперь эти деньги «отмыли». Произошло это в ноябре 2013 года.


Годом позже журналисты так называемого Проекта по расследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) выявили гигантскую систему по «отмыванию» денег, управлявшуюся, предположительно, из России. Они назвали ее «русской стиральной машиной». После этого у OCCRP и российской «Новой газеты» возникли трудности с доступом к данным, проливающим свет на деятельность системы по «отмыванию» денег. Эту информацию совместно обрабатывали СМИ из 32 стран мира, в частности, Süddeutsche Zeitung и британская Guardian.


Согласно этим данным, с 2010 по 2014 годы из России в страны ЕС было переведено не менее 20,7 миллиарда долларов. Не исключено, что реальная сумма намного выше.


Кому принадлежат такие большие деньги, и почему их потребовалось выводить за границу? «Очевидно, эти деньги либо были украдены, либо имели криминальное происхождение», сказала высокопоставленная представительница латвийских органов по надзору над финансовыми рынками, обратив внимание на результаты расследования OCCRP. Имеются предположения, что за этими махинациями может стоять группа очень богатых олигархов, имеющих также большое политическое влияние. Эти деньги выводились из России по одной и той же, причем довольно затратной схеме:


«Кукловоды» использовали при этом две подставные фирмы, зарегистрированные в Великобритании, во главе которых стояли подставные же директора. Получая деньги, эти фирмы заключали договоры между собой, и одна из них предоставляла другой кредиты, исчислявшиеся миллионами долларов. Однако эти кредиты никогда не погашались — то есть это были классические фиктивные сделки.


В качестве поручителя выступали одно молдавское подставное лицо и одна компания из России. На ее счетах находились «черные деньги». Однако это не мешало «кукловодам» требовать с компании-должника обратные выплаты.


Поскольку наряду с российской фирмой поручителем выступал гражданин Молдавии, они предпочитали обращаться в молдавские суды. Там судьи быстренько принимали решения, и в дело вступали поручители. Однако судьи, по всей вероятности, получали взятки и знали, что речь шла о фиктивных сделках. Как бы то ни было, российская компания переводила «черные деньги» на счета молдавского банка Mordindconbank.


Судебные решения придавали всем этим махинациям легальный вид. Судебные исполнители переводили эти средства далее на счета, открытые британской подставной фирмой в латвийском банке Trasta Komercbanka.


Таким образом деньги попадали в Европу, и после этого их можно было спокойно перераспределять и тратить. В том числе и в Германии. Süddeutsche Zeitung удалось обнаружить в базе данных, содержащих информацию примерно о 70 тысячах операциях по переводу средств, 662 случая, когда деньги с латвийских банковских счетов использовались для оплаты различных счетов в Германии. Компании или частные лица из России, Украины или из Белоруссии покупали в розницу различные товары или заказывали их доставку. Оплату брали на себя подставные фирмы. В общей сложности таким способом на счета немецких компаний и частных лиц попали 66,5 миллиона долларов. Обычно речь шла при этом о товарах класса «люкс»: часах Rolex стоимостью в полмиллиона долларов, дорогих, оттюнингованных автомобилях, дорогой одежде и так далее.


Представители Bogner не отрицают, что получали деньги. Однако, по их словам, у них не было поводов сомневаться в законности оплаты. Хотя странно: британская подставная фирма оплачивала счета одного из немногих российских партнеров? Представители Bogner сообщили, что компания проходит через процедуру реорганизации «с целью повышения транспарентности и оптимизации налоговых рисков».


Однако Bogner была далеко не единственной такой компанией. Кроме покупки товаров категории люкс, лица, занимавшиеся «отмыванием» денег, финансировали также импорт запчастей для различного оборудования, закупку продуктов питания и строительных материалов, направлявшихся в Россию. Один немецкий концерн отправил в Москву 15 тонн слоеного теста. А химический гигант BASF продал туда лаков на сумму более 1,6 миллиона евро. Предприятие сообщило, что не имело никаких подозрений по поводу чистоты заказчика товаров.


Многие немецкие компании, информация о которых содержится в базе данных, не готовы называть имена покупателей и своих деловых партнеров. Так, концерн Rohde & Schwarz, производящий электронное оборудование для полиции, военных и спецслужб, сообщил, что при совершении сделок всегда ориентируется на законы и инструкции. Предположительно, эта компания поставила российским фирмам, участвовавшим в «отмывании» денег, товары на сумму более 950 тысяч евро.


Однако если проследить движение денег по Германии, то можно заметить, что их получали также небольшие семейные предприятия и многочисленные компании-посредники, работающие, к примеру, с промышленными предприятиями. Руководитель одной из таких фирм неуверенно сказал по телефону, что мог бы рассказать многое, но не станет этого делать. На дальнейшие телефонные звонки он не ответил.


Другие открыто признались, что получали намного больше подобных платежей, чем предполагалось изначально. А кто-то, например, неприметные мелкие фирмы, позволял себе услуги дорогих адвокатов, категорически отказывавшихся отвечать на запросы. О результатах расследования данных случаев немецкими властями пока не известно. Федеральное ведомство криминальной полиции сообщило лишь, что не располагает информацией о данной системе по «отмыванию» денег.


В Молдавии же сотрудники местного Центра по борьбе с коррупцией постарались привлечь лиц, участвовавших в деятельность этой «машины», к суду. 14 судьям уже предъявлены обвинения в умышленном вынесении незаконных приговоров и участии в «отмывании» денег.


Расследования ведутся также в отношении четырех судебных приставов и семерых сотрудников банка Moldindconbank. Через него из Русского земельного банка в Европу было переведено около пяти из в общей сложности 20,7 миллиарда долларов. Кстати, членом совета директоров Русского земельного банка тогда был двоюродный брат российского президента Игорь Путин.


В Москве, очевидно, обеспокоены данными расследованиями. По сообщению молдавского парламента, в минувшие месяцы на российской границе и в российских аэропортах были задержаны и подвергнуты многочасовым допросам 25 молдавских чиновников, высокопоставленных военных, проевропейских политиков и даже глава национального Центра по борьбе с коррупцией. Парламент страны также исходит из того, что эти допросы не были случайными.