Уже несколько лет от работающих за границей латышей приходилось слышать, откровенно говоря, странные рассказы, которым я долго не верил: одни и те же продовольственные продукты, даже косметика и бытовая химия в Латвии и Западной Европе отличаются. Кофе под брендом «Х» или стиральный порошок под названием «Y» у нас худшего качества, чем, к примеру, в Германии или Швеции.


И вот, в начале нынешнего года об этом заговорили также СМИ и политики. Масла в огонь подлило исследование экспертов из Словакии. Приобретя одни и те же товары в сетях магазинов в Словакии и Австрии, они в результате лабораторных анализов констатировали существенную разницу по составу и качеству. Таким образом, существование Европы «второго сорта» уже доказано научными методами. Более того, исходя из своего личного опыта, могу сказать, что существует также Европа «третьего сорта». Таковой является Украина — продаваемые там под международными брендами кофе или чай совсем плачевного качества.


Такая сортировка людей на европейцев «первого» и «второго» класса спустя почти 30 лет после падения коммунистических режимов и развала Советского Союза, по меньшей мере, мне кажется оскорбительной и нечестной. Естественно, кофе или стиральный порошок производят не правительства Германии или Швеции, этим занимаются крупные концерны, которым принадлежат брендовые названия продуктов. Однако на то, что аналогичное мышление царит в умах не только предпринимателей, но и политиков Западной Европы, указывают все более громкие разговоры о «Европе двух скоростей». Это поддерживают Бельгия, Франция, Италия, Люксембург, Нидерланды и в особенности находящиеся сейчас у власти в Германии политики. Суть идеи — углубление интеграции между несколькими избранными государствами «ядра Европы».


В реальности это будет означать, что в Европе образуется нечто подобное «правящему центру» и «послушной периферии», которая покупает товары худшего качества, поставляет «центру» столь ценную рабочую силу и еще вдобавок к этому парадоксальным образом заботится о его безопасности. Наглядный пример — самое богатое государство ЕС и НАТО Люксембург. Там внутренний валовой продукт в расчете на одного жителя составляет 100 тысяч долларов США, что приблизительно в четыре раза больше, чем Латвии. В свою очередь, на оборону Люксембург тратит всего лишь 0,4% своего ВВП, в процентном отношении это почти в четыре раза меньше, чем Латвия (1,5% ВВП). Один из авторов такой политики — нынешний президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер, который с 1995 по 2013 годы был премьер-министром Люксембурга. Расходы на оборону Бельгии, Нидерландов и в особенности Германии в процентах от ВВП также в несколько раз ниже, чем у Латвии, которая намного беднее. Единственные расположенные в континентальной Европе страны-члены НАТО, жертвующие на оборону 2% от ВВП, находятся на «периферии» — это Греция, Эстония и Польша. Между прочим, эту неприятную истину канцлеру Германии Ангеле Меркель напомнил в ходе недавней встречи президент США Дональд Трамп.


Это нечестная игра, и она наблюдается также в других сферах. В то время как Латвия борется с бегством от налогов и ограничивает предоставление платных видов на жительство, Италия только что объявила о статусе налогового оазиса и о выдаче Шенгенской (а значит — и латвийской) визы каждому, кто инвестирует в государство 1 миллион евро.


Хочется надеяться, что у политиков «периферии» хватит смелости притормозить этот проект Европы «двух скоростей». Возвращаясь к качеству продовольствия: лучший ответ международным концернам на их произведенные «специально для нас» продукты — выбор местных, латвийских изделий. Мы ведь сами часто утверждаем, что они самые экологичные, самые вкусные, самые полезные, а значит — самые лучшие. Настало время еще последовательнее проводить такую политику покупок в повседневной жизни, так сказать — «бить евро». Те, для кого важнее всего прибыль, другого языка не понимают.