В понедельник пополудни в метро второго по величине города России Санкт-Петербурга произошел кровавый теракт, который унес жизни, по меньшей мере, 14 человек. Ранения получили более 50 пассажиров метро. Кроме этого, было обнаружено и нейтрализовано еще одно взрывное устройство, значительно более мощное, чем взорвавшееся.


Теракт был тщательно спланирован и приурочен к визиту Владимира Путина в Санкт-Петербург. Акции такого масштаба по силам только «серьезным» террористическим организациям, поэтому подозрения падают на сторонников так называемого «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.) или оставшихся чеченских сепаратистов, многие из которых присоединились к ИГ. Есть и другие «интернационалы» радикальных исламистов. В их рядах достаточно подданных бывшего СССР, которые в свое время присоединились к радикалам в Сирии, а теперь хотят отомстить Москве за ее вмешательство в сирийский конфликт на стороне войск Башара Асада.


Можно дискутировать о том, увеличило или уменьшило решение России вмешаться в Сирию угрозу терактов в самой России. Одна из главных официальных причин, которой было обосновано вмешательство в сирийский конфликт, — необходимость отодвинуть борьбу с терроризмом за границы России. Главная версия теракта в Санкт-Петербурге ясна, остается лишь вопрос о конкретных организациях и конкретных исполнителях. Несомненно, это хорошо понимают также руководители многих государств и международных организаций, которые не замедлили выразить сочувствие пострадавшим от теракта и соболезнование близким погибших, а также предложили России разного рода помощь, если она будет необходима.


На таком фоне своеобразной кажется позиция даже не нескольких, а многих лидеров так называемой российской несистемной оппозиции. Вместо того, чтобы постараться как то-то выразить сочувствие своим согражданам, за счастье и светлое будущее которых обещают бороться оппозиционеры (почему-то нет особого желания называть их поименно, каждый интересующийся может ознакомиться с заявлениями этих персонажей в Интернете), они тут же бросились обвинять в организации теракта «кровавый путинский режим» и российские спецслужбы, которым эта акция якобы бы необходима, чтобы отвлечь внимание общества от «массовых протестов против коррупции в правительстве России» и «закрутить гайки» для оппозиции. Заявлять нечто подобное могут додуматься разве что официальные СМИ Украины и отдельные энтузиасты Twitter, в том числе и в Латвии.


Факт, что в таких заявлениях нет никакой логики, и то, что они свидетельствуют, как минимум, о тотальном незнании ситуации в России, авторов не смущает. Точно так же, как и не смущает отсутствие хотя бы элементарного уважения к жертвам терактов. Будь это отдельный случай, его еще можно было бы игнорировать, но так как это не демарши каких-то чудаков, то невольно возникают нелестные размышления о так называемой российской либеральной оппозиции, ее качестве и целях.