Ханс Бликс (Hans Blix), бывший министр иностранных дел ШвецииВозможно, сигналы администрации Трампа о готовности терпеть Асада воодушевили сирийское правительство двинуться в атаку и использовать газ против собственных граждан ради достижения военных выгод. Также, похоже, причины удара Трампа крылатыми ракетами по аэродрому в Сирии кроются во внутренней политике США. В любом случае, вместо этого после газовой атаки Совету Безопасности на самом деле надлежало инициировать расследование согласно Уставу ООН, делает вывод Ханс Бликс (Hans Blix), бывший министр иностранных дел Швеции и бывший инспектор ООН по контролю над вооружениями в Ираке.


В целом представляется вероятным, что газовая атака была произведена воздушными силами правительства Сирии, но хотелось бы, чтобы беспристрастная группа ООН провела расследование с целью это установить, а также ответить на вопрос, был ли во время атаки использован зарин, или же только хлор.


Стороной правительства могло двигать желание быстро сломить сопротивление и получить более полный контроль над большей частью территории Сирии. Также правительство могло рассчитывать на то, что газовая атака затруднит для других сторон, включая США, процесс начала переговоров под эгидой ООН о прекращении огня и условиях заключения мира. Если таких переговоров не случится и впредь, это позволит режиму просто добиться победы военными методами, предоставив борьбу с ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России — прим. пер.) другим.


Не исключено, что сигналы администрации Трампа о готовности терпеть Асада воодушевили сирийское правительство пойти в атаку, чтобы добиться больших военных успехов.


Хотя фактических доказательств, указывающих на то, что повстанцы могли организовать газовую атаку, пока нет, у них также мог быть мотив «подстроить» ее, чтобы переложить вину на Асада. Администрация Трампа дала понять, что она больше не выступает категорически против сценария, в котором Асад играет какую-то роль. Повстанцы, подконтрольные «Аль-Каиде» (террористическая организация, запрещена в России — прим. пер.), должно быть, хотели бы развернуть этот новый курс США в другую сторону и побудить США к активному военному вмешательству против правительства, например, путем создания «зон безопасности».


Представляется вероятным, что основной мотив проведения ракетной атаки США коренится во внутренней политике страны. С ее помощью предполагалось показать, что Трамп — это президент, который действует, в то время как в Обама ничего не сделал после газовой атаки вблизи Дамаска в 2013 году. Этот ход может сработать. Быстрая и пропорциональная карательная мера удовлетворит многих из тех, кто чувствует правомерное возмущение по поводу использования газа.


В США большинство поддерживает идею того, что страна должна быть готова выступать в роли мирового прокурора, судьи и исполнителя приговора. В таком случае процедура разбирательства и приведения приговора в исполнение может быть втиснута в несколько дней, тогда как действия в рамках ООН могут потребовать много времени и при этом ни к чему не привести.


Люди также могут проглотить заявление, что Обама ничего не делал после газовой атаки в 2013 году, что подорвало доверие к США. Подобная критика распространена, но несправедлива. Обама, хоть и неохотно, но был готов — даже без одобрения ООН — «наказать» правительство Сирии за использование химического оружия и тем самым перейти «красную линию», которую он же провел. Позвольте мне привести несколько существенных причин, по которым он воздержался от карательной бомбардировки:


— Самое важное: к чему привели бы военные действия? К увеличению масштабов войны с участием американских солдат? Кто горшок разобьет, тот и деньги возьмет!


— Трудно было ожидать, чтобы Совет Безопасности одобрил это и узаконил согласно Уставу ООН.


— В этой войне США оказались бы в одиночестве. Парламент Великобритании, осознав, что был введен в заблуждение, когда согласился в 2003 году на войну в Ираке, не позволил бы Великобритании участвовать в новых военных действиях США без одобрения ООН.


— Конгресс США этого бы не одобрил.


— Если неразумно было проводить красную линию, не было ли бы еще более неразумным реагировать на угрозу, на которой не следовало заострять внимание?


Более того, некорректно говорить, что Обама ничего не сделал. Вывоз химического оружия из Сирии был результатом замечательного сотрудничества ООН и ОЗХО, инициированного США и Россией. В разгар гражданской войны большие объемы химического оружия были собраны, а затем уничтожены. Это стало большим достижением, даже если о каких-то запасах и не сообщалось и они могли быть использованы сейчас (в 2017 году).


У недавней ракетной атаки США есть и другие минусы, кроме тех, о которых было сказано выше.


Признает ли мир в целом Дядю Сэма в роли мирового шерифа, который сам быстро оценивает доказательства и действует, когда сочтет нужным? Давайте вспомним, как после атаки «Аль-Каиды» на посольства США в Найроби и Дар-эс-Саламе в 1998 году администрация Клинтона приказала нанести ответные удары по предполагаемым тренировочным центрам «Аль-Каиды» в Афганистане и предположительно связанной с «Аль-Каидой» фармацевтической фабрике в Судане. Выяснилось, что разведданные относительно фабрики были ошибочны. Позже США заплатили компенсацию за нанесенный ущерб (но не принесли извинений). Быстрое возмездие, возможно, популярно, но может опускать элементарные необходимые процедуры правосудия.


Действие, чьей целью заявлено исключительно наказание за использование химического оружия, кажется циничным, это словно сказать воюющим: продолжайте воевать, как вам заблагорассудится, но смотрите, чтоб было чисто!


Далее, правительство, которое решает наказывать за применение химического оружия, но оставляет за собой право использовать ядерное, рискует показаться лицемерным.


Итак, какие действия следовало бы предпринять после недавней газовой атаки в Сирии? Надлежащей процедурой, согласно Уставу ООН — в создании которого важную роль сыграли США, — стала бы инициация расследования и последующих действий Советом Безопасности. Я рад, что Швеция ясно выразила именно такую точку зрения в Совбезе 7 апреля 2017 года. С Россией и Китаем, возможно, возникли бы затруднения, но благодаря некоторому терпению можно было бы достигнуть соглашения, как это случилось после применения газа в 2013 году. Безусловно, ООН — это далеко не эффективный режим правления для всего мира, но Устав запрещает членам организации угрожать и применять силу по отношению друг к другу, и эти ее основные правила, равно как и статус Совета, подрываются, когда какая-то сильная держава их игнорирует и действует по своему усмотрению.


Что же теперь? Есть риск, что США будут чувствовать себя вынужденными продолжать дальнейшие военные действия против сирийского правительства, вместо того чтобы присоединиться к мирным переговорам под эгидой ООН. Риски, связанные с таким поведением США, будут велики. Война может вступить в новую фазу и привести к прямой конфронтации между США и Россией.


Возможно, администрация Трампа считает, что у их ракетной атаки в Сирии есть дополнительное преимущество в том, что она стала предостережением КНДР: «Если вы не сдадитесь и не свернете ядерные вооружения, мы можем предпринять военные действия…». В последние дни США интенсифицировали свою угрозу, направленную против Северной Кореи, послав в регион больше морских сил. Не похоже, что угроза сработала. Не исключено, что руководство Северной Кореи заключило, что ядерное оружие им теперь еще более необходимо. Что касается проблемы Северной Кореи, так же как и проблемы войны в Сирии, чтобы найти главный ответ, здесь сейчас скорее нужно больше дипломатии и переговоров, чем ракет.

 

Ханс Бликс (Hans Blix) — бывший министр иностранных дел Швеции, (1978-1979), генеральный директор МАГАТЭ (1981-1997) и глава Комиссии ООН по наблюдению, контролю и инспекциям (2000-2003). Критикует Буша за действия в нарушение Устава ООН при нападении на Ирак.