Хороших вариантов для решения ядерной программы Пхеньяна нет. Но военный вариант — безусловно, наиболее тревожный.


Ядерная программа Северной Кореи на протяжении десятилетий вызывает серьезную озабоченность международного сообщества, и не напрасно. Вопреки распространенному мнению, проблема не в том, что режим непредсказуем и иррационален. Напротив, он доказал свою приверженность неуклонному продвижению развития оружия, и расчетам в использовании этого развития для обеспечения своего выживания и получения таких выгод, как помощь. Его экстравагантные угрозы, испытания и другие провокации были последовательными в своем повторении, хотя не всегда в сроках или природе. После провала сделки по принципу «помощь в обмен на денуклеаризацию», и затем шестисторонних переговоров по этому вопросу, международное сообщество пришло к соглашению относительно программы и своей неспособности эффективно решить этот вопрос.


Тем временем, Северная Корея продвигается к своей цели — созданию ядерной боеголовки на ракете дальнего радиуса действия, которая может достичь США. Команда Обамы, чье «стратегическое терпение» было не столько политикой, сколько признанием ее отсутствия, предупредила новую администрацию, что Пхеньян является главным приоритетом национальной безопасности. Обычно, новый подход приветствуется.


Но Дональд Трамп не обычный президент. То, как этот Белый дом может решить вопрос ядерной программы Пхеньяна, становится более серьезным поводом для беспокойства, чем сама программа. Заявление Трампа о том, что США сделают это сами, если Китай не поможет решить эту проблему, вызывает глубокое беспокойство, особенно учитывая замечание госсекретаря Рекса Тиллерсона о том, что военные варианты не исключены. Союзники глубоко обеспокоены.


Трудно переоценить, насколько опасным мог бы быть упреждающий удар. Маловероятно, что США смогут идентифицировать и уничтожить все объекты и материалы — тем более, что Северная Корея теперь имеет возможность осуществлять пуск с подвижной ПУ. Не стоит полагать, что режим рухнет или уступит, даже если его лидера не станет. Высокопоставленные чиновники могут прийти к выводу, что их перспективы будут мрачными в любом случае. Густонаселенные районы Южной Кореи, включая Сеул, и Японии (обе страны — союзники США), находятся в пределах досягаемости. Даже обычное оружие может опустошить эти страны.


Время высказываний Трампа, совпадающее с его встречей с китайским коллегой Си Цзиньпином в Мар-а-Лаго на этой неделе, говорит о том, что их следует расценивать, прежде всего, как попытку оказать давление на Китай. Обзор вариантов США в Северной Корее его помощниками по национальной безопасности, завершенный накануне встречи с Си Цзиньпином, рекомендует ввести санкции и убеждать Пекин действовать более активно. Другие варианты, в том числе, наращивание противоракетной обороны в Японии и Южной Корее, и без того являются сложной темой для Китая.


Отношения Китая со своим союзником всегда были напряженными и все более враждебными. Китай не может приструнить Северную Корею, хотя Пекин, возможно, мог бы вызвать ее крах, но он не хочет, чтобы рядом появилось несостоявшееся государство. Альтернативы гражданской войне в ядерном государстве — отправка потоков беженцев через границу, — или американские войска на ее пороге в объединенной Корее, абсолютно не подходящие.


Непредсказуемость Трампа может сконцентрировать внимание на Пекине. Но если он думает, что Си внезапно сменит курс, особенно сейчас на фоне резких заявлений США о торговле, Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, то ему стоит подумать еще раз. Китай, возможно, согласится на более жесткую позицию в отношении Северной Кореи, если Трамп ослабит хватку в других сферах. Но больших и легких побед не будет.


Возможно, Трамп обдумывает другие способы: оказывать давление на китайские фирмы, которые ведут дела с Пхеньяном; дальнейшее использование кибер-и электронных ресурсов для взлома программы; даже, возможно, переговоры. В качестве кандидата, он предположил, что может встретиться за гамбургером с Кимом. Самая лучшая перспектива заморозки — к сожалению, не закрытия — ядерной программы Северной Кореи — это переговоры, каким бы неприятным вариантом это ни казалось.


Но помощники Трампа сейчас обсуждают такие перспективы. Его тщеславие и унизительная (если угодно) неспособность произвести замену реформы здравоохранения Обамы, безусловно, увеличивает риск того, что он ищет очевидную «победу», которая позволит ему выглядеть сильным. Похоже, он полагает, что искусство сделки заключается в том, чтобы заставить других ее соблюдать. Все это никак не говорит об обдуманных мерах (в идеальном варианте, совместно с другими странами), и может привести к безрассудным и даже катастрофическим действиям. Аналитики отмечают, что Ким Чен Ын разделяет любовь своего отца к стратегической эскалации, но предупреждают, что неясно, знает ли он, как найти способы ее снижения. Страшно то, что то же самое можно сказать и о Дональде Трампе.