Последние события дают шанс на формирование нового мирового порядка и возвращения США к своей ведущей роли на планете. Между тем, многое зависит от отношений между Вашингтоном и Москвой.


В последние полторы недели произошел ряд событий, позволяющих сказать, что Трамп действительно является президентом Соединенных Штатов. Спустя два месяца после вступления в должность новый хозяин Белого дома перестал вести себя так, словно он продолжает избирательную кампанию. Трамп наконец стал управлять государством. Не все еще гладко, но впервые заметны признаки серьезной работы новой администрации. Происходит активное формирование внятной международной повестки. Происходит возвращение Америки в качестве самого влиятельного игрока мировой сцены. И эти шаги отнюдь не ведут мир к глобальной войне, как пытаются утверждать некоторое противники Трампа.


Трамп начинает избавляться от своих одиозных назначений. Он снял с должности Майкла Флинна, отдалил от себя Стива Баннона. Три руководителя, государственный секретарь Рекс Тиллерсон, помощник по национальной безопасности Герберт Макмастер и министр обороны Джеймс Мэттис — серьезные республиканцы, обладающие жестким подходом — взяли на себя формирование внешней политики в администрации Трампа. Предвыборный лозунг «Америка прежде всего» отброшен в сторону. Вместо этого новая администрация много и совершенно оправданно занимается международными вопросами.


Решение атаковать в Сирии было продуманным и удачным. Всего один успешный ход позволил Трампу вернуть США их международный статус и получить широкую поддержку как в американском обществе, так и за рубежом. В Израиле убеждены, что Россия позволила Асаду использовать химическое оружие. В Белом доме утверждают то же самое, хотя Мэттис и Пентагон выражаются не столь однозначно. Ясно одно: американская атака стала демонстрацией уязвимости Асада, почувствовавшего себя безнаказанным. Отныне вряд ли он и его русские покровители посмеют извлекать из тайных складов нервно-паралитический газ.


Москва и Вашингтон обменялись резкими заявлениями, что создало впечатление тяжелого кризиса в отношениях между двумя странами. Однако, по всей видимости, международная политика Трампа ведется в двух плоскостях — декларативной и практической. Громкие декларации в социальных сетях и взвешенные переговоры в Москве государственного секретаря Тиллерсона. Тиллерсон, опытный бизнесмен, провел двухчасовую встречу с Путиным. Для Трампа атака в Сирии стала также возможностью отвести подозрения в том, что он подвергается шантажу со стороны русских. Некоторые даже поспешили развить теорию заговора, будто именно с этой целью Трамп атаковал силы Асада, а Кремль изобразил гнев. Якобы поэтому Россия не стала перехватывать американские томагавки. Но правда заключается в том, что российские силы, дислоцированные в Сирии, не способны отражать ракетные атаки с моря. Тем не менее подозрения о связи Трампа с Россией все еще не развеяны до конца. Следствие ФБР продолжается.


Путин очень боится того, что американский президент сделает ему то, что он сделал Соединенным Штатам: обнародует информацию о подлинных масштабах капитала, которым владеет президент России. Путин хочет, чтобы Трамп оставался на своем месте, это гарантирует ему безопасность, полагает Алон Бен-Давид. Он позволит Трампу набирать очки в его международных шагах, чтобы обеспечить его выживание. На этом фоне возрастает роль «тройки» (госсекретаря, министра обороны и помощника по национальной безопасности). Эти люди обязаны обеспечить своей стране независимую политику в отношениях с Москвой.