Многое изменилось, и сегодняшняя ситуация на международной арене развивается уже против воли президента России Владимира Путина, который полагает, что после того как США нанесли удар по аэропорту «Шайрат» в наказание за использование сирийским режимом химического оружия против мирных жителей города Хан Шейхун, Россия не в силах спасти Асада. Когда стало очевидно, что возможности Москвы ограничены и эта задача практически невыполнима, Путин был вынужден принять решение, которое имело большое значение не только для России и Сирии, но и для всего мира в целом. Можно сказать, что сегодня у него нет иного выбора, кроме как добиваться сбалансированного урегулирования сирийского конфликта, достичь соглашения с сирийской оппозицией, гарантируя при этом, чтобы оно учитывало интересы российской стороны. В то же время такое соглашение неизбежно, поскольку урегулирование конфликта означает признание прав и выполнение требований сирийского народа. В противном случае ей придется ограничиться ролью наблюдателя, и тогда Асада ждет поражение. По мнению Путина, проиграет и Россия, будучи не в состоянии сделать что-нибудь для сирийского президента и его страны. В этой связи уместно вспомнить слова Шекспира «пошел за шерстью, а вернулся стриженым».


В настоящее время Путин пытается приспособиться к последствиям ракетного удара США, поскольку последний продемонстрировал реальный статус России. Москва работает над переоценкой роли своей армии в конфликте. Это означает, что она уходит от прямого участия в боевых действиях и делает ставку на посредников. Это Иран, его наемники и армия Асада, которую Москва решила оснащать различными видами оружия, как предполагается, для того чтобы дать ей возможность ответить на действия США в течение того периода, который необходим, чтобы убедить их, что исход конфликта не будет зависеть только от решений Белого дома. Другими словами, в то время как Вашингтон предпочел действовать не через посредников, а принять непосредственное участие в войне, последние шаги Кремля демонстрируют, что отныне он будет прибегать к посредничеству других сил, даже если ими окажутся террористические группировки, подчиняющиеся Ирану. Все это — для того чтобы продолжить войну и гарантировать, что любой военный или политический удар по сирийскому режиму не станет ударом по России и ее армии, поскольку она не хочет рисковать и ввязываться в конфликт с армией США.


Помнится, Путин заявлял, что, согласно расчетам, исход сирийского конфликта будет решен в течение трех, максимум шести месяцев. Он полагал, что Вашингтон продолжит проводить политику невмешательства в сирийском вопросе, что позволит России занять главенствующую позицию в Сирии, положить конец революции и спасти Асада. Предполагалось, что когда Вашингтон выйдет из комы, то поймет, что уже не в состоянии изменить ситуацию и у него нет иного выбора, кроме как подчиниться новому мировому лидеру президенту Путину. Он, предопределив такой исход конфликта, одержит тем самым победу над народом Сирии и США. Как следствие, Вашингтон будет вынужден пойти на любые уступки по международным вопросам, будь то относительно Украины, Крыма или Восточной Европы.


Однако расчеты Путина в отношении Сирии не оправдались. И теперь он сталкивается с американским вмешательством, не видя, что, изменения в военной тактике, а именно ставка на ведение войны руками Ирана, Асада и наемников из числа салафитов, возможно, приведет к затягиванию конфликта на неопределенное время и включению в него США. Россия забывает, какие тяжелые потери понесла ее армия: только во время боев за Пальмиру с 1 по 19 февраля число убитых и раненых достигло 172 человек.


Вряд ли Путин в своих расчетах предполагал, что американцы примут непосредственное участие в войне в Сирии и сделают своей целью свержение Башара Асада, осознав, что война против терроризма не увенчается успехом, пока он находится у власти. Что в таком случае будет делать Кремль, ведь, похоже, что США не изменят своей политики в ближайшем будущем? Сможет ли он защитить свои позиции в Сирии, ведя войну опосредованно, после того как ее армия уже оказалась там в ловушке?


Важным остается следующий вопрос: приведет ли ошибка Путина к поражению сирийского режима и России, или же последняя откажется от поддержки Асада и начнет искать такой способ урегулирования кризиса, чтобы все стороны конфликта сочли его справедливым, и тогда Москва убедится в том, что лучшая победа эта та, которая удовлетворяет все стороны?