В июле 2014 года США заявили о том, что Россия нарушила Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, подписанный в 1987 году, проведя испытания крылатых ракет наземного базирования (КРНБ) с дальностью полета от 500 до 5500 километров.


Несмотря на многолетние дипломатические усилия администрации Обамы, Россия не продемонстрировала готовности снова начать соблюдать его условия. Несмотря на массу доказательств, представленных американской разведкой, россияне продолжают притворяться, что нелегальных ракет просто не существует.


Как сообщило издание New York Times в феврале, сейчас Россия развертывает новые КРНБ на западе страны, повышая угрозу для союзников США и американских военных в Европе.


Хотя мы продолжаем отдавать предпочтение дипломатическим попыткам убедить Россию в необходимости соблюдать условия Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, сейчас пришло время для решительного и пропорционального ответа на нарушения России. Этот ответ должен нейтрализовать все стратегические преимущества, на которые Москва рассчитывает, и сохранить целостность наших важнейших альянсов.


Этот договор является не просто двусторонним соглашением между США и Россией, но и краеугольным камнем безопасности и стабильности наших союзников в Европе и Азии. Поэтому наш ответ должен разрабатываться в тесном сотрудничестве с нашими союзниками — особенно нашими европейскими союзниками — посредством НАТО. Мы должны убедить наших союзников по НАТО разделить с нами бремя реализации ответных мер.


С дипломатической точки зрения, мы сможем эффективнее всего сохранить сплоченность, предприняв меры в соответствии с этим договором, доказав, таким образом, что именно Россия продолжает нести ответственность за все нарушения.


У России была возможность на законных основаниях выйти из этого договора, но она решила этого не делать — к примеру, США официально вышли из Договора о противоракетной обороне в 2001 году. Вместо этого Россия решила нарушать этот договор втайне, надеясь избежать политических последствий, которые повлекли бы за собой официальный выход. Но ее поймали. И у нас нет никаких причин спускать ей это с рук.


Есть несколько эффективных мер, которые мы можем предпринять. Во-первых, администрация должна ускорить модернизацию американских стратегических систем доставки ядерного боеприпаса, в особенности это касается новых ядерных крылатых ракет воздушного базирования большой дальности (LRSO).


Россия разрабатывает все более сложные системы противоракетной обороны. LRSO даст нам возможность преодолевать их системы ПРО. Они дадут нам возможность угрожать ключевым российским объектам, расположенных в нескольких тысячах километров от ее границ, и нивелировать способность России наносить удары в глубине обороны, которую она обрела, развернув нелегальные КРНБ средней дальности.


Во-вторых, мы и наши союзники должны усовершенствовать наши обычные средства нанесения ударов с воздуха и моря. США следует разработать неядерный вариант LRSO, который сможет доставлять неядерный боезаряд в условиях наличия систем обеспечения применения средств ПВО.


Мы должны помочь нашим союзникам усовершенствовать их обычные средства нанесения ударов с воздуха и моря, наладив продажу ракет класса «воздух-земля» с инерциально-спутниковым наведением и ИК наведением увеличенной дальности и крылатых ракет «Томагавк».


В-третьих, мы должны напомнить России, что НАТО является ядерным альянсом, обладающим потенциалом и политической волей для противостояния ядерной угрозе, которую представляют собой нелегальные российские крылатые ракеты. На саммите в Варшаве в июле прошлого года лидеры НАТО договорились принять ряд мер для повышения боеготовности сил альянса.


НАТО следует реализовать все эти инициативы и убедиться в том, что у Москвы не осталось иллюзий относительно того, что она сможет нанести ограниченные ядерные удары для «деэскалации» обычного военного конфликта.


В-четвертых, США и НАТО должны развернуть ограниченные системы обороны для противостояния крылатым ракетам, чтобы защитить ключевые объекты альянса на случай конфликта с Россией, что снизит эффективность российских нелегальных КРНБ. Однако нам не следует перенаправлять наши баллистические ракеты против России (и отводить их от Ирана и других ближневосточных угроз). Это обойдется нам очень дорого и будет в техническом смысле очень сложно, а также может подорвать основы нашей стратегической стабильности.


Все эти шаги мы можем совершить, не нарушая условий Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и СНВ-3 и воспользовавшись уже существующими средствами и программами. Мы не рекомендуем США разрабатывать и разворачивать свои собственные КРНБ средней дальности, чтобы противостоять нарушениям России.


Помимо того, что их разработка потребует очень больших финансовых и временных затрат, решение США развернуть КРНБ средней дальности в Европе может вызвать мощное политическое сопротивление, как это было в начале 1980-х годов, и дать России лишний повод для нарушений. Потребности армий США и их союзников можно удовлетворить посредством крылатых ракет, запускаемых с воздуха или с моря, не повышая риск политической конфронтации.


Мы также не рекомендуем выходить из СНВ-3 и других соглашений по контролю над вооружениями в ответ на нарушения Россией Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Россия продолжает выполнять требования СНВ-3. Дальнейшее выполнение требований этого договора входит в список национальных интересов США, а односторонний выход США из этого договора вызовет тревогу у наших союзников.


Если возникнут вопросы о невыполнении условий СНВ-3, их можно будет решить посредством механизмов, прописанных в этом договоре.


Александр Вершбоу — старший научный сотрудник Центра международной безопасности имени Брента Скоукрофта (Brent Scowcroft Center on International Security) при Атлантическом совете. Он занимал пост посла США в НАТО (1998-2001), в Российской Федерации (2001-2005) и в Республике Корея (2005-2008). С февраля 2012 по октябрь 2016 года он был помощником генерального секретаря НАТО.

Фрэнк Роуз — приглашенный старший научный сотрудник Центра международной безопасности имени Брента Скоукрофта при Атлантическом совете. Он работал заместителем госсекретаря по контролю над вооружениями, проверке и соблюдению соглашений (2014-2017). С 2009 по 2014 год Роуз был помощником заместителя госсекретаря по космической и оборонной политике.