В прошлом понятие соседи означало лишь то, что оно означает, однако сегодня концепция соседства включает в себя расширенный круг вопросов, при решении которых, как правило, обидчивая России часто сталкивается с Соединенными Штатами — со своей Немезидой среди великих держав и бывшим врагом периода холодной войны. Американо-российские отношения вступили в период новой холодной войны. Этот период, судя по всему, будет долгим, он продолжится и после ухода Путина с политической сцены, хотя у него имеются неплохие шансы на то, чтобы продолжить править еще в течение десяти лет. С американской точки зрения, Россия при Путине ужасно вела себя в течение десятилетия. Она вторглась на территорию Грузии в конце правления администрации Буша-младшего и сегодня оккупирует части этой независимой нации.


К моменту окончания президентства Обамы Россия захватила Крым и способствовала развязыванию опосредованной войны в восточной Украине. Кроме того, она угрожает нашим союзникам по НАТО в Прибалтике и размещает оружие в нарушение двусторонних договоров в области контроля над вооружениями. В самое сложное для Асада время, когда Америка сидела сложа руки, Путин направил экспедиционные силы в Сирию, изменил соотношение сил в ведущейся там войне и укрепил силовую составляющую позиции России в районе Средиземного моря Ближнего Востока.


Всегда сложно ответить на вопрос, что же именно стоит за агрессивными шагами России. В течение веков мощные соседи России на Востоке и на Западе предпринимали попытки завоевать эту огромную евразийскую территорию. Последним соседом, напавшим на Россию (тогда она называлась Советским Союзом) была Германия. В результате этой агрессии погибли 20 миллионов советских граждан. Потери России составили почти треть от общего количества жертв Второй мировой войны.


Подобные повторяющиеся вторжения способствовали формированию авторитарных правительств с характерной отметкой на их коллективных плечах. Отношение России к своим соседям было кратко сформулировано в ленинской фразе «kto kogo» — то есть, кто будет господствовать над кем.


И цари, и комиссары настороженно наблюдали за балансом сил в Европе и в Азии, а также за своими менее крупными соседями по периметру своих обширных границ.


При наличии сомнений поглощение, подрывная работа и доминирование всегда будут образом действий России, ее modus operandi.


Чувство унижения, испытанное в момент развала Советского Союза Путиным, бывшим офицером КГБ, chekist'ом, и его приближенными, оказалось очень глубоким, и оно проявляется в многочисленных столкновениях по важным и второстепенным вопросам с бывшими Советскими Республиками, или с «ближним зарубежьем», как их называют в России.


Присутствие русской диаспоры во многих бывших советских республиках часто способствует повышению напряженности, и то же самое относится к существующему в восприятии России «праву» оказывать влияние на ситуацию в соседних государствах.


Испытываемый Россией страх, унижение и стремление к доминированию определяют подход Москвы к российско-американским отношениям.


Расширение НАТО — его целью было поддержка демократизации восточноевропейских государств — усугубило унижение Путина и породило проблемы в отношениях между новыми членами НАТО и Россией.


Наша борьба против «Аль-Каиды» и «Исламского государства» (запрещенные в России организации — прим.ред.) рассматривалась как еще одно доказательство нашей агрессивности и стремления к доминированию. Наши стремление оказать помощь попавшим в сложное положение демократиям часто воспринималось как вмешательство худшего толка, как попытка устроить «цветные революции», и именно в этом Путин обвинял госсекретаря Хиллари Клинтон.


В период правления такого рассудительного и склонного к применению мягкой силы президента как Барак Обама, впервые попытавшегося провести перезагрузку американо-российских отношений, Путин воспользовался предоставленной возможностью для достижения преимущества в Сирии и на Украине. Он также укрепил российские вооруженные силы и добился значительного прогресса в области ядерных вооружений, ракет, новых танков и сил специального назначения.


Вездесущие российские «маленькие зеленые человечки» появились на Украине и в Сирии. Российское кибероружие часто используется и оказывает вредоносное воздействие внутри Соединенных Штатов, а также в странах, которые являются нашими союзниками.


Осуществленный президентом Трампом удар в Сирии с использованием крылатых ракет, а также прогресс на поле боя в районе Ракки позволили восстановить часть инициативы в Сирии, однако остается неясным, как долго эта подтвержденная американская сила сохранит там свое влияние. Продемонстрированная недавно твердая, пронатовская позиция президента Трамп и госсекретаря Тиллерсона в отношении России служит хорошим предзнаменованием в том, что касается контактов с Путиным и его правительством.


Из-за проблем, частично обусловленных Путиным и частично Россией, наши будущие отношения с этой страной будут представлять собой активное соперничество, а пока их можно охарактеризовать как ограниченное сотрудничество. Частично пересекающиеся и общие интересы, а также экономическая слабость России позволяют говорить о том, что напряженность не будет перерастать в конфликт.


Россия может позволить себе авантюры, однако о развязывании преднамеренной войны не может быть и речи.


С учетом особенностей России и Путина, Соединенным Штатам необходимо иметь общую концепцию для координации отдельных направлений в политике, разрабатываемой командой Трампа. Если говорить упрощенно, то Соединенные Штаты должны:

— проводить твердую политику в отношении России, но стараться не унижать ее;


— заниматься поиском общих или частично совпадающих интересов в Сирии, а также в других конфликтных регионах, в том числе на Украине и в Грузии;


— укреплять союзнические отношения в Европе и в северо-восточной Азии. Не следует вынуждать союзников искать покровительства у русских;


— продолжать укреплять сдерживающую позицию НАТО в Центральной Европе;


— возобновить двусторонние переговоры в области контроля над вооружениями. Россия и Соединенные Штаты снизили напряженность и сэкономили миллиарды с помощью контроля над вооружениями;


— поддерживать наилучшие отношения с Китаем. Трехсторонняя политика может быть полезной, однако в таком случае существует риск политической манипуляции со стороны других держав.


— без особой огласки сообщить Москве о том, что мы не собираемся проводить дальнейшее расширение НАТО за счет включения в альянс тех стран, которые раньше были частью Советского Союза.

В конечном итоге, Россия — это не Канада, и она никогда не будет дружественным государством. Даже когда Путин окажется в доме для престарелых чекистов, российско-американские отношения не станут безмятежными.


Россия будет оставаться заложницей своей истории, а также жертвой своего авторитарного стиля правления.


Соединенные Штаты смогут добиться успеха, если мы будем избегать войны и воздействия негативных моментов, порожденных токсичной российской политикой и тем евразийским пространством, которое она занимает.


А пока можно считать бонусом, если мы иногда будем находить общие или частично совпадающие интересы.


Джозеф Коллинз является директором Центра комплексных операций Университета национальной обороны (Center for Complex Operations at the National Defense University). Он — полковник в отставке Сухопутных войск США, в период с 2001 года по 2004 год он был заместителем помощника министра обороны и отвечал за проведение операций по укреплению стабильности.


***

Высказываемые авторами статей мнения являются их собственными и не обязательно отражают точку зрения Национального университета обороны, журнала The Hill, Министерства обороны или какого-либо другого правительственного ведомства.